Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2016/sep2016/pola-s03.shtml

Польское правительство ПиС поощряет антисемитизм

Клара Вайс
3 сентября 2016 г.

Польское правительство призывает переписать историю, стремясь приуменьшить участие Польши в антисемитских преступлениях. В центре кампании право-консервативного правительства в Варшаве является обеление погрома в селе Едвабне на северо-востоке Польши. Там, летом 1941 года, польские антисемиты с согласия немецких оккупационных властей убили более 350 евреев.

Министр образования Анна Залевска заявила в телевизионном интервью, что ей не ясно, кто несет ответственность за погром в Едвабне, также как и за другой погром в Кельце летом 1946 года. Незадолго до этого Ярослав Жарек, новый директор государственного Института национальной памяти, отрицал ответственность польских националистов за погром в Едвабне.

Вскоре после этого правый историк Эва Курек из Люблина объявила о планах собрать в течение лета подписи под петицией, призывающей к эксгумации останков жертв погрома в Едвабне. Мэр Едвабне Майкл Хаевский поддержал идею эксгумации, пишет Gazeta Wyborcza: «Да, я бы сделал это. Необходимо уточнить, сколько людей было убито и чьими руками, чтобы преодолеть сомнения».

Эксгумацию останков планировалось провести в 2001 году, когда правительство возглавлял Лех Качиньский. Но из-за протестов по всему миру план был свернут. Еврейская религия запрещает эксгумацию трупов, считая её осквернением мертвых. Представители еврейских организаций в Польше и за ее пределами неоднократно выступали против эксгумации.

До начала Второй мировой войны еврейская община в Польше была самой большой в Европе, насчитывая 3,5 млн. человек. Практически в каждом польском городе еврейское население составляло от 30 до 50 процентов от общего числа горожан, а в некоторых местах даже больше. Польша еще оставалась страной с преобладанием сельского хозяйства, и еврейская община составляла 10 процентов от населения страны.

В годы Второй мировой войны нацисты оккупировали Польшу и превратили её в центр по уничтожению европейского еврейства. Все шесть [предназначенных для этого] концлагерей (Освенцим, Треблинка, Хелмно, Собибор, Майданек и Белжец) были расположены на территории современной Польши. Приблизительно 350 тысяч польских евреев пережили войну, большинство из них — находясь в Советском Союзе. По меньшей мере 1,5 миллиона евреев из разных стран Европы были перевезены в лагеря в Польше и убиты в них.

Польские антисемиты проводили погромы еврейского населения до, во время и после войны. Погром в Едвабне, который произошел вскоре после вторжения нацистов в Советский Союз 22 июня 1941 года, стал наиболее известным из них. В 2000 году польско-американский социолог Ян Томаш Гросс опубликовал книгу о погроме под названием «Соседи», развязав этим самым масштабную дискуссию по историческим и политическим вопросам после 1989 года.

Гросс играл важную роль в студенческих протестах марта 1968 года в Польше, а затем эмигрировал в 1969 году вместе со своей семьей в результате антисемитской кампании сталинистского режима. В своей книге он использует чрезмерные обобщения и внеисторический метод, подобный тому, которым пользовался историк Даниэль Голдхаген в своей книге Добровольные палачи Гитлера. Работы Голдхагена и Гросса пронизаны антикоммунизмом. Как Голдхаген, так и Гросс выступают против классового анализа фашизма и антисемитизма. Вместо этого Гросс использует национальные абстракции и зачисляет «поляков как нацию» в число «преступников».

При этом он ничего не говорит об истории польского рабочего движения, которое в 1930-е годы вело борьбу с антисемитизмом правительства и крайне правых. Гросс обходит стороной преступления сталинизма, которые сделали возможной победу Гитлера в Германии, обезглавили социалистическое движение в 1930-е годы, и подготовили почву для Второй мировой войны подписанием Пакта между Сталиным и Гитлером.

Тем не менее, несмотря на заявления польского правительства, нет никаких сомнений в исторической ответственности польских антисемитов за погромы в Едвабне и Кельце. Всестороннее исследование Института национальной памяти (ИНП), проведенное по заказу правительства в связи с публикацией книги Гросса, пришло к выводу, что, по крайней мере, 340 евреев были убиты летом 1941 года, в целом соглашаясь с данными Гросса.

Многие жертвы были сожжены заживо в церкви деревни. Исследование историка Анны Быконт подтвердило выводы ИНП и Гросса. По словам Быконт, погром в деревне был осуществлен националистическими элитами.

Мемориал жертвам погрома в Едвабне

Погром в Кельце в июле 1946 года, жертвами которого стали сорок человек, был самым зловещим эпизодом в серии нападений и взрывов, в ходе которых в период между 1945 и 1948 годами погибло более 200 евреев, переживших Холокост. Факт погрома пыталась скрыть католическая церковь, а также польская националистическая Армия Крайова, которая вела в то время партизанскую войну против сталинского правительства и его войск в Польше, намеренно разжигая призрак «жидокоммуны».

Столкнувшись с этим антисемитским насилием, 150 тысяч из 250 тысяч переживших Холокост евреев, вернувшихся в Польшу по окончании войны, к 1948 году снова покинули страну. В 1950-е годы и позднее, в частности, в ответ на студенческие протесты 1968 года, сталинистский режим провел ряд антисемитских кампаний, вынудивших десятки тысяч евреев эмигрировать из Польши. По разным оценкам, сейчас в Польше живет от 5 до 25 тысяч евреев. (По некоторым оценкам, если учесть полностью ассимилированных потомков евреев, эта цифра вырастет до 100 тысяч человек).

В ответ на замечания министра образования несколько учителей написали открытое письмо министерству, подпись под которым к настоящему моменту поставили уже 1300 педагогов. В письме критикуются «манипуляции новейшей истории Польши». В польских школах ни Холокост, ни польский антисемитизм не являются обязательными темами для рассмотрения, но все большее число учителей посещает учебные курсы за свой счет, чтобы иметь возможность преподавать эти темы.

Вскоре после публикации открытого письма десятки известных исследователей польско-еврейских отношений в университетах США, Израиля и Франции опубликовали письмо, возражающее министру образования Польши.

Правительство партии «Право и Справедливость» (ПиС) непосредственно апеллирует к ультраправым силам. Отказ польских националистов от признания ответственности за антисемитские погромы был ключевым элементом крайне правой идеологии на протяжении десятилетий. Идеологическая кампания против Гросса велась в Польше в течение многих лет в явно антисемитских тонах.

Генеральный прокурор Польши осенью прошлого года подал на Гросса в суд, обвиняя того в «оскорблении чести польского народа». Правый ежемесячный журнал Zakazana Historia, издаваемый Варшавской газетой (Gazeta Warszawska), опубликовал антисемитскую карикатуру и подлую агитку против Гросса. Праворадикальная организация «Крепость хорошей репутации Польши — польская Антидиффамационная лига» поддержала кампанию петиций против Гросса. Кампания преследует цель подавления любого исторического исследования, противоречащего националистической фальсификации истории. Это соответствует антикоммунистическому закону, принятому ранее в этом году, который криминализирует «коммунистическую пропаганду» и требует удаления из общественных мест всех символов, связанных с социалистическим рабочим движением и историей Польской Народной Республики (ПНР).

Как и правые польские националисты ХХ века, правительство ПиС сочетает в своей идеологии антикоммунизм с антисемитизмом. Начиная с российских революций 1905 и 1917 годов, антисемитский призрак «жидокоммуны» был центральным компонентом польской националистической идеологии и среди значительной части буржуазии.

В условиях экономического кризиса, польское правительство в 1930-е годы поощряло правые течения, проводившие погромы евреев, организовывающие экономические бойкоты еврейских предприятий и вытеснявшие евреев из университетов. После 1936 года вытеснение евреев из польской экономической жизни и полонизация крупных городов стали официальной политикой правительства, тесно сотрудничавшего с фашистскими группами и черпавшего вдохновение из подавления евреев в соседней нацистской Германии.

В 1937 году польский министр юстиции Витольд Грабовский посетил Германию, чтобы обсудить с высокопоставленными нацистами принятие Нюрнбергских расовых законов в Польше. Хотя расовые законы и не были приняты, в период между 1935 и 1939 годами польское правительство одобрило ряд антиеврейских законов, резко ухудшивших экономическое и политическое положение польских евреев.

Несколько профессиональных ассоциаций, в первую очередь ассоциации врачей, юристов и торговцев, провели меры, чтобы исключить евреев из этих профессий. В университетских аудиториях еврейских студентов сажали на задние парты, и в университетах был введен Numerus Clausus [ограничение числа евреев]. Между 1936 и 1938 годами почти ежедневно происходили столкновения между правыми студентами и евреями или социалистами. В некоторых городах, в частности во Львове, многочисленные еврейские студенты были убиты на территории университета.

Кровопролитные уличные бои происходили во многих селах и городах между фашистскими группами и вооруженными группами самообороны, организованными еврейскими и польскими рабочими партиями в 1930-е годы. Польское правительство развязало руки правой группы Endecja во главе с Романом Дмовским, осуществлявшей многочисленные погромы.

Несмотря на то, что нацисты преследовали польских правых во время войны и толкали националистов в ряды движения сопротивления, некоторые националисты поддержали нацистское «окончательное решение еврейского вопроса». Погромы, которые проводили польские националисты во время Второй мировой войны, в первую очередь, в сельской местности, происходили в этом контексте.

Министр образования Анна Залевская — не единственный представитель правительства, отрицающий ответственность польских националистов за погромы в Едвабне и Кельце. Нынешний министр обороны Антоний Мачеревич в 1990-е годы редактировал праворадикальную газету Glos (Голос), в которой он опубликовал несколько антисемитских статей, и отрицал погромы в Едвабне и Кельце. Мачеревич заявил в интервью в начале 2000-х годов, что антисемитская книга «Протоколы сионских мудрецов», по существу верна.

Поощрение антисемитизма является составной частью подготовки к войне против России и милитаризации общества, что используется для систематической мобилизации крайне правых сил и интеграции их в структуры государства. Мачеревич олицетворяет эту политику. Будучи одиозным антикоммунистом и антисемитом, он также является одним из самых крайних критиков России. На недавнем саммите НАТО он пожимал руки президенту США Барака Обамы и другим главам правительств западных стран, согласившихся с требованиями правительства ПиС о размещении войск НАТО в восточной части Польши.



© Copyright 1999 - 2016,
World Socialist Web Site!