Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2009/sep2009/hitl-s09.shtml

70 лет пакту Гитлера-Сталина

Алекс Лантье
9 сентября 2009 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 24 августа 2009 года.

70 лет назад, 23 августа 1939 года, министр иностранных дел нацистского режима Иоахим фон Риббентроп и советский министр иностранных дел Вячеслав Молотов, преданный приближенный Сталина, встретились в Москве для подписания согласованного наспех пакта о ненападении между гитлеровской Германией и СССР.

Это соглашение позволило Германии развязать войну в Европе при наиболее выгодных для нацистов условиях. В момент поездки Риббентропа в Москву нацистский режим настойчиво стремился достичь соглашения с Советским Союзом, позволявшего напасть на Польшу без угрозы начала войны на два фронта против Советского Союза и двух главных империалистических держав Западной Европы — Великобритании и Франции. В дополнение к обязательству взаимного ненападения пакт содержал в себе секретную часть о разделе Польши и балтийских государств между нацисткой Германией и СССР. Германия получала Западную Польшу и Литву, в то время как Советскому Союзу отходили Восточная Польша, Латвия и Эстония.

Формальное объявление войны, прозвучавшее 3 сентября 1939 года, последовало вслед за нацистским вторжением в Польшу, начавшимся 1 сентября. Так в Европе началась Вторая мировая война — война, которая в итоге привела к гибели от 50 до 70 миллионов человеческих жизней. Советские войска вступили в Восточную Польшу 17 сентября 1939 года.

Советский нейтралитет позволил нацистам в 1940-м году после быстрого разгрома польских сил сконцентрировать свои усилия против Западной Европы. С молчаливого согласия Сталина Гитлер завоевал Данию, Норвегию, Нидерланды, Бельгию и Францию. Когда в июне 1941 года вторжение нацистов в СССР стало неизбежным, СССР был полностью изолирован от европейского континента. Игнорируя огромный поток информации о неизбежности нацистского вторжения, Сталин продолжал соблюдать условия соглашения буквальным образом. Последние кремлевские поставки стратегических природных ресурсов в нацистскую Германию были направлены всего за несколько часов до вторжения, начавшегося утром 22 июня 1941 года.

Наиболее характерной чертой соглашения было полнейшее презрение и безразличие со стороны Кремля по отношению к мнению международного рабочего класса. В ходе переговоров Сталин поднял тост за Гитлера, сказав: "Я знаю, как сильно немецкий народ любит своего Фюрера". В соответствие с инструкциями Кремля коммунистические партии Франции и Британии заняли официальную политику нейтралитета по отношению к фашистскому режиму, воплощавшему в себе реакцию против рабочего класса.

И нацистские, и советские вооруженные силы ответственны за масштабные преступления в оккупированных регионах. Нацисты инициировали операцию "Танненберг", захватывая и уничтожая тысячи представителей польской интеллектуальной, культурной и политической жизни. В марте 1940 года советские войска организовали массовое убийство польских офицеров в лесу под Катынью.

К удивлению Гитлера, в ходе переговоров о заключении пакта Сталин не попросил нацистов освободить лидера немецких коммунистов Эрнста Тельмана, который был заключен в концентрационный лагерь вскоре после прихода нацистов к власти в январе 1933 года. Тельман был убит нацистами незадолго до падения Третьего рейха.

Пакт Сталина-Гитлера находился, на первый взгляд, в прямом противоречии с внешней политикой как Германии, так и СССР. Нацистский режим подавал себя в качестве бастиона сопротивления СССР и угрозе коммунизма. Сталинистский режим, в свою очередь, заявлял, что является непримиримым противником нацистского империализма. В результате подписание соглашения стало шоком и было встречено Британией и Францией с недоверием. Между тем в осуждениях пакта с их стороны содержалась немалая доля лицемерия, поскольку две ведущие европейские империалистические державы надеялись достичь соглашения с Гитлером за счет СССР.

До августа 1939 года влиятельные слои французского и британского правящего класса рассчитывали на то, что Гитлер повернет мощь Вермахта не против Запада, а против СССР. Эти расчеты лежали в основе Мюнхенского соглашения 1938 года: в обмен за номинальное обещание нацистов, которое британский премьер-министр Невиль Чемберлен назвал обеспечением "мира в наше время" Британия и Франция согласились на расчленение Чехословакии руками нацистов.

Был только один наблюдатель, для которого явные противоречия советской политики не оказывались сюрпризом. Речь идет о Льве Троцком, лидере Четвертого Интернационала, который жил в Мексике на положении политического эмигранта.

С характерной для него дальнозоркостью Троцкий предвидел, что Сталин, столкнувшись с острым внутренним кризисом и возникновением враждебных и порожденных его политикой режимов в Европе, будет искать способа отвести угрозу войны путем заключения альянса с Гитлером. В июне 1939 года Троцкий писал: "На съезде партии в марте этого года Сталин впервые заявил вслух, что экономически Советский Союз еще чрезвычайно отстал от капиталистических стран. Это признание нужно было ему не только для того, чтобы объяснить низкий уровень жизни народных масс, но и для того, чтобы оправдать свои отступления в области внешней политики. За мир Сталин готов заплатить очень дорогой, чтобы не сказать всякой ценою. Не потому что он "ненавидит" войну, а потому что он смертельно боится ее последствий".

"Под этим углом зрения не трудно произвести оценку сравнительных выгод, которые представляет для Кремля альтернатива соглашения с Германией или союза с "демократиями". Дружба с Гитлером означала бы прямое устранение военной опасности с Запада, и тем самым — чрезвычайное ослабление опасности с Дальнего Востока. Союз с демократиями означает лишь возможность получения помощи на случай войны. Разумеется, если не остается ничего другого, как воевать, то выгоднее иметь союзников, чем оставаться изолированным. Но основная задача политики Сталина — не в том, чтобы создать более благоприятные условия на случай войны, а в том, чтобы избежать войны. В этом скрытый смысл неоднократных заявлений Сталина, Молотова, Ворошилова насчет того, что СССР "не нуждается в союзниках"" ("Загадка СССР" // Бюллетень оппозиции, №79-80, август-сентябрь-октябрь 1939, с. 11).

Троцкий основывал свое суждение о кремлевской внешней политике на базе более общей оценки контрреволюционной политики, проводившейся советской бюрократией в продолжение предыдущего десятилетия.

Когда угроза советско-германской войны усилилась после прихода Гитлера к власти в 1933 году, Кремль постарался заключить альянсы с буржуазными и социал-демократическими партиями против фашизма в Западной Европе. Основой этих соглашений стало подчинение рабочего класса капиталистическому правлению. Сталин надеялся добиться благожелательного отношения со стороны европейской буржуазии путем подавления, политического и физического, левых и революционных движений. Троцкий сжато описывал выросшие из этого "Народные фронты" как "альянс буржуазного либерализма и ГПУ" — кремлевской секретной полиции.

В мае-июне 1936 года Всеобщая забастовка во Франции была сорвана профсоюзами и Компартией Франции (КПФ). Лидер КПФ Морис Торез, сотрудничая в то время политически с коалиционным правительством Народного фронта, состоявшего из Социалистической партии и буржуазной Радикальной партии, завил, что "хочется знать, как закончить забастовку". Правительство Народного фронта пало в 1938 году, приведя к власти консервативное правительство Даладье.

В Испании стратегия Народного фронта привязала испанский пролетариат к буржуазии во время испанской революции и гражданской войны 1936-1939 годов, которая велась против лидера фашистского государственного переворота генерала Франциско Франко. Кремль настаивал на том, что отряды вооруженных рабочих должны будут вернуть свое оружие буржуазному правительству Мануэля Азаны, которому они должны также передать политический и военный контроль над ведением войны.

Как писал Троцкий, правительство Азаны боится испанской революции намного больше, чем Франко. Оно оставалось неумолимо враждебным к призыву национализации земли для обеспечения победы над крестьянскими армиями Франко. Франция и Британия, оставаясь номинальными советскими союзниками, ввели блокаду на доставку помощи испанской республике, потому что боялись, что революция может распространиться за пределы Испании. Конечным результатом этого стала победа испанских фашистов.

Троцкий комментировал положение следующим образом: "Основной чертой международной политики Сталина в последние годы является то обстоятельство, что он торгует рабочим движением, как нефтью, марганцем и другими продуктами. В этих словах нет ни капли преувеличения. Сталин рассматривает секции Коминтерна в разных странах и освободительную борьбу угнетенных народов, как разменную монету при сделках с империалистскими государствами" ("Гитлер и Сталин" // Бюллетень оппозиции, №75-76, август март-апрель 1939, с. 2).

Сталин заискивал перед своими новыми империалистическими союзниками и стремился обезглавить политическое недовольство внутри СССР путем ликвидации марксисткой оппозиции своему правлению. В ходе Московских процессов и последовавшего затем Большого террора 1936-1937 годов Сталин подготовил и организовал массовое уничтожение кадров старых большевиков и значительных слоев социалистической интеллигенции. Три четверти состава советского офицерства было расстреляно, включая таких авторитетных военачальников, как маршал Михаил Тухачевский и генерал Иона Якир. Это имело разрушительные последствия для боеспособности Красной армии.

Троцкий писал: "За последние три года Сталин объявил всех соратников Ленина агентами Гитлера. Он истребил цвет командного состава, расстрелял, сместил, сослал около 30.000 офицеров, — все по тому же обвинению: все это — агенты Гитлера или союзников Гитлера. Разрушив партию и обезглавив армию, Сталин открыто ставит ныне свою кандидатуру на роль главного агента Гитлера" ("Капитуляция Сталина" // Бюллетень оппозиции, №75-76, август март-апрель 1939, с. 4).

Пакт Гитлера-Сталина, увенчав ряд этих предательств, стал отчаянной и, по большому счету, безуспешной попыткой Сталина избежать войны, за развязывание которой его собственная политика несет огромную долю ответственности. Когда двумя годами позже Германия вторглась в СССР, Советский Союз был крайне плохо подготовлен. Около 30 миллионов советских солдат и граждан погибли в борьбе за то, чтобы отразить нападение фашистов.

В конечном итоге, однако, неслыханные жертвы советского народа были преданы в 1991 году, когда СССР был упразднен, что стало финальным результатом контрреволюционной политики сталинизма.



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!