Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2010/jun2010/euru-j11.shtml

Саммит России и ЕС привел к соглашению по малому числу вопросов

Нил Грин
11 июня 2010 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 5 июня 2010 года.

Российский президент Дмитрий Медведев провел встречу с лидерами Европейского Союза (ЕС) в южноросийском городе Ростов-на-Дону. Саммит, проходивший с 31 мая по 1 июня, не привел ни к каким значимым соглашениям, в то время как обе стороны пытались скоординировать свои позиции перед лицом углубляющегося финансового кризиса в Европе.

Одновременно с саммитом около 1000 демонстрантов собрались на Триумфальной площади в центре Москвы, чтобы выразить протест против антидемократических методов правительства Медведева и премьер-министра Владимира Путина. На толпу, состоявшую главным образом из молодых людей, и скандировавшую лозунги "Свобода" и "Россия без Путина", жестоко обрушился ОМОН. Несколько протестующих были жестоко избиты и попали в больницу. Другие были арестованы.

Милиция заявила, что она не позволила протестующим сорвать устроенное рядом собрание проправительственного движения "Наши".

Менее многочисленные демонстрации в Санкт-Петербурге и других крупных городах также сопровождались милицейским насилием. Лидеры ЕС сделали формальные заявления, осуждающие жестокость российской милиции, но работа саммита продолжалась без перерыва.

Прошедшие демонстрации и реакция на них со стороны властей стали последним примером выражения растущего недовольства населения действиями правительства и ухудшением уровня жизни по всей России. В прошлом месяце подразделения ОМОНа избили десятки шахтеров в Кемеровской области в Сибири, которые вышли на улицы с протестом против соучастия шахтовладельцев и правительственных чиновников в смертях десятков своих товарищей на шахте "Распадская".

Президент Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу и президент Европейского совета Херман Ван Ромпей возглавляли делегацию ЕС на саммите, который был провозглашен новой, более прагматичной фазой в отношениях ЕС и России. В ходе заседания обе стороны выражали надежду на усиление торгового и экономического роста. Лидеры и их министры иностранных дел обсуждали также проблемы изменения климата, терроризма и ядерную программу Ирана.

Несмотря на заявления, сделанные накануне саммита, в Ростове-на-Дону было достигнуто только одно соглашение, которое касалось обмена информацией между организациями ЕС и России. Европейские лидеры также выразили общую поддержку кампании Медведева за так называемую "модернизацию" и усилиям по развитию в России промышленности, использующей высокие технологии. Однако никаких конкретных обещаний относительно крупных инвестиций не последовало.

Дискуссии по вопросу об упрощении визового режима не привели к соглашению, а предложение Медведева снять ограничения на передвижение граждан ЕС по России не встретили ответного предложения чиновников ЕС. Напротив, во всем ЕС государства-члены ЕС противятся любому ослаблению контроля на границах; европейские правительства используют антииммигрантский шовинизм для отвлечения внимания от экономического кризиса, который привел к массовой безработице.

Хотя ряд средств массовой информации и российских чиновников утверждали, что страна способна противостоять потрясениям, порожденным европейским финансовым кризисом, поскольку ее банки не владеют большим объемом плохих европейских долгов, Россия остается в весьма сильной степени зависимой от европейского рынка из-за экспорта энергоресурсов.

ЕС является крупнейшим торговым партнером России и покупает 70 процентов ее экспортного газа и 88 процентов экспортной нефти. Хотя обмен между ними постепенно рос в течение ряда лет, с 2008 года торговый оборот между Россией и ЕС упал на 40 процентов. Российская экономика крайне чувствительна ко всякому дальнейшему падению потребления российских энергоносителей, а также промышленных товаров, что могло бы стать следствием экономической обстановки в Европе.

Из-за крупномасштабной помощи, оказанной правительством российским банкам и крупной промышленности в 2008 и 2009 годах, а также из-за значительного снижения цен на энергоносители нефтяные доходы, которые Москва направляет на финансирование того, что осталось от системы социального обеспечения — включая выплату пенсий, здравоохранение, государственное образование и субсидии регионам для поддержания занятости — оказались сильно истощены. Хотя Путин заявил об окончании рецессии в России в этом году, правительство неоднократно сигнализировало об угрозе высокой безработицы и подготовило осуществление мер жесткой экономии.

Хотя в 2010 году в России ожидается рост на уровне 4-4,5 процентов, это станет результатом значительного роста цен на легкую сырую нефть Урала и Сибири в течение первого квартала текущего года, — тенденции, которая может быстро повернуть вспять. Между тем цены на сырую нефть упали ниже 70 долларов США за баррель, — уровень, который Путин недавно объявил нижней "комфортной" точкой для российской экономики. Отражая страхи мировой и российской экономики, рубль быстро теряет в цене, на прошлой неделе достигнув своего самого низкого уровня с сентября 2009 года.

26 мая российский фондовый рынок потерял более 5 процентов, что стало крупнейшим падением за один день с октября 2009 года. Это падение было вызвано опасениями, что долговой кризис ЕС приведет к слабому экономическому росту в этом году. Главный российский индекс ММВБ упал более чем на 20 процентов с начала греческого кризиса в апреле, когда долговые обязательства Афин снизились до уровня "мусорных" облигаций.

"Инвесторы опасаются, что долговой кризис может привести к сценарию двойного падения, и Россия является одной из самых явных экономик, в которых такой сценарий осуществится из-за ее столь сильной зависимости от экспорта благодаря отсутствию успеха в диверсификации ее экономики", — сказал Крис Уифер, главный аналитик УралСиба, компании, предоставляющей финансовые услуги.

Рассчитывая увеличить масштаб прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию, Медведев провел 27 мая в Москве встречу с представителями нескольких крупных компаний венчурных капиталистов, стремясь рекламировать то, что президент назвал "сбалансированной налоговой системой России", дерегуляцию движения капиталов и лицензионные законы и преференции новым иностранным инвестициям. Один участник встречи из США, который был процитирован новостным агентством ИТАР-ТАСС, восхвалял тринадцатипроцентный подоходный налог в России как "мечту каждого американца".

Выступая на встрече, Медведев заявил: "Нет проблем с тем, куда инвестировать деньги... Мы так богаты ресурсами, что никто не сделает второпях рискованные инвестиции. Все хотят инвестировать в нефть и газ".

Это заколдованный круг для планов Медведева: глобальные инвесторы не хотят вкладывать деньги в что-то иное, кроме нефте- и газодобывающей промышленности в России, в частности, из-за того, что ветхая промышленная база страны заставляет экономику полагаться на экспорт энергоносителей и поэтому оставляет ее во власти колеблющихся нефтяных цен.

Вдобавок ПИИ сдерживаются "кумовским" капитализмом российской элиты, которая использовала преступные методы для своего стремительного обогащения, прежде всего посредством разграбления бывших государственных отраслей промышленности, а не путем инвестиций в развитие производительных сил. Многие могущественные фигуры в России враждебны модернизационным планам Медведева, опасаясь того, что рост иностранных инвестиций может подорвать их доминирующие позиции.

Хотя ППИ из ЕС в Россию достигли пика в 2008 году, этот поток потек в 2009 году в обратную сторону, когда по всему миру иностранный капитал начал уходить с высокорискованных "развивающихся рынков". ПИИ в Россию выросли в первом квартале 2010 года, при том что капитал из ЕС составлял преобладающую долю этих инвестиций, однако углубляющийся финансовый кризис в ЕС поставил под вопрос продолжение увеличения потока капиталов из Европы в Россию.

ЕС надеялся использовать саммит на прошлой неделе для получения поддержки европейской финансовой и денежной стабильности со стороны Москвы. Медведев ответил на призывы ЕС тем, что подчеркнул свою поддержку евро.

Однако реальная способность России оказывать поддержку еврозоне может сильно ослабнуть, поскольку европейская валюта продолжает терять в цене. Российские валютные резервы снизились в мае на 3 процента, что связано с обесцениванием активов в евро.

Кремль полагается на эти резервы для финансирования бюджетного дефицита, и любое падение в их цене принудит Россию увеличить заимствования на международных рынках. Цена такого заимствования, вероятно, вырастет, так как рынки рассматривают структурную слабость России и ее зависимость от колеблющихся нефтяных цен как источник риска. Если Россия продаст значительную долю своих резервов в евро, чтобы усилить защиту стоимости своих валютных резервов, то это окажет дополнительное давление на евро.

"В настоящее время" перевода активов в евро в другие валюты "не осуществляется", — сказал председатель Центрального банка России Сергей Игнатьев 27 мая.



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!