Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2015/nov2015/germ-n14.shtml

Германская элита празднует годовщину Бундесвера, демонстрируя дух милитаризма

Иоганнес Штерн
14 ноября 2015 г.

«Цитадель милитаризма», — так описывала Берлин в эпоху Германской империи накануне взрыва Первой мировой войны Берта фон Зуттнер, известная активистка антивоенного движения своего времени. Туристам и жителям Берлина, которые оказались неподалеку от здания Рейхстага (немецкого парламента) вечером в среду, 11 ноября, наверняка показалось, что германская элита, несмотря на свои преступления в ходе двух мировых войн, снова заигрывает с этим «титулом».

Окруженные плотными рядами заграждений и усиленной охраной, немецкий парламент и министерство обороны праздновали 60-ю годовщину создания Бундесвера в ходе милитаристской церемонии под названием «Большой сигнал “вечерней зари”» (Grand Tattoo) [Ссылка для просмотра видео: https://twitter.com/RegSprecher].

Атмосфера действа была устрашающей. На подиуме расположились: президент Иоахим Гаук, члены германского парламента и 2,5 тысячи приглашенных гостей — «около четверти» которых, согласно официальному заявлению министерства обороны, «служили в Бундесвере, представляя все его войсковые части». Перед ними маршем прошла колонна из 320 солдат в парадной униформе с факелами в руках. Еще восемьдесят факельщиков-моряков разместились перед входом в Рейхстаг для «обрамления» всей церемонии.

Германские солдаты одновременно поправляют подбородочные ремни во время церемонии «Большого сигнала “вечерней зари”» в Берлине

Едва ли какое-либо другое событие могло бы лучше продемонстрировать милитаристские традиции, которые продолжает Бундесвер. «Большой сигнал “вечерней зари”» — главная церемония немецких военных, теснейшим образом связана с наследием прусского милитаризма. В своей сегодняшней форме она восходит к празднованию, которое было устроено в Берлине 12 мая 1838 года в честь русского царя Николая I. После этого она использовалась для прославления прусской армии, вооруженных сил Германской империи и Рейхсвера времен Веймарской республики, а затем достигла своей кульминации в торжествах Вермахта гитлеровского Третьего рейха.

В официальных речах, обращенных к германским военным, министр обороны Урсула фон дер Ляйен (Христианско-демократический союз — ХДС) и президент Бундестага Норберт Ламмерт попытались скрыть исторические корни и характер Бундесвера и представить его как опору «демократии» и «мира». Это столь же фальшиво сегодня, как это было в момент основания Бундесвера 12 ноября 1955 года

В действительности в тот период он еще назывался «новый Вермахт» (официально переименование в «Бундесвер» произошло только в 1956 году). Название говорит само за себя. Все из 44 назначенных до 1957 года генерала и адмирала прошли школу гитлеровского Вермахта, большая часть из них служила в Генеральном штабе армии. В 1959 году из общего числа офицеров в 14900 человек 12360 военных служили офицерами в гитлеровском Вермахте, а 300 человек вышли из рядов СС.

Военный историк Вольфрам Ветте в своем исследовании 2011 года под названием «Милитаризм в Германии: История культуры войн» (Militarismus in Deutschland: Geschichte einer kriegerischen Kultur) писал, что «эта преемственность персонального состава являлась тяжелым бременем для внутренней жизни Бундесвера», и что «в течение длительного периода в офицерском корпусе Бундесвера боннской республики доминирующей тенденцией [...] была ориентация на традиции, господствовавшие до 1945 года».

Вместе с объединением Германием 25 лет назад эта «доминирующая тенденция» снова усилилась. В 1991 году один генерал заявил: «Для поддержания боеспособности Бундесвера должно быть использовано все: тренировка, оснащение и структура. Это должно включать в себя мораль, воспитание, чувство цели и мотивацию». С тех пор Бундесвер систематически трансформировался в наступательную силу, боевую армию, которая защищает интересы германского империализма по всему миру.

Президент Бундестага Норберт Ламмерт с гордостью заявил в своей речи, что «после 1992 года Бундесвер постоянно находился за пределами страны». Германия, объявил он, является одним из главных поставщиков войск для международных военных миссий и принимает на себя соответствующую ответственность. Более чем 380 тысяч солдат приняли участие в зарубежных операциях. «Внутренние миссии Бундесвера» также значительны. Ламмерт подчеркнул, что «в данный момент в зарубежных операциях задействована всего половина от того числа солдат, которые используются внутри страны для помощи беженцам».

Фон дер Ляйен в своем выступлении дала ясно понять, что боевые миссии последних лет — это только начало. Бундесвер является «армией страны, которая осознает свою ответственность перед миром». Необходимо «учитывать опасения наших друзей на востоке» и «готовиться к угрозам с юга». В течение ближайших «нескольких дней» представители 20 стран мира «прибудут в Берлин для обсуждения дальнейших действий в Афганистане».

Затем фон дер Ляйен поблагодарила тех солдат, которые находятся за пределами страны, воюя и умирая за Германию, — «солдат в северном Ираке, помогающих курдской пешмерге защищать себя», «европейских боевых летчиков, обеспечивающих безопасность воздушного пространства над странами Балтии» и «солдат, павших в ходе боевых действий в Афганистане». Все они заслуживают «деятельной поддержки нашего общества и нашего государства. Они заслуживают опоры в нас и в наших сердцах».

Хотя большинство населения выступает против участия Бундесвера во внешнеполитических операциях и испытывает отвращение к военным ритуалам, правящая элита полностью поддерживает военных. Прежде всего СДПГ, «Зеленые» и Левая партия трансформировались в последние годы в твердолобых милитаристов.

Двадцать лет назад тогдашний председатель СДПГ Рудольф Шарпинг вызвал скандал тем, что отказался принять участие в церемонии «Большого сигнала “вечерней зари”», посвященной 40-й годовщине создания Бундесвера в 1995 году.

Солдаты маршируют с горящими факелами во время церемонии «Большого сигнала “вечерней зари”» в Берлине

Когда тогдашний канцлер Гельмут Коль «бурно» отреагировал на это, председатель парламентской фракции партии «Зеленых» объяснил в официальном заявлении, что они подобным же образом «не откликнутся на призыв» принять участие в этой церемонии. Их протест был направлен против «прославления военных путем использования этого главного символа сначала прусского, а затем германского милитаризма». Грегор Гизи, ведущий представитель Партии демократического социализма (ПДС), предшественницы Левой партии, заявил: его надежда состоит в том, что это «бряцание оружием» будет остановлено и «утратит всякое очарование».

Всего три года спустя, в 1998 году, Шарпинг, занимая пост министра обороны в коалиционном кабинете СДПГ-«Зеленых» во главе с Герхардом Шредером и Йошкой Фишером, отдал приказ направить Бундесвер в Косово, что стало первой боевой миссией германских военных за пределами страны после окончания Второй мировой войны. В 2001 году Бундесвер вторгся в Афганистан на стороне Соединенных Штатов. 11 ноября этого года Шарпинг находился среди почетных гостей церемонии и был официально поприветствован нынешним министром обороны.

С тех пор как президент Гаук и германское правительство публично объявили в 2014 году на Мюнхенской конференции по безопасности, что Германия должна проводить все более масштабные военные интервенции для защиты своих экономических и геостратегические интересов в глобальном масштабе, Левая партия также перешла в лагерь милитаризма и превратилась в парию войны.

Что лежит в основе этого поворота правящих элит вправо, представители которых вместе с музыкантами Бундесвера стояли свете факелов перед зданием Рейсхтага, слушая «Deutschlandlied» (государственный гимн Германии)? В конечном итоге речь идет о стремлении германского империализма к захвату все большего числа рынков и природных ресурсов, к завоеванию стратегического влияния и усилению статуса мировой державы, что толкает его назад в объятия германского милитаризма.



© Copyright 1999 - 2015,
World Socialist Web Site!