Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2014/feb2014/serv-f19.shtml

Девять вопросов Роберту Сервису

Партия Социалистического Равенства Германии
19 февраля 2014 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 11 февраля 2014 г.

12 февраля британский автор Роберт Сервис (Robert Service) должен был выступить в берлинском Гумбольдтском университете по поводу своей дискредитированной в международном масштабе биографии Льва Троцкого. Его выступление, запланированное по приглашению профессора Йорга Баберовского (Joerg Baberowski), было отменено без объяснения причин и проведено в другом месте, закрытом для свободного доступа, что равнозначно признанию в интеллектуальном банкротстве (см.: http://www.wsws.org/ru/2014/feb2014/serv-f15.shtml).

Книга Сервиса представляет собой образчик злобного памфлета. Она нарушает базовые стандарты и правила научного исследования и наполнена историческими фальсификациями и даже антисемитскими мотивами. Немецкая Партия Социалистического Равенства (Partei fuer Soziale Gleichheit) опубликовала открытое письмо профессору Баберовскому (см.: http://www.wsws.org/en/articles/2014/01/24/babe-j24.html) и сформулировала следующие девять вопросов, обращенных к Роберту Сервису.

1. В июне 2001 года American Historical Review, наиболее авторитетный исторический журнал в Соединенных Штатах, опубликовал разрушительную критику Вашей биографии Троцкого. В своей рецензии профессор Бертран Пэтноуд (Bertrand M. Patenaude) из Стэнфордского университета констатировал наличие «многочисленных передергиваний исторических фактов» и «откровенных фактических ошибок». «Этих ошибок так много, что встает вопрос об интеллектуальной честности всего этого предприятия» (The American Historical Review, vol. 116, no. 3, Oxford University Press, June 2011, pp. 900-902).

Пэтноуд пишет, что «число фактических ошибок» в Вашей книге «просто поражает», отмечая, что он сам насчитал более четырех дюжин. «Книга Сервиса ни в коем случае не заслуживает доверия. Ошибки иногда прямо-таки детские», — заключает он.

Это престижный американский журнал безоговорочно солидаризуется с основательной критикой, высказанной против Вашей биографии Троцкого Дэвидом Нортом в его книге В защиту Льва Троцкого (In Defense of Leon Trotsky), доступной на немецком языке. Пэтноуд пишет, что эта критика — не преувеличение, как можно было бы подумать, имея в виду политическую приверженность Норта троцкизму, но является «детальной, скрупулезной, доказательной и разрушительной».

American Historical Review делает вывод: «Норт называет биографию Сервиса «халтурой». Это сильно сказано, но вполне оправданно. Издательство Гарвардского университета санкционировало книгу, которая не соответствует базовым стандартам исторической науки».

Более разрушительной критики со стороны одного из ведущих исторических журналов в мире трудно себе представить. Более того, четырнадцать известных европейских историков и исследователей социальных вопросов поддержали эту критику и в своем письме призывали германское издательство «Зуркамп» (Suhrkamp) отказаться от публикации немецкого издания Вашей книги. Несмотря на все это, Вы ни разу не попытались ответить на критику и защитить свою репутацию.

Почему? Как Вы объясняется все это? Судя по Вашей реакции, можно прийти к выводу, что у Вас нет ответа, и что обвинения против Вашей книги корректны и неопровержимы.

2. Лондонская Evening Standard в номере от 23 октября 2009 года процитировала Ваши слова: «В старине Троцком еще теплится жизнь. Но если ледоруб его не прикончил, то я надеюсь, что мне удалось это сделать».

Как Вы объясняется это заявление? Создается впечатление, что в своей книге Вы поставили себе задачу дискредитировать своего героя, а не написать о нем серьезную политическую биографию.

3. Ваша книга содержит целый ряд поразительных и исторически фальшивых утверждений, ориентированных на то, чтобы бросить тень на личность Троцкого.

Например, Вы утверждаете, что Троцкий обошелся со своей первой женой Александрой Соколовской «низко» (p. 4), и заявляете, что после рождения от нее двух детей он «решил сбежать от них» (p. 67)

[Все цитаты даются по изданию: Robert Service, Trotsky: A Biography, Cambridge and London, 2009].

На самом деле все доступные источники показывают, что Троцкий бежал из ссылки в Сибири при полном согласии своей тогдашней жены для того, чтобы продолжать политическую работу в эмиграции. Они оба поддерживали интеллектуальные отношения и дружбу до конца своих дней. Александра Соколовская и их дети финансово поддерживались родителями Троцкого. Только сталинский аппарат террора разорвал отношения между ними. Александра Соколовская были убита в 1938 году за то, что была связана с Троцким.

Почему Вы пытаетесь возложить на Троцкого ответственность за убийство членов его семьи сталинским режимом, который был худшим врагом Троцкого?

4. Хотя политическое влияние Троцкого опиралось главным образом на его литературную деятельность, и он оставил после себя внушительный объем написанного, Вы выпустили биографию, в которой не пытаетесь серьезным образом брать в расчет ни одну из его бесчисленных статей, эссе или книг, посвященных политическим, социальным и культурным вопросам. Вы написали биографию о человеке, который действовал прежде всего благодаря своим идеям, без объяснения того, что представляла собой хотя бы одна из этих идей.

Во введении Вы утверждаете: «Его письменное наследие не должно быть единственной основой для анализа… указать на то, о чем Троцкий умалчивал, не менее важно, чем рассматривать то, о чем он предпочитал говорить или писать. Его невысказанные базовые представления были неотъемлемой частью амальгамы его жизни» (p. 5).

Откровенно говоря, это абсурд. Каким образом Вы обнаружите «невысказанные базовые представления» Троцкого без изучения того, что он реально написал? И что такое эти самые «невысказанные базовые представления»?

5. В то время как Вы игнорируете содержание его писаний, Ваша книга кишит пренебрежительными ремарками по поводу Троцкого как писателя. Среди прочего, Вы заявляете, что «он всегда писал то, что в данный момент было у него на уме» (p. 79). Вы также пишете: «Он отказывался утруждать себя исследованием большинства вопросов, которые тогда волновали интеллектуальную элиту партии» (p. 109) И еще: «Его мышление было путаной и сбивающей с толку мешаниной» (p. 353). Список можно продолжать до бесконечности.

Этот взгляд находится в явном противоречии с суждением большого числа специалистов и современников. Например, Вальтер Беньямин в своем дневнике цитирует оценку Бертольда Брехта, относящуюся к 1931 году, согласно которой «есть все основания считать Троцкого самым крупным из ныне живущих европейских писателей».

В наше время даже многие политические оппоненты Троцкого вынуждены признавать, что он предвидел опасность национал-социализма более ясно, чем кто бы то ни было другой, и что он был прав, призывая к единому фронту Социал-демократической (СДПГ) и Коммунистической (КПГ) партий против нацистов. Это была политика, категорически отвергавшаяся Сталиным и руководством СДПГ. Написанное им о национал-социализме, достигающее объема 800 страниц в немецком (далеко не полном) издании 1971 года, до сегодняшнего дня остается в числе лучшего, что было написано на эту тему.

Вы уделяете всего несколько строк событиям в Германии, не упоминая, однако, ни разу о работах Троцкого. Вместо этого Вы ложным образом декларируете, что Троцкий «не чувствовал надобности изучать Гитлера, Муссолини или Франко» (p. 474). Во введении Вы заявляете: «И если бы Троцкий оказался победителем вместо Сталина риск кровавой бойни в Европе вырос бы неимоверно» (p. 3).

Что именно Вы пытаетесь этим сказать? Что 80 миллионов погибших во Второй мировой войне и Холокост не были кровавой бойней? Как мог Троцкий, боровшийся против паралича и дезориентации рабочего движения сталинской бюрократией и за мобилизацию рабочих против нацистов, стать причиной еще большей кровавой бойни?

6. Ваша книга нездоровым образом одержима интересом к еврейскому происхождению Троцкого и заигрывает с антисемитскими предрассудками. Среди прочего Вы пишете: «Став министром иностранных дел в правительстве, более заинтересованном в разжигании мировой революции, чем в защите интересов собственной страны, Троцкий соответствовал распространенному стереотипу “еврейской проблемы”» (p. 192).

Далее Вы заявляете: «Он был дерзким в своей сообразительности, откровенно высказывал свои мнения. Никто не мог его запугать. В Троцком эти характеристики проявились в большей мере, чем среди большинства других евреев… Но он вовсе не был единственным евреем, который открыто воспользовался возможностями социального самопродвижения» (p. 202).

И еще: «Споры о мелочах были присущи как марксизму, так и иудаизму» (p. 202). «Партийное руководство многими рассматривалось как еврейская банда» (p. 205).

В английском издании можно найти нацистскую карикатуру на Троцкого (без указания на то, откуда она взята). Подпись под рисунком гласит: «В действительности его нос не был особенно длинным или крючковатым, и он никогда не допускал неряшливости в своей бородке или шевелюре».

Почему Вы использовали подобную карикатуру на еврея? Почему Вы ставите предположительно еврейские черты Троцкого ему в вину? И почему Вы так поступаете, прекрасно зная, что оппоненты Троцкого мобилизовывали против него антисемитские предрассудки?

Вы даже придумали историю собственного сочинения для того, чтобы подчеркнуть еврейство Троцкого. В продолжение первых сорока страниц своей книги Вы постоянно называет его Лейба, хотя он никогда не носил и не использовал еврейского имени. Почему Вы опять в данном случае основываетесь на антисемитских карикатурах, которые создавались относительно Троцкого его сталинистскими и фашистскими врагами?

7. Ваша книга выражает едва скрываемое восхищение Сталиным. Вы пишете: «Сталин не был посредственностью. Он, скорее, обладал впечатляющим набором способностей, а также талантом решительного руководства» (p. 3). И еще: «Троцкий потерпел неудачу не от рук «бюрократии»: он проиграл человеку и клике с превосходящим его пониманием советской общественной жизни» (p. 4).

На самом деле политика Сталина 1920-х и 1930-х годов состояла из бесконечного ряда катастрофически ошибочных решений, — это касается внутренней динамики экономический жизни, фашистской опасности в Германии, угрозы германского вторжения.

Вы высказываете свои суждения, не пытаясь затронуть критику сталинизма, которую Троцкий систематически развивал в продолжение 17 лет, с 1923 по 1940 год. Почему Вы игнорируете работу Троцкого Преданная революция, его критику сталинской экономической политики 1920-х годов, критику Троцким «социализма в одной стране», насильственной коллективизации и многое другое? В Вашей книге обо всем этом нет ни слова.

8. Почему в Вашей книге так много очевидных и поразительных ошибок?

Просто процитируем еще раз American Historical Review, где говорится, что Вы «путаете имена сыновей Троцкого, ошибаетесь в названии самой крупной политической партии в составе первой Думы в 1906 году, искажаете имя австрийского эрцгерцога, убитого в 1914 году в Сараево, неверно описываете обстоятельства отречения Николая II от трона, путаете описание позиции Троцкого в 1940 году по поводу вступления США во Вторую мировую войну, приводите неверную дату смерти вдовы Троцкого».

Как много времени и усилий Вы потратили на эту книгу, в которой самые базовые исторические факты столь явно искажены?

9. И последний вопрос. Заголовок вашего заявленного в Берлине выступления звучит так: «Троцкий (Trotzky) — проблемы биографии».

Как Вы должны знать, это написание имени Троцкого неправильно. По-английски фамилия «Троцкий» пишется с буквой «s» [Trotsky]. Теми, кто после Октябрьской революции использовал написание «Trotzky», были — как Вы должны знать в качестве биографа Троцкого, — фашисты, а также британские и американские сталинисты. Они писали фамилию Троцкого с «tzky» для того, чтобы придать его имени в английском звучании более угрожающий характер.

Зачем Вы совершаете такие фундаментальные ошибки?



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!