Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2015/dez2015/vene-d17.shtml

Выборы в Венесуэле и тупик латиноамериканского «левого поворота»

Билл Вэн Оукен
17 декабря 2015 г.

Понесенный Единой социалистической партией Венесуэлы (ЕСПВ), правящей партией президента Николаса Мадуро, разгром в ходе парламентских выборов 6 декабря является частью растущего кризиса, охватившего «левые» буржуазные правительства по всей Латинской Америке.

Результаты голосования говорят о том, что правая оппозиционная коалиция, известная как MUD (Круглый стол демократического единства), получила две трети мест в законодательном органе, который неизменно контролировался правящей партией Мадуро и покойного Уго Чавеса на протяжении последних 16 лет.

Такое подавляющее превосходство в парламенте дает право отменять законы и даже инициировать перевыборы или внести конституционную поправку для сокращения срока Мадуро. Оно открывает возможность добиться якобы конституционными средствами цели смены режима, преследуемой Вашингтоном и его венесуэльскими союзниками, финансируемыми США, — при помощи методов, примененных в ходе неудавшегося переворота 2002 года, поддержанного ЦРУ, и волны уличного насилия, прокатившейся по стране в результате победы Мадуро с незначительным перевесом на выборах 2013 года.

Поражение чавистов в Венесуэле последовало вслед за утратой перонистами власти в Аргентине после победы правого кандидата Маурисио Макри, который 9 декабря был приведен к присяге в качестве президента. Победа Макри окончила десятилетнее правление президента Кристины Фернандес Киршнер и ее покойного мужа Нестора Киршнера, которые позиционировали себя в качестве «левого» варианта перонизма.

Между тем рейтинг доверия у президента Бразилии Дилмы Руссефф от Партии трудящихся (PT) упал до однозначного показателя. Ей угрожает перспектива импичмента со стороны Конгресса, а ее правительство по-прежнему остается замешанным в коррупционном скандале на несколько миллиардов долларов, разгоревшемся вокруг государственного нефтяного гиганта Petrobras, крупнейшей корпорации в Латинской Америке.

В то время как, несомненно, присутствуют значительные различия в исторических корнях и политических траекториях этих трех правительств, их объединяют некоторые существенные особенности. Все они были частью явления, получившего название латиноамериканского «левого поворота», который произошел на рубеже тысячелетия.

Этот поворот был вызван целым рядом событий. Политика свободного рынка 1990-х годов, названная «Вашингтонским консенсусом» и состоящая из мер масштабных приватизаций и сноса всех барьеров на пути проникновения иностранного капитала, создала условия для интенсивной социальной поляризации и массового обнищания, что стало угрожать существующему социальному порядку.

В то же время рост китайской экономики и неуклонное повышение цен на сырье и товары, являющиеся основой экономики всех трех латиноамериканских государств, создали экономические условия, при которых часть растущих доходов от экспорта могла быть использована для финансирования программ социальной помощи. Одновременно такие условия позволили латиноамериканским правительствам добиться большей степени независимости от американского империализма и его ослабевающей гегемонии в западном полушарии, перейдя на позиции лево-националистической ориентации.

В основе нынешнего кризиса правительств, возникших на почве этого «левого поворота», лежат конвульсивные изменения в производственно-экономических условиях, происходящие под воздействием углубляющегося кризиса мирового капитализма, замедления роста Китая и быстрого падения цен на сырьевые товары.

Венесуэла испытывает влияние падения цен на нефть, — на долю которой приходится 90 процентов экспортных поступлений страны, — от уровня 100 долларов за баррель до семилетнего минимума в 30 долларов за баррель. Инфляция возросла до трехзначных цифр, что является самым высоким показателем в мире, а население сталкивается с проблемой нехватки важнейших продуктов питания и других предметов первой необходимости.

Бразилия оказалась перед лицом самого сильного экономического кризиса со времен Великой депрессии 1930-х годов. Экономический спад достиг 4,5 процента по сравнению с прошлым годом, инфляция достигает двузначных цифр, а сокращения охватили 1,5 миллиона человек с последующим уничтожением их рабочих мест. Аргентина также поставлена перед фактом экономического спада и 30-процентной инфляции.

Кризис уже привел к значительным последствиям во всем полушарии. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, неравенство в регионе вновь начало резко возрастать: верхние 10 процентов населения получают в девять раз больше дохода, чем беднейшие 10 процентов. Самый богатый 1 процент в Латинской Америке в настоящее время владеет 41 процентами богатств региона и, по прогнозам, к 2022 году будет иметь больше богатств, чем остальные 99 процентов. Венесуэла и Бразилия являются странами с одним из наиболее быстрых процессов роста неравенства.

Выборы в Венесуэле, как и в Аргентине, а также признаки массовой поддержки перспективы импичмента Руссефф в Бразилии не означают какого-либо поворота населения вправо. Скорее, все это служит выражением массового протеста против социальных нападок и существующих правительств в условиях, когда отсутствуют массовые партии рабочего класса в каждой из этих стран.

При всей своей риторике о «Боливарианской революции» и «социализме XXI века» правительства Чавеса и Мадуро защищали венесуэльский капитализм и поддерживали целостность и сохранность основных институтов капиталистического государства, прежде всего вооруженных сил, составляющих ключевой столп их правления.

Правящая олигархия страны по-прежнему твердо контролирует командные высоты в экономике, 71 процент которой остается в частных руках, что является большей долей, чем раньше при президенте Чавесе.

У той верхней части общества, у которой накапливаются невероятные богатства, банковские прибыли взлетели на 72 процента в первом квартале этого года, тогда как рабочий класс сталкивается с обнищанием. В ряду тех, кто обогатил себя, стоят политики правящей партии, частные подрядчики и финансовые спекулянты, а также связанная с властью социальная прослойка — так называемая боливарианская буржуазия.

Правительство Мадуро защищает прибыли этого слоя, гарантируя Уолл-стрит своевременную выплату в этом году 11 млрд долларов внешнего долга страны. Оно навязало политику урезания реальной заработной платы вместе с сокращением программ социальной помощи. Работники, которые сопротивлялись этим нападкам, проводя забастовки и протесты, были объявлены Мадуро «трудовыми преступниками» и с ними обращались соответствующим образом.

Псевдо-левые организации, как в Латинской Америке, так и на международном уровне, рекламировали «Боливарианскую революцию» Чавеса в качестве некой новой дороги к социализму. Эти политические элементы, чья политика отражает интересы более привилегированных слоев среднего класса, привлекал chavismo (чавизм) именно потому, что он представлял собой не независимое движение рабочего класса снизу, а, скорее, буржуазное движение, подчиняющее рабочих харизматичному «команданте», чья политика была направлена на посредничество во взрывоопасной классовой борьбе в Венесуэле.

Эти политические тенденции, ранее способствовавшие подобным иллюзиям в отношении Партии трудящихся Бразилии, политического представителя бразильского капитализма за последние двенадцать лет, несут ответственность за политическое разоружение латиноамериканского рабочего класса на фоне усилий по упразднению так называемых «левых» правительств, а также серьезных новых угроз, исходящих от политических побед правых сил.

Из горьких уроков всего этого политического опыта можно лишь вывести необходимость выковывания политической независимости рабочего класса в противовес этим буржуазным партиям и правительствам и их псевдо-левым сторонникам. По всей Латинской Америке должны быть построены революционные партии, секции Международного Комитета Четвертого Интернационала, для объединения рабочего класса в борьбе за власть трудящихся и социализм.



© Copyright 1999 - 2015,
World Socialist Web Site!