Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2009/jan2009/mark-j24.shtml

Адвокат и правозащитник Станислав Маркелов убит в Москве

Владимир Волков
24 января 2009 г.

Днем 19 января в Москве, в оживленном месте центра города неподалеку от храма Христа Спасителя и метро "Кропоткинская", был убит выстрелом в затылок 34-летний адвокат и правозащитник, президент Института верховенства права Станислав Маркелов.

Шедшая рядом с ним 25-лентняя студентка факультета журналистики МГУ и внештатная сотрудница либерально-оппозиционной Новой газеты Анастасия Бабурова попыталась помешать убийце скрыться, но получила огнестрельное ранение в голову и вечером того же дня скончалась в больнице.

Что было конкретной причиной этого убийства, и кто за ним стоял, пока точно не установлено. Но в любом случае ясно, что это дерзкое и хладнокровно выполненное убийство является демонстративным жестом безжалостного устранения тех, кто, независимо от своих взглядов и политических убеждений, пытается пролить свет на многие темные дела, связанные с действиями российских властей — на Кавказе и в самой России. Оба погибших были открытыми противниками русских националистов.

Нападение на Станислава Маркелова произошло после окончания пресс-конференции, в ходе которой он говорил о деле полковника-танкиста Юрия Буданова, сообщив в частности, что подал в Верховный суд РФ жалобу на его досрочное освобождение.

Буданов был выпущен из колонии 15 января, отсидев 8,5 лет вместо положенных по приговору 10. Его выход на свободу вызвал волну возмущения в Чечне, поскольку дело Буданова стало символом произвола и насилий, творимых российской армией в этом северо-кавказском регионе.

В марте 2000 года, спустя несколько месяцев после начала Второй чеченской войны, Буданов похитил из дома, а затем убил 18-летнюю чеченку Эльзу Кунгаеву. Умертвив ее, он приказал своим подчиненным закопать ее в землю. После того, как тело девушки подверглось экспертизе, был установлено, что она подверглась изнасилованию и зверским истязаниям.

Преступление Юрия Буданова, как и многие подобные истории, наверняка сошло бы ему с рук, если бы не стало предметом широкой огласки. Тем не менее российские власти сделали все возможное, чтобы он не был осужден. Суд сначала оправдал его, и только под давлением общественности в Чечне и России он оказался, наконец, в тюрьме.

Буданов представляет собой тип профессионального убийцы, садиста и насильника, которых немало в российской армии. Но именно по этой причине в кругах русских националистов полковник-танкист прославляется в качестве "героя России".

Отец убитой Будановым девушки Виса Кунгаев заявил, что Станиславу Маркелову незадолго до смерти угрожали. В одном sms-сообщении, которое получил адвокат, было прямо упомянуто имя Буданова и содержалось требование перестать защищать семью Кунгаевых.

Де-факто кремлевский официоз газета Известия 21 января вынуждена была признать: "Версия о связи убийства адвоката с освобождением полковника Буданова приходит в голову первой. Действительно, какие-то силы, симпатизирующие осужденному полковнику (а таких немало), могли таким образом попытаться помешать обжалованию решения о его освобождении".

На "будановской версии" убийства Маркелова настаивает и уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев. "Этим расстрелом сторонники бывшего полковника Буданова отметили выход на свободу своего кумира",— процитировала слова чеченского омбудсмена 20 января газета Коммерсант.

Были высказаны и другие предположения о мотивах убийства Станислава Маркелова.

Сотрудница организации "Международная амнистия" Фредерика Бейер высказала в газете Коммерсант мысль о том, что к устранению Маркелова могут быть причастны чеченские власти, поскольку среди клиентов погибшего адвоката были пропавшие без вести жители Чечни, ставшие жертвой авторитарного промосковского режима Рамзана Кадырова.

Эту версию поддерживает и обозреватель Новой газеты Вячеслав Измайлов. Он напомнил о деле чеченца Магомедсалиха Масаева, который сначала рассказал российским журналистам о том, что его похищали люди Рамзана Кадырова, а потом пропал без вести. Станислав Маркелов занимался этим делом, пытаясь выяснить судьбу пропавшего человека.

Вместе с убитой 7 октября 2006 года в Москве журналисткой Анной Политковской Маркелов также принимал участие в деле омоновца Сергея Лапина.

Лапин по прозвищу Кадет — старший лейтенант из Ханты-Мансийска, до смерти замучил пытками 26-летнего жителя Грозного Зелимхана Мурдалова. Анна Политковская писала об этой истории в Новой газете, а Станислав Маркелов защищал родителей Мурдалова. Лапин в итоге был осужден на 8 лет тюрьмы.

Подзащитным клиентом Маркелова был Михаил Бекетов, главный редактор газеты Химкинская правда. Бекетов выступал с критикой администрации московского района Химки. В частности, он боролся за сохранение Химкинского леса, который собирались вырубить ради строительства дороги. В ноябре 2008 года Бекетов был жестоко избит неизвестными и с тех пор находится в больнице в тяжелом состоянии.

Маркелов представлял интересы Бекетова по делу о клевете, возбужденном в отношении журналиста главой администрации Химок Владимиром Стрельченко.

Еще сообщается, что Маркелов выступал защитником членов леворадикального движения "Антифа", один из которых, Алексей Олесин, обвинялся властями в хулиганстве.

На следующий день после убийства адвоката, 20 января, в трех городах — Москве, Санкт-Петербурге и Грозном — прошли митинги в память о погибшем. В Москве на улице Пречистенка собралось около 150 человек, среди них — уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Пришедшие принесли к месту убийства цветы, свечи, а также фотографии Маркелова и Бабуровой. Акция не была согласована с властями, однако милиция не стала мешать ее проведению.

Вечером того же дня в Москве состоялся еще один несанкционированный митинг, в котором приняло участие около 200 молодых леворадикалов, считающих себя антифашистами. Среди их транспарантов и лозунгов были: "Фашисты убивают — власти покрывают", "Для власти фашизм — хулиганство". Разогнанные поначалу ОМОНом, они собрались затем в другом месте, не удержавшись при этом от актов вандализма. Были разбиты витрины нескольких магазинов и банков, а также "Макдоналдса" возле метро "Третьяковская".

В Петербурге около 100 человек пришли на место убийства студента Тимура Качаравы, который стал жертвой нападения членов националистической группировки 1 ноября 2005 года.

В Грозном на митинг собралось около трех тысяч человек, потребовавших от властей найти и наказать убийц Маркелова. Они приняли обращение к президенту России Дмитрию Медведеву с требованием "объективного расследования всех преступлений, совершенных на территории Чеченской Республики, в том числе и военных преступлений".

Смерть Маркелова сравнивают с убийством почти два с половиной года назад Анны Политковской, вызвавшим бурный международный резонанс и до сих пор до конца не раскрытым. Можно вспомнить также убийство 10 июля 2004 года в Москве американского журналиста Пола Хлебникова или смерть в ноябре 2006 года в Лондоне от отравления полонием бывшего офицера российских спецслужб Александра Литвиненко. Последний выступил соавтором книги, связывавшей взрывы домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года, которые унесли жизни около 300 человек и стали поводом для развязывания Второй чеченской войны, с целенаправленной деятельностью ФСБ — наследницы КГБ.

Россия является страной с одним из самых высоких в мире уровнем убийств журналистов. Только за последние несколько лет счет идет на десятки.

Русский Интернет полон предположений о причастности кремлевских властей к поощрению и прямой поддержке ультраправых националистических движений. Подобные предположения высказываются, например, в отношении ДПНИ (Движения против нелегальной иммиграции). Это движение выступает за изгнание с территории России всех "гастарбайтеров" из Средней Азии, Кавказа и других республик бывшего СССР, которых российские бизнесмены охотно используют на малооплачиваемых работах без предоставления им элементарных условий жизни и легальных прав на труд.

Сегодняшние российские власти вполне открыто проповедуют русский национализм. Характерной иллюстрацией могут служить слова Владимира Путина, сказанные в начале марта прошлого года вскоре после избрания новым президентом России Дмитрия Медведева. Характеризуя взгляды новоизбранного президента, Путин заявил, что тот "не меньше в хорошем смысле слова русский националист, чем я".

Можно предвидеть, что по мере углубления в России экономического кризиса, основные тяготы которого падают на плечи широких слоев трудящихся и усиливают в них настроения социального протеста, Кремль будет и дальше нагнетать атмосферу националистической истерии для запугивания и преследования неугодных лиц.



© Copyright 1999 - 2008,
World Socialist Web Site!