Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2009/mai2009/cri1-m07.shtml

Мировой экономический кризис: Марксистский анализ.

Часть 1

Ник Бимс
7 мая 2009 г.

Ниже следует первая часть лекции, с которой Ник Бимс, национальный секретарь австралийской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и член международной редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта , выступил в Мельбурне и Сиднее в ноябре и декабре 2008 года. Она была опубликована на английской странице МСВС 19 декабря 2008 г.

Становится ясным, что величайший финансовый кризис со времени Великой депрессии превращается в самый глубокий спад за всё время после экономической катастрофы 1930-х годов. Мы могли бы потратить всю эту лекцию на то, чтобы заниматься перечислением множества проявлений этого кризиса, анализируя их далеко идущие последствия. Я предлагаю обратить внимание лишь на наиболее важнейшие из них.

24 ноября агентство Bloomberg News сообщило, что после появления сообщения о выделении накануне 306 миллиардов долларов для спасения [bailout] американского банка Citigroup, общая сумма денежной помощи финансовым организациям и банкам, о которой объявило американское правительство, достигло суммы в 7,76 триллиона долларов. Эта цифра равна половине Валового внутреннего продукта США, — примерно по 24 тысячи долларов на душу населения страны.

Однако уже в следующие 24 часа оценка аналитиков агентства Bloomberg оказалась устаревшей: министерство финансов объявило о 800-миллиардной программе поддержки ипотечных компаний Fannie Mae и Freddie Mac, а также об ещё одной новой инициативе по предоставлению кредитов для обладателей автомобильных ссуд, студенческих ссуд и ссуд на кредитные карточки.

Читая эти новости, невольно задаёшь себе вопрос: а кто же спасёт Соединенные Штаты?

По всему миру произошло падение биржевых индексов, результатом чего стало то, что за последние полгода ценные бумаги потеряли в стоимости примерно 25-30 триллионов долларов. Капитализация ведущих мировых корпораций снизилась на 38%. Один из самых могущественных в мире в недавнем прошлом концерн General Motors стоит сейчас на грани банкротства.

Согласно официальным данным, все важнейшие части мирового хозяйства находятся в состоянии рецессии: Соединенные Штаты, еврозона, Великобритания и Япония.

Оценки экономического роста Китая и других стран из числа так называемых "развивающихся рынков", от которых давным-давно ожидали, что они дадут новый толчок росту мирового хозяйства, — эти оценки ревизуются день за днём в сторону понижения.

Хозяйственный спад, равно как и породивший его финансовый кризис, концентрируется в Соединенных Штатах. Число рабочих мест в частном секторе снижается уже в продолжение 11 месяцев. В ноябре 2008 года было ликвидировано 533 тысячи рабочих мест — это наихудшая месячная цифра с декабря 1974 года. Ожидается, что потери рабочих мест в декабре будут еще более значительными. По меньшей мере четверть всех частных фирм в Америке планирует в будущем году сократить численность своих сотрудников. Мэр Чикаго Ричард Дэйли (Richard Daley) предупредил недавно об "огромных" сокращениях, ожидаемых в конце года, и напрямую сравнил "ужасное состояние экономики" в данный момент с положением во время депрессии 1930-х годов.

Рост безработицы и продолжающееся падение цен на жилые дома — примерно 12 миллионов домов в США находятся "под водой", то есть их рыночная стоимость ниже, чем объем ипотечных задолженностей по ним, — привели к резкому падению расходов на товары массового потребления.

Расходы на потребление в США, которые обычно составляют порядка 70% Валового национального продукта, упали в третьем квартале 2008 года на 3%. Опрос экономистов, проведенный агентством Bloomberg, показывает, что эта цифра понизится еще на 2,9% в четвертом квартале, и ещё на 1,3% — в первом квартале 2009 года. Расходы потребителей ещё ни разу за весь послевоенный период не падали три квартала подряд.

Цена потребительской корзины в октябре снизилась на 1%; это наиболее резкое падение с 1947 года. Однако низкая инфляция не стимулирует рост финансовых рынков; она оказывает прямо противоположный эффект. Акции на Уолл-стрит упали из-за опасений, что продолжительное состояние дефляции повысит общий объем задолженностей.

"Большая тройка" Детройта — Chrysler, Ford и General Motors — просят правительство предоставить им 34-миллиардный спасательный круг. Экономисты высказывают оценки, согласно которым в случае банкротства одного или нескольких автомобильных гигантов американская экономика потеряет примерно три миллиона рабочих мест.

Положение глобальной экономики такое же или ещё хуже. Согласно данным Международной организации труда (МОТ) финансовый кризис приведет к увеличению мировой безработицы со 190 миллионов в 2007 году до 210 миллионов в 2009 году. МОТ выступила с предупреждением, что подобное ожидание двадцатимиллионного повышения уровня безработицы может оказаться недооценкой, "если не будут приняты быстрые меры для остановки происходящего ухудшения хозяйственного положения".

На прошлой неделе, отчаянно пытаясь преодолеть кризис, Банк Англии понизил курс банковских ставок до 2% — что является самой низкой точкой со времени основания банка в 1694 году.

В своем последнем обзоре перспектив глобального развития Мировой банк предсказал экономический рост в 2009 году всего в 1%, а в богатых странах — снижение темпов экономического развития на 0,1%. По мнению главного экономиста банка мир в целом стоит лицом к лицу перед "наиболее серьёзной рецессией со времен Великой депрессии".

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), объединяющая ведущие промышленные державы мира, предсказывает снижение темпов развития экономики США на 0,9%, Японии — на 0,1% и еврозоны — на 0,5%.

Одним из наиболее значительных показателей являются данные по мировой торговле. Мировой банк предсказывает снижение объёма мировой торговли в 2009 году на 2,5%, в то время как в 2008 году рост составил 5,8%, а в 2006 году — почти 10%. Это будет первым снижением объёмов торговли после глубокой рецессии 1982 года.

15 ноября прошлого года руководители группы стран G20, экономика которых в общей сложности составляет примерно 90% мировой, собрались в Вашингтоне для обсуждения предложений по противодействию экономическому и финансовому кризису. Было бы, пожалуй, лучше, если бы они совсем не собирались. Встреча наглядно продемонстрировала отсутствие у руководителей мирового капитализма какой-либо программы для разрешения ситуации и рост разногласий между ними.

Накануне этой встречи президент Буш, пытаясь завуалировать призывы к усилению госрегулирования, выступил с речью, расхваливая достижения "свободного предпринимательства". Он настаивал на том, что предстоящая встреча на верхах должна, кроме всего прочего, подтвердить, что "принципы свободного рынка являются столбовой дорогой к постоянному процветанию". Необходимо "идти вперёд в направлении принципов свободного рынка, которые представляют собой благополучие и надежду населения всего земного шара". Посторонний зевака мог бы спросить, не является ли эта сцена каким-то шуточным номером из сатирической программы "Saturday Night Live" в духе комической актрисы Тины Фей (Tina Fey), удачно спародировавшей образ Сары Пэйлин.

За три недели до саммита, во время слушаний комитета американского Конгресса, гуру свободного рынка и бывший глава Федеральной резервной системы Ален Гринспэн был вынужден признать банкротство всей системы, которую он выстраивал и которой руководил в течение почти двух десятилетий.

"Те из нас, кто, как и я, рассматривали эгоизм кредитных институтов в качестве защитного инструмента в отношении активов акционеров, сейчас находятся в состоянии замешательства", — сказал он. Система управления рисками, основанная на применении финансовых деривативов, не только вырвалась из-под контроля, но и способствовала распространению кризиса. "Новейшая парадигма управления рисками доминировала в течение десятилетий. Но всё это интеллектуальное создание рухнуло в прошедшее лето". Кризис "стал гораздо более обширным, чем я мог себе представить. Из проблемы ограниченной ликвидности он превратился в монстра, когда на первый план выходят страхи банкротства".

Незадолго до начала саммита экономический комментатор газеты Financial Times Мартин Вольф (Martin Wolf) объяснил, почему, по его мнению, предотвращение глобального спада стало для правительств и центробанков их главной целью. Мысль, будто скоротечная рецессия очистит механизм мирового хозяйства от прошлых издержек, оказалась "смехотворной".

"Вместо этого надо опасаться обвала, поскольку гора долгов — объем которых в США в три раза превышает ВНП, — вызовет повальное банкротство. Спираль движения вниз начнется с еще большего ухудшения в состоянии финансовых систем и, в форме всеобщего недоверия, приведёт к исчезновению кредита, закрытию огромного числа частных фирм, массовой безработице, скачущим вниз ценам на товары, обваливающимся ценам на активы и растущему числу конфискаций неоплаченных товаров. Глобализация разнесет катастрофу повсюду... Это станет поводом не для возрождения laissez-faire XIX века, а для роста ксенофобии, национализма и угрозы революций. Такие результаты весьма вероятны... Нужно сделать все возможное, чтобы не дать неминуемой рецессии превратиться во что-то гораздо более страшное" [ Financial Times, 29 октября 2008].

Ее один известный экономист-международник Бэрри Айхенгрин (Barry Eichengreen) предупредил накануне саммита, что совсем неясно, готовы ли правительства и центральные банки к тем затруднениям, которые могут быть порождены распространением кризиса из его эпицентра на Уолл-стрит. "Не существует согласия в отношении того, что делать против глобального экономического спада. В экономическом и финансовом отношениях чувствуется, что события снова вышли из-под контроля".

Проблемы, стоящие перед руководителями G20 и глобальными экономическими и финансовыми чиновниками перешли за черту простых интеллектуальных проблем. Неспособность достичь соглашения, усиление экономических трудностей и рост конфликтов между ведущими державами является в первую очередь результатом объективных противоречий, коренящихся в самой системе мирового капитализма.

Возьмите вопрос о государственном регулировании. Любой анализ глобальной финансовой системы покажет, что для "эффективной" работы тесно связанных и интегрированных рынков нужна какая-то форма международного регулирования.

Но задействовать такую систему невозможно. Причины связаны со структурой мировой капиталистической экономики. Все рынки глобальны по своему характеру, но мир остаётся поделен между капиталистическими странами; некоторые из них сильнее, некоторые слабее. Каждая отдельная группа капиталов находится в постоянной борьбе против своих глобальных конкурентов с целью защиты и увеличения своей доли прибыли. Те, кто не в состоянии этого сделать, разоряются или их скупают более успешные соперники. В этой борьбе каждая группа капиталов видит в "своём" национальном государстве политическое орудие для продвижения своих интересов. Получается конфликт всех против всех.

Британский журнал Economist написал: "Международные финансы нельзя попросту починить, потому что система представляет собою борьбу между глобальными рынками капитала и национальным суверенитетом... Правительства, в общем, приветствуют выгоду от глобальных финансов, но они не готовы создать глобального финансового регулировщика, который мог бы вторгаться в детали их национальных рынков, или создать глобального кредитора последней инстанции". В статье содержался вывод о том, что существует фундаментальная дилемма: "Выполнение международных правил невозможно без использования принудительных механизмов, но национальные государства требуют соблюдения суверенитета".

Все участники саммита G20, включая многочисленных советников и экономистов, согласились с тем, что рост протекционизма будет иметь ужасные последствия для мировой экономики. Всеми признается, что закон Смута-Хоули (Smoot Hawley Act), принятый США в июне 1930 года, повысивший торговые тарифы, сыграл решающую роль в разжигании серий ответных действий, которые привели к катастрофическому падению на две трети в объеме мировой торговле между 1929 и 1933 годами.

Те мне менее до самого конца саммита было не ясно, подпишут ли участники соглашение по отказу от протекционистских мер. А когда они все же подписали его, оно оказалось, по большей части, лишенным смысла. Это ясно видно из язвительной заметки, написанной международным редактором британской газеты Daily Telegraph.

"Вполне серьёзно заявление гласит: "Мы подчеркиваем решающее значение отказа от протекционизма и национальной замкнутости в период финансовой нестабильности. В этом смысле мы намерены в течение следующих 12 месяцев не увеличивать число барьеров в мировой торговле товарами или услугами"".

"Какая болтовня. Оставим даже в стороне принятые в одной стране за другой меры по спасению банков, меры, которые разорвали на клочки систему Евросоюза по регулированию конкуренции. Эти меры оправдываются ссылкой на то, что они необходимы. Но где же предел?"

"General Motors, Chrysler и Ford должны сейчас получить миллиарды долларов якобы на основании того, что их банкротство повредит американскому хозяйству не меньше, чем крах финансовых институтов. Но если их спасение не представляет собой "барьера для мировой торговли", то я не знаю, что именно таковые барьеры могут означать. Кто-то должен объяснить американцам, что подписывать коммюнике, держа за спиной фигу, — это фокус, который уместен лишь в детском садике".

"Если кто-то думает, что я несправедливо нападаю только на американцев, то предстоящее спасение Детройта являет собой лишь масштабный и удобный пример. Уверяю вас, что подобные оправдания готовятся также в отношении, например, итальянской компании Alitalia и других больших частных фирм в разных странах" [Комментарий Адриана Михаэлса (Adrian Michaels), международного редактора Daily Telegraph, опубликованный в газете Australian 18 ноября 2008 г.].

Автор этой тирады, вероятно, полагает, что выступает в защиту принципов. Но стоит заметить, что его позиция очень точно отражает интересы британского капитала, которому уже не нужно защищать свою промышленность, так как таковой не осталось, но который весьма сильно опасается, что новые механизмы регулирования, предложенные мсье Саркози, представителем французского капитала и промышленности, могут повредить финансовым операциям лондонского Сити.

Спорные подходы присутствуют не только в отношении финансов и торговли, но и по вопросу о вмешательстве правительств в экономику. Европейские державы не согласны друг с другом; это стало очевидно вследствие открытой ссоры по поводу объема пакета финансового стимулирования для экономик Евросоюза.

Посмотрите на интервью с министром финансов Германии Пеером Штайнбрюком, опубликованное журналом Newsweek 6 декабря прошлого года. Штайнбрюк отвечал на критику со стороны Франции и Еврокомиссии, которые настаивают на том, что Германия должна прибегнуть к более серьезным мерам по стимулированию экономики.

"Мы видим конкуренцию, — сказал он журналу, — где каждый политик пытается перещеголять других, предлагая более обширную программу расходов. Я думаю, что мы должны быть честными по отношению к нашим гражданам. Мероприятия могут смягчить некоторые затруднения, но какие бы усилия не предпринимали правительства, рецессии не избежать. Когда я смотрю на хаотичные и ожесточенные дебаты в Германии и во всем мире, то мне представляется, что ежедневный шум и гам вокруг предложений и политических заявлений лишь еще больше расстраивает рынки и потребителей. Однако Брюссель настаивает на общем европейском подходе. В течение некоторого времени позиция Брюсселя и некоторых других центров выражалась так: "Мы целиком за обширные программы расходов и стимулирования экономики, но мы не задаем себе вопроса о том, каковы будут конкретные результаты этих мер. А поскольку расходы велики, то пусть немцы платят за них, потому что у них есть деньги"".



© Copyright 1999 - 2008,
World Socialist Web Site!