Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2011/dez2011/rsd-d24.shtml

Российское Социалистическое движение — политическая ловушка для рабочего класса

Владимир Волков
24 декабря 2011 г.

Советский Союз распался два десятилетия назад в огромной степени потому, что рабочий класс, стихийно поднявшийся на рубеже 1980-90-х годов на борьбу против тоталитарной власти сталинистской бюрократии, не сумел своевременно выдвинуть собственное руководство и создать партию, которая помогла бы ему ясно сформулировать свою независимую революционно-интернационалистическую программу, аналогичную той, которая вдохновляла большевиков в 1917 году.

Задача построения политического авангарда, ориентирующегося на перспективу революционного интернационального социализма, остается в течение двух десятилетий капиталистической реставрации в бывшем СССР центральным стержнем, вокруг которого должны концентрироваться усилия любого честного и думающего левого активиста — рабочего, представителя молодежи или интеллигенции.

Исторические условия, определяющие сегодняшнее положение, связаны с тем, что советский сталинизм укрепился у власти как могильщик революции, как ее контрреволюционный антипод. Большой террор 1937-1938-го годов не только физически уничтожил несколько поколений социалистических рабочих и интеллигенции, но и вырвал с корнем саму культуру марксистского, социалистического сознания в советском обществе.

Вопрос стоит, таким образом, об исторической задаче возвращения марксизма в бывший СССР. Это означает целенаправленное и сознательное усвоение уроков борьбы за социалистическую перспективу в XX столетии, воплощенную в истории и политическом наследии Четвертого Интернационала, основанного Львом Троцким в 1938 году в борьбе против сталинистского перерождения большевистской партии, советского государства и Коминтерна.

Международный Комитет Четвертого Интернационала (МКЧИ) является единственным международным политическим течением, которое последовательно боролось за сохранение исторической преемственности перспективы Троцкого с момента создания Четвертого Интернационала. МКЧИ боролся за мобилизацию рабочего класса против капиталистической системы прибыли, независимо от всех форм леворадикального приспособления к капитализму, социал-демократической, профсоюзной и сталинистской бюрократии.

Возвращение марксизма в бывший СССР в самом общем смысле тождественно построению в России и других бывших советских республиках секций МКЧИ.

В отличие от этого, Российское Социалистическое движение (РСД), созданное в начале марта этого года, выступает как образование, пытающееся насадить в России культуру псевдо-левого оппортунизма, полностью враждебного рабочему классу и нацеленного на то, чтобы не дать ему развить собственное классовое самосознание.

В Европе наиболее яркими представителями этой тенденции являются французская Новая антикапиталистическая партия и германская Левая партия, на которые РСД в значительной степени ориентируется. В России одним из главных "импортеров" этой политики до сих пор выступает глава Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий, который с самого начала взял на себя роль одного из политических менторов РСД.

Программные установки РСД, характер входящих в его состав тенденций, ориентиры его текущей политики, равно как и характер его международной аффилиации, — все это служит недвусмысленным индикатором того, что РСД образовано в качестве одного из инструментов по поддержанию и спасению правящего олигархически-бюрократического режима в России. Этот режим стремительно теряет свой авторитет в глазах большинства населения, — процесс, который особенно ускорился под влиянием развивающегося мирового экономического кризиса, арабских революций и роста массовых протестов в странах Запада, аналогичных движению "Оккупируй Уолл-Стрит".

Вопреки своему названию, РСД не ставит перед собой задачи действительной борьбы за социализм и замены ублюдочного русского капитализма революционным правительством рабочих. Оно хочет лишь реформировать существующий режим, сделать его чуть более "демократичным", распространяя иллюзии относительно того, что он может быть реформирован. РСД заявляет, что стремится мобилизовать массы снизу, однако делает это под расплывчатыми лозунгами, сводит все к давлению на существующую власть снизу и пропагандирует насквозь обанкроченную перспективу "модернизации" кремлевских структур и механизмов власти русской капиталистической олигархии.

Пессимизм в отношении рабочего класса

Сквозной линией в документах и публикациях РСД настойчиво проводится мысль о том, что рабочему классу нет самостоятельного места в "актуальной" политической жизни.

В упредительном манифесте движения под названием "К построению организации антикапиталистических левых" утверждается: "Основным вектором противостояния в актуальной отечественной политике остаётся противостояние между правительством и либеральной оппозицией... С другой стороны... ультраправые, националисты также наращивают свои мобилизационные ресурсы... В конечном итоге, дальнейшее развитие ситуации смогут определить те политические силы (увы, не обязательно левые), которые сумеют сделать свою повестку повесткой широких масс, а свою организацию — центром общественной мобилизации".

Суть этой фразы сводится к тому, что определяющим фактором социально-политической реальности России является не классовая борьба пролетариата, а разногласия в группах правящей элиты. В манифесте РСД есть, правда, оговорка, что "с точки зрения интересов трудящегося большинства это противостояние [между правительством и либеральной оппозицией] носит по большей части мнимый характер". Однако данная оговорка носит чисто ритуальный характер, потому что абсолютно ничего не меняет в классовой ориентации РСД.

Степень политической зрелости рабочего класса, его "актуального" участия в политической жизни определяется не только и даже не столько размахом стихийной борьбы, как бы значима она ни была сама по себе, сколько масштабом влияния на него революционной партии. В отсутствие этого влияния он оказывается политически безоружен, и неизбежно становится объектом манипуляций враждебных классовых сил. Но именно против создания революционной партии-авангарда категорически выступает РСД, внося таким путем свой вклад в то, чтобы какая-либо из фракций правящей элиты, говоря словами РСД, "сделала свою повестку повесткой широких масс".

Глубоким пессимизмом в отношении рабочего класса пронизана статья одного из лидеров РСД Ильи Будрайтскиса, опубликованная 3 июля на сайте Рабкор.ру под названием "Пабло Эскобар российской политики". Написанная по поводу избрания Михаила Прохорова лидером либеральной партии "Правое дело", эта статья звучит как панегирик политической проницательности и "народности" одного из одиозных русских миллиардеров.

В своей статье Будрайтскис предрекает, что "в декабре партия Прохорова станет главной сенсацией выборов-2011" и заявляет о "предсказуемой победе "Правого дела"" на этих выборах. Откуда такая уверенность в успехе Прохорова? Потому что, по мнению Будрайтскиса, призыв Прохорова к эгоистическому личному успеху разделяется массами российских рабочих, безнадежно отравленных мелкособственническими иллюзиями.

"Сила российского общественного регресса, — рассуждал Будрайтскис, — воспитала нового человека — сурового пионера капиталистического выживания, чьи политические предпочтения колеблются между циничным неверием в любые формы борьбы за коллективные интересы, ненавистью к паразитическому государству и "русским вопросом" разной степени радикальности. Этот человек не будет политическим активистом — потому что привык работать только на себя и не любит забивать голову лишней информацией. Но готов голосовать — за того, кто, как кажется, так похож на него самого. Ну, или за того, кем он хотел бы стать. Это жилистый и угрюмый человек Третьего мира, будущий массовый избиратель Михаила Прохорова".

Не прошло и трех месяцев, как в середине сентября Прохоров был демонстративно и с позором вышвырнут из "Правого дела" кремлевскими "кукловодами", как только они почувствовали, что не могут ему полностью доверять. С этого момента "Правое дело" очутилось в глубокой коме и набрало на прошедших 4 декабря парламентских выборах ничтожный процент голосов.

"Демократическая", а не социалистическая революция

Перспектива, на которую ориентируется РСД — это демократическая революция, которая предположительно возможна в условиях капиталистической России под эгидой широкой коалиции оппозиционных сил, от либералов до националистов включительно. В рамках этой объективно правой коалиции пролетариат не может выступать с собственной революционной и интернациональной программой. Он может лишь играть роль младшего партнера, ведомого и контролируемого другими.

Эта ориентация противоположна теории перманентной революции Троцкого, согласно которой в современных условиях буржуазия в лице всех ее возможных фракций и оттенков не в состоянии бороться за демократию, потому что ее классовые интересы несовместимы с интересами абсолютного большинства общества. Задача борьбы за демократию целиком ложится на плечи рабочего класса, ведущего за собой все угнетенные классы в рамках интернациональной социалистической революции.

Примером "демократической революции", за которую ратует РСД, являются "цветные революции" на постсоветском пространстве 2003-2004 годов, которые привели к власти в Грузии и на Украине проамериканские режимы, немедленно начавшие свирепое наступление на права и жизненный уровень рабочего класса.

Многие политические группы, вошедшие в РСД, в частности та, от имени которой выступает Будрайсткис, приняли активное участие в "оранжевой революции" на Украине, разоблачив себя в качестве пособников империализма и продажных клик национальной буржуазии.

Перспектива демократической революции, на которую ориентируется РСД, была теоретически обоснована, в частности, в статье "Когда уйдёт Путин", опубликованной на сайте Anticapitalist.ru 1 июля. В ней говорилось: "При всей внешней непохожести на т. наз. "западную демократию", при всей критике наступившего в 2000-е авторитаризма, путинское государство оказалось куда ближе к действительной буржуазной демократии, чем государство ельцинское. Во всяком случае, технически появилась возможность политической либерализации, которой в 90-е просто не было".

Этот поразительный вывод — авторитаризм есть путь к демократии! — можно было бы посчитать новым открытием РСД в области политологии, если бы он не был прямым заимствованием из арсенала наиболее агрессивных слоев антикоммунистов, которые, по крайней мере, со времен Пиночета всегда настаивали на благодетельности авторитаризма для построения цветущей демократии.

Согласно взглядам РСД, если в России Путин десять лет занимался искоренением картонных декораций буржуазно-парламентарной республики, возникших при Ельцине, то этим он прокладывал дорогу к расцвету "действительной буржуазной демократии". По существу, позиция РСД — это не более как повторение апологии "исторической миссии" Путина, пропаганда которой составляет ключевой элемент официальной кремлевской идеологии а-ля Вячеслав Сурков.

Кремль пытается оправдать свой авторитаризм ссылками на то, что это якобы более "прогрессивная" стадия капитализма по сравнению с "первоначальным накоплением" "лихих 1990-х", и обещает в скором времени демократизацию "сверху". С целью придать видимость этому обману был, в частности, выдвинут Медведев как номинальный выразитель "модернизаторских" тенденций в верхах власти.

РСД принял всю эту лживую мишуру по одурачиванию масс за чистую монету и на свой лад "обосновал" неотвратимость реформ сверху, полностью приспособляясь тем самым к "повестке" правящего режима, как она формулировалась до 24 сентября этого года, когда Путин, а не Медведев был объявлен кремлевским кандидатом в новые президенты.

В другом материале РСД, "Манифесте Артели аналитиков", перепечатанном с сайта Sensus Novus, декларировалось, что "некоторые люди во власти все более отчетливо понимают необходимость модернизации "сверху", чтобы рано или поздно не рвануло "снизу"". Затем в качестве основной цели документ объявлял поиск "позитивной программы перемен, способных превратить, наконец, Россию из бюрократического динозавра в современное демократическое государство".

Вот это построение "современного демократического" капиталистического государства и есть подлинная программа РСД.

Подобная перспектива более чем обанкрочена, имея в виду, что в странах Запада, где зародилось парламентское правление, демократия не расцветает, а подвергается все более глубокому упадку. Мы видим в последние годы беспрерывные атаки на демократические права и жизненные стандарты рабочего класса. Во всех странах Запада сокращения зарплат и социальных расходов идут рука об руку с ростом полицейского государства под предлогом "войны с террором", в рамках которой эти режимы организовали вторжения в Афганистан, Ирак и Ливию, ведя там жестокие империалистические войны.

В наиболее обнаженном виде социально-экономические и политические перспективы РСД прозвучали на конференции "Социальный кризис и будущее левых сил", проведенной 9-10 июля входящим в РСД Институтом глобализации и социальных движений (ИГСО) Б. Кагарлицкого совместно с германским Фондом Розы Люксембург (связанным в Германии с проправительственной Левой партией, наследницей сталинистской СЕПГ).

Один из докладов на конференции был сделан сотрудником ИГСО Василием Колташовым. Изложив меры, которые в чистом виде сводились к задачам стабилизации русского капитализма в условиях кризиса, он подчеркнул, что изложенная программа не может быть названа "социалистической", и что он не рассматривает ее в качестве таковой.

"С наибольшей вероятностью страны, — добавил Колташов, — павшие жертвами глобального экономического бедствия, ждут не социалистические, а буржуазно-демократические революции".

Другим докладчиком выступил известный либеральный философ и журналист Борис Межуев. Он говорил о необходимости демократической коалиции, отмечая при этом (вполне справедливо), что российская буржуазия "не может реализовать и заявить требования демократии".

"В условиях, когда российская буржуазия — настаивал он, — неспособна стать ведущей демократической силой и обеспечить необходимый минимум демократических прав и свобод народу, именно левые должны стать ведущей демократической силой". Никем из участников конференции позиция Межуева не оспаривалась.

В итоговом документе конференции декларировалась необходимость "поворота к новому социальному государству". "Этот поворот потребует, — говорилось там, — не только прекращения разрушительных мер в области образования и здравоохранения, но и расширения государственного присутствия в экономике, включая, возможно, национализацию энергетического сектора и сырьевых монополий".

Еще раз программу Российского Социалистического движения, как она была выражена до осени этого года, можно сформулировать следующим образом: левые должны помочь русскому капитализму в проведении мер по собственному спасению, включая, при необходимости, национализацию. При этом здесь игнорируется самое главное — вследствие своего подчинения "либералам" и кремлевским олигархам силы вокруг РСД могут лишь оказывать давление в сторону проведения такой политики, убеждая олигархию в том, что эта политика, включая национализацию, соответствует их интересам. Но национализация, проведенная подобным образом, не может иметь прогрессивного характера, поскольку приведет не более как к перераспределению ресурсов между олигархами, которые контролируют государственный аппарат.

РСД пытается организовать массы, но так, чтобы те никоим образом не заявляли о собственных классовых интересах, ограничиваясь "низовой", то есть неполитической самоорганизацией. Отмобилизованные таким образом, массы должны придать видимость народной поддержки определенным слоям правящей элиты, которые предположительно смогут принудить благодаря этому остальные слои господствующего режима принять косметические по сути реформы. Цель всей затеи — не допустить развития самостоятельной классовой борьбы пролетариата и отвести в сторону угрозу социалистической революции.

Историческое перерождение "левых" в международном масштабе

РСД был образован в качестве коалиции псевдо-левых, сталинистских, либеральных и анархистских групп, профсоюзных организаций и социальных движений. Название стало результатом долгого обсуждения и призвано избежать ясной идентификации с марксизмом. РСД как бы говорит о социализме, но на самом деле оставляет отрытым двери и для либерала, для которого любое вторжение государства в экономику — уже социализм, и для анархиста, для которого неприемлема партийная организация пролетариата, и для многих других сил, не имеющих ничего общего ни с марксизмом, ни с рабочим классом.

РСД хочет лавировать между либеральными, сталинистскими и националистическими силами, не подрывая их доминирования в политической жизни. Приспосабливаясь к ним, РСД хочет искать "точки соприкосновения" с буржуазными политиками вместо принципиального размежевания с ними, осуждает революционных социалистов за "сектантство", стремится затушевывать классовые вопросы под видом "актуального" единства целей. В конечном счете, оно стремится быть орудием в руках реакционных сил, включая русских олигархов и западный империализм, враждебных рабочему классу.

Заигрывание с либералами выражается, например, в вопросе об отношении к академику Д. Сахарову. Вместо честной и бескомпромиссной оценки его правой либерально-антикоммунистической политики 1970-1980-х годов представители РСД повторяют избитые фразы о "моральном авторитете Сахарова".

Заигрывание со сталинистами состоит в отказе РСД безусловно осудить сталинские репрессии, ликвидацию сталинистами Советского Союза и в целом продекларировать беспощадную борьбу с наследием и остатками сталинизма. В учредительном манифесте РСД в разделе, посвященном истории рабочего движения в России в постсоветский период, с одобрением говорится о том, что поскольку в первой половине 1990-х годов "сталинизм и реваншизм были... доминирующей силой", то "радикальные левые, так или иначе, действуя в рамках этого широкого движения, пытались изнутри бороться за его интернационалистическую и демократическую составляющую".

В качестве своих ближайших политических партнеров РСД провозглашает движение "Левый фронт", образованное на базе сталинистской РКРП. Публичный лидер "Левого фронта" Сергей Удальцов не первый год выступает одним из организаторов протестных акций либерально-националистической "несистемной" оппозиции, а ведущий аппаратчик "Левого фронта" Анатолий Баранов долгое время играл роль важнейшего идеолога и медиа-специалиста в руководстве зюгановской КПРФ.

Формальным поводом для образования РСД стало воссоединение двух бывших псевдотроцкистких групп — Социалистического движения "Вперед" во главе с Будрайтскисом и Социалистического сопротивления Овсянникова. Обе группы когда-то были частью Комитета за Рабочий Интернационал — паблоистской тенденции, опирающейся на британскую "Милитант".

Паблоизм — это течение антитроцкистского ревизионизма, возникшее в международном троцкистском движении в конце 1940-х годов и поставившее себе цель ликвидировать Четвертый Интернационал как самостоятельную политическую силу. Названное по имени Мишеля Пабло, это течение отвергло независимую политическую мобилизацию рабочего класса, рассматривая советскую бюрократию — равно как и разного рода национально-буржуазные движения и реформистские бюрократии профсоюзов и социал-демократии — как силы, способные стать суррогатом Четвертого Интернационала в деле политического руководства рабочим классом в борьбе за социализм. Паблоизм пытался ликвидировать секции Четвертого Интернационала в различные сталинистские или буржуазно-националистические движения.

Предательство паблоизма было осуждено революционным крылом мирового троцкистского движения, объединившимся в 1953 году в Международный Комитет Четвертого Интернационала, который с того времени представляет собой единственную интернациональную тенденцию, последовательно борющуюся за перспективу революционного социализма.

Капитуляция советской бюрократии перед мировым империализмом в годы горбачевской "перестройки" и последовавшее вслед за тем упразднение Советского Союза привели паблоистские организации по всему миру к еще большему сдвигу вправо. В продолжение последних двух десятилетий они шаг за шагом отказывались от последних остатков своих революционных претензий, превратившись к настоящему моменту в прямые инструменты влияния правящих элит на рабочий класс.

Именно такую эволюцию проделала французская паблоистская группа, которая сегодня действует под именем Новой антикапиталистической партии (НАП). Она тесно связана с Социалистической партией, представляющей во Франции интересы большого бизнеса. НАП поддержала войну в Ливии. Один из ее представителей присутствовал на учредительной конференции РСД в качестве почетного гостя и выступил с приветственным словом.

РСД открыто солидаризуется с этой правой буржуазной партией, равно как и с ее аналогом в Германии — Левой партией, много лет входящей в правительственные коалиции на уровне федеральных земель Германии и несущей прямую ответственность за социальные разрушения, проводимые немецкой буржуазией.

Это полнейшее перерождение паблоистов и других левых радикалов не случайно. Объективные корни данного процесса связаны с историческим кризисом мировой системы прибыли и исчерпанием каких-либо возможностей для реформ в рамках существующего общества.

По всему миру рабочие сталкиваются с необходимостью выработки единой интернациональной программы революционной борьбы за социализм, без чего сегодня невозможна борьба даже за минимальные гарантии трудовых, социальных и демократических прав. В России это означает тщетность всяких надежд на демократизацию и самореформу правящего олигархически-бюрократического режима. Задача дня — заниматься подготовкой рабочего класса к революционной борьбе против системы прибыли у себя в стране и по всему миру. РСД является препятствием на этом пути.



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!