Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2015/apr2015/lee-a04.shtml

Ли Куан Ю — основатель Сингапура (1923–2015)

Густав Кемпер
4 апреля 2015 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 1 апреля 2015 г.

23 марта в возрасте 91 года умер Ли Куан Ю, первый премьер-министр Сингапура, управлявший этой страной с 1959 до 1990 года.

Примечательно огромное количество телеграмм сочувствия и соболезнования, направленных главами государств со всех концов мира, по поводу политика, возглавлявшего небольшую страну-город с населением в пять с половиной миллиона человек.


Ли Куан Ю

Ли расхваливают как «великана истории» (президент США Барак Обама), «великого государственного деятеля» (президент Индонезии Джоко Видодо), «льва среди руководителей» (премьер-министр Индии Нарендра Моди). Его называют «одним из величайших руководителей Азии новейших времен» (японский премьер Синдзо Абэ), «гигантом нашего региона» (премьер-министр Австралии Тони Эбботт), «легендарной фигурой Азии» (генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун), «старым другом китайского народа» (президент Си Цзиньпин), — и это лишь малая часть высказываемых оценок. Его восхваляют за мудрость, государственный ум, прозорливость, прямоту и сильное руководство. Расхваливают как основателя и отца Сингапура, называют тем, кто «сделал огромный вклад в превращение страны из колониальной торговой базы в независимое и процветающее государство-город» (Singapore Straits Times), занимающее третье место в мире по валовому внутреннему продукту на душу населения.

Правительство Сингапура объявило семидневный государственный траур. В церемониях похорон приняли участие все университеты и школы, Национальный конгресс профессиональных союзов, промышленные и торговые ассоциации и государственные учреждения.

Широко тиражируются фотографии и кадры кинохроники, показывающие жизнь города и горожан в 1960-е и 1970-е годы; эти виды сравниваются с теперешними реалиями, чтобы показать огромные изменения, произошедшие в стране.

В этом необъятном потоке панегириков отсутствует какой-либо намек на то, какую цену заплатил и продолжает платить международный рабочий класс за все эти изменения. В потоке лести нет упоминаний об огромных барышах, которые сумел аккумулировать международный капитал на базе разветвленной сети промышленных и финансовых структур, проникающих во все районы Азии посредством штаб-квартир и филиалов, управление которыми идет из Сингапура.

Сингапур получил независимость в период борьбы за национальную независимость, которую вели многие страны после окончания Второй мировой войны. Новое поколение интеллектуалов среднего класса, родившихся в условиях британского колониального правления, воспитанных в школах английского типа и переживших японскую оккупацию Сингапура после войны отправились в Англию заканчивать там свое образование в британских университетах. Именно там образовалась группа честолюбивых молодых людей, выражавших политические интересы сингапурской и малайской буржуазии, стремившейся сбросить иго колониального правления. Ли Куан Ю, известный в то время как Гарри Ли, вскоре стал лидером этой группы молодежи.

Эта честолюбивая элита стояла лицом к лицу с одной проблемой: трудящиеся Юго-Восточной Азии находились под влиянием сталинистских партий, тяготевших к Советскому Союзу или Китаю. В Китае революция под руководством Мао Цзэдуна только что смела режим буржуазного Гоминьдана. В Индонезии выросла третья по величине компартия, насчитывающая три миллиона членов; на Малайском полуострове действовали сильные отряды герильи коммунистических партизан.

В этих условиях Гарри Ли заявил на Малайском форуме в Лондоне в 1950 году: «Выбор стоит между коммунистической республикой Малайи и вхождением Малайи в британское Содружество под руководством людей, которые, являясь антиимпериалистами, все же разделяют ценности этого Содружества… Если мы не станем во главе руководства, то оно перейдет к другим слоям общества».

После войны, в связи с растущим рынком олова и резины для компаний индустрии баночных напитков, а также связанных с автомобильной промышленностью Америки, рабочий класс Малайского полуострова быстро рос. Этот период характеризовался усилением рабочего движения, стачками и протестами в Сингапуре и Малайзии. Малайская компартия ослабляла и сдерживала это движение, позволив Великобритании вернуться в регион и восстановить контроль над своей бывшей колонией.

Ли ясно сознавал, что для сохранения массовой поддержки ему придется пойти на уступки желаниям масс по части социальной справедливости и перераспределения богатств. В последние годы своего пребывания в Англии он завязал близкие отношения с лидерами Лейбористской партии и сотрудниками британских спецслужб. Эти связи помогли ему впоследствии контролировать процесс передачи власти из рук британской колониальной администрации в руки нового национального правительства.

По возвращении в Сингапур Ли работал адвокатом и защитником профсоюзных и левых политических деятелей. Вместе с группой друзей, как и он учившихся в Лондоне, он сформировал политические кадры, которые в 1954 году образовали новую Партию народного действия (ПНД — People’s Action Party). Понимая, что ему потребуется помощь малайских масс и говорящего по-китайски рабочего класса Сингапура, он совершил ряд маневров, чтобы привлечь под знамя ПНД руководителей подпольной Коммунистической партии Малайи (КПМ), действовавших нелегально в руководстве профсоюзов.

Сталинистские представители Москвы и Пекина в КПМ продвигали политику «Народного фронта», подчиняя интересы рабочего класса приоритетам национальной буржуазии, — несмотря на то, что эта политика уже привела к поражению Китайской революции 1925-27 годов и Испанской революции в 1936 году. Сталинистские партии Москвы и Пекина давным-давно отвернулись от идеи объединения международного рабочего класса в общей борьбе против империализма. Один из руководителей КПМ Чин Пен позже признавался, Пекин был главным образом озабочен тем, чтобы ставить палки в колеса колониальных властей Малайи и тем предотвратить их интервенцию в Китае.

Малайская компартия сыграла ключевую роль в возвышении Гарри Ли, который с некоторого времени посчитал более удобным называть себя китайским именем Куан Ю. Именно сталинисты стали важнейшей силой, обеспечившей подчинение рабочего класса буржуазному вождю и распространявшей иллюзий по поводу его действий.

Ли Куан Ю начал изучать ряд китайских диалектов, а также малайский язык, чтобы общаться напрямую с рабочими Сингапура, не понимавших его выступлений по-английски.

Закулисно он сотрудничал с британской колониальной администрацией, в частности, со службами безопасности, которые помогали ему сдерживать влияние коммунистических кадров внутри ПНД. Законы колониальной администрации разрешали проводить произвольные аресты политических оппозиционеров, и это давало Ли возможность удерживать в своих руках контроль над руководством ПНД.

Даже после своего избрания в 1959 году премьер-министром Сингапура Ли Куан Ю предпочитал не притеснять британскую полицию и жандармов. В течение нескольких лет колониальные службы безопасности продолжали выполнять свою грязную работу, в то время как Ли Куан Ю выдавал себя за представителя рабочих масс.

В 1961 году коммунисты, наконец, вышли из ПНД и сформировали свою собственную партию «Барисан Сосиалис». Ли Куан Ю начал против них агрессивную кампанию и под лозунгами независимости Малайзии сумел перетянуть на свою сторону массы. Затем он провел массовые аресты вождей забастовок, лидеров профсоюзов и руководителей партии «Барисан Сосиалис». Все это обеспечило ему победу на выборах 1963 года в Сингапуре.

Малайский лидер Тунку Абдул Рахман, представлявший интересы малайской буржуазии, опасался сильного политического влияния и конкуренции со стороны китайской буржуазной элиты, сосредоточенной в Сингапуре. Он также опасался политического влияния коммунистических сил, состоящих в большинстве из китайских рабочих. В августе 1965 года он отказался пойти на создание Малайской Федерации, включившей бы в себя Сингапур.

9 августа 1965 года Ли Куан Ю объявил о создании независимого города-государства Сингапур. Он ясно сознавал, что отрезанный от Малайского полуострова с его богатыми природными ресурсами, будущий Сингапур будет полностью зависеть от внешних капиталовложений и растущей торговли между Европой и Азией.

Его правительство поставило цель создать условия, привлекательные для капиталовложений стран западного империализма. Предпосылкой этой системы являлось создание стабильных политических условий, способных подавить сопротивление капиталистической эксплуатации. Трудящиеся должны были находиться под политическим контролем Национального конгресса профессиональных союзов. При поддержке США и Израиля планировалось создание современной армии в юго-восточной Азии; также речь шла о развитии инфраструктуры новейших телекоммуникаций и транспорта, включая первоклассную инфраструктуру авиа- и морского порта.

В соседней Индонезии в 1965-66 годах режим Сухарто уничтожил миллион членов или предполагаемых членов профсоюзов и Компартии Индонезии. Это ничуть не смутило Ли Куан Ю, и он часто советовался с генералом Сухарто, завязав с ним продолжительную дружбу.

Для контроля над рабочим классом Ли Куан Ю использовал не только меры политических репрессий, но и политику социальных программ. Среди них: масштабный проект жилищного строительства, согласно которому жильцы могли купить свою квартиру, финансируя ее за счет своих будущих пенсионных схем; предоставление стабильной работы в штате международных корпораций и с заработками, превышающими заработную плату в соседних странах; создание хорошей системы образования.

Эти условия создали в Сингапуре основу для высоких темпов экономического роста, продолжавшегося в течение нескольких десятков лет. «Успех» Сингапура вовсе не является личной заслугой Ли Куан Ю или отдельно взятого Сингапура в целом. Этот «успех» стал результатом сложного переплетения факторов общественного, политического и экономического развития Юго-Восточной Азии в первые десятилетия после окончания Второй мировой войны. Хорошо понимающая свои интересы национальная буржуазная элита умело использовала приток империалистического капитала, ищущего прибыль на огромных рынках Азии, где сосредоточены сотни миллионов людей. Немаловажное значение в этой истории сыграла и предательская роль сталинизма.

Восхваление Ли Куан Ю сегодня — это преклонение перед лидером, снявшим все барьеры на пути эксплуатации рабочего класса юго-востока Азии и прибегавшего в мерам политических репрессий всякий раз, когда рабочие пытались бороться за свои собственные интересы. Главам государств Европы и Америки особенно импонирует политическая система Сингапура, которая под покровом демократического фасада скрывает диктаторскую власть. Академические круги ведущих университетов и мозговые центры Запада продвигают аналогичные типы «мягкой» диктатуры как более соответствующие моменту. Они ищут более эффективные альтернативы «увядшей даме демократии», как назвал западные парламентские системы профессор политологии Гумбольдтского университета Герфрид Мюнклер в статье, вышедшей в середине 2010 года.

Ли Куан Ю поддерживал дружеские отношения со многими политическими деятелями, уважавшими и ценившими его способности действовать по-диктаторски, не ограничивая себя политически. Они оправдывали его жестокость ссылками на конфуцианский патернализм. В числе его поклонников были Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер, Гельмут Шмидт и Генри Киссинджер. Дэн Сяопина вдохновлял пример Сингапура, и он последовал этому примеру, когда создал в 1980-е годы особые экономические зоны, настежь открыв китайский рынок потоку международного капитала.

В последние десятилетия динамика империалистической экспансии в Азии породила новые конфликты. Китай резко нарастил свою экономическую мощь и угрожает американской гегемонии в Азии.

США отвечают на эту угрозу политикой «поворота к Азии», составной частью которой является непрерывное усиление присутствия ВМФ США в отдельной части порта Сингапура. Китай продвигает Азиатский банк инфраструктурных инвестиций в качестве непосредственного конкурента старым финансовым институтам под контролем США, таким как Всемирный банк, и европейские державы охотно поддерживают новый банк.

Рабочий класс Сингапура испытывает давление этих процессов. Программа «количественного смягчения» американского Федерального Резерва наводнила международный рынок дешевыми деньгами, цены на недвижимость в Сингапуре резко поднялись. Это положило конец иллюзиям жителей Сингапура относительно того, что в один прекрасный день они станут полновластными владельцами собственной квартиры. Молодые семьи со средним заработком не способны профинансировать покупку собственной квартиры, цены на образование также выросли. Последние парламентские выборы в Сингапуре, состоявшиеся в 2011 году, нанесли серьезный удар по Партии народного действия, оппозиционные партии получили почти 40% голосов.

Рабочий класс должен отбросить в сторону неуемное восхваление личности Ли Куан Ю и обратиться к изучению уроков своей собственной истории.



© Copyright 1999 - 2015,
World Socialist Web Site!