Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2009/aug2009/cri5-a08.shtml

Мировой экономический кризис: Марксистский анализ.

Часть 5

Ник Бимс
8 августа 2009 г.

Ниже следует пятая и последняя часть лекции, с которой Ник Бимс, национальный секретарь австралийской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и член международной редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта , выступил в Мельбурне и Сиднее в ноябре и декабре 2008 года. Она была опубликована на английской странице МСВС 24 декабря 2008 г.

Огромные изменения в мировой капиталистической экономике за последние 30 лет не привели к преодолению основных противоречий, которые прорвались наружу в конце 1960-х и в начале 1970-х годов. Эти противоречия были временно подавлены, но проявили себя вновь в еще более взрывоопасной форме.

Вернемся к азбуке марксизма: материальные производительные силы, как только приходят в конфликт с общественными отношениями производства, открывают новый период социальной революции, который определит судьбу рабочего класса и всего человечества. Мы должны готовиться именно к такому периоду.

В первую очередь, это требует развития программы и перспектив — программы международного социализма, — на основе чего рабочий класс сможет бороться за свои независимые интересы. Подобная программа может быть выработана и, что еще важней, за нее можно бороться только путем ясного отмежевания от политики разного рода "левых" реформистов и радикалов.

Все эти силы, так или иначе, сохраняют глубокую веру в нерушимость капиталистического порядка и пытаются заблокировать политическое развитие рабочего класса. Они либо преуменьшают масштабы и значение глобального кризиса либо настаивают на том, что с ним можно справиться путем проведения серии реформ. Давайте рассмотрим позиции некоторых из этих критиков.

Для тех из них, кто претендует на продолжение традиций кейнсианства, например, для Наоми Кляйн (Naomi Klein), корни кризиса лежат в сфере политики. По ее мнению, кризис вырос из решений, упразднивших режим регулирования, созданный после Второй мировой войны. Любой анализ, который смотрит несколько глубже и осознает, что распад послевоенных систем регулирования стал не продуктом идеологии, а результатом глубоких противоречий самой капиталистической системы, отвергается госпожой Кляйн как "фундаментализм", схожий с фундаментализмом идеологии свободного рынка или со сталинизмом.

Мы не сомневаемся в искренности госпожи Кляйн. Но эти взгляды служат определенным политическим и классовым интересам. Их роль состоит в канализации настроений тех людей, которые радикализуются под влиянием кризиса, особенно настроений молодежи, в сторону от каких-либо попыток найти настоящую революционную социалистическую перспективу.

Согласно Кляйн, нужно ввести более жесткие меры регулирования, и все придет в норму. Этот взгляд является темой ее статьи в выпуске журнале Nation от 1 декабря 2008 года под названием "Да здравствует беспокойный (rocky) переход" — в отличие от призыва администрации Обамы к "плавному (seamless) переходу".

Осудив биржевой рынок за "капризы избалованного двухлетнего ребенка", Кляйн пишет: "Мы точно знаем одно: рынок буйно воспротивится, если подумает, что в город прибыл новый шериф, который заставит принять меры серьезного регулирования, проведет инвестиции в население и перекроет каналы бесплатных кредитов корпорациям. Грубо говоря, рынки будут голосовать диаметрально противоположно тому, как недавно проголосовало американское население... Невозможно примирить голос общества в пользу перемен с ослиным блеянием рынка, выступающим за продолжение той же самой политики. Все и всяческие шаги по изменению курса политики будут вызывать кратковременные рыночные шоки. Но, как только станет ясно, что новые правила будут применяться без исключений и по справедливости, рынки стабилизируются".

Нас не должно удивлять, что этот призыв к применению регулирующей палки соединяется с дружеским советом новому президенту. Кляйн вежливо намекает, что шоки последних трех месяцев предоставляют ему возможность выполнить пожелание электората и "сначала сделать то, что труднее".

Общая черта многих якобы "левых" реформаторов состоит в их нежелании учиться на уроках истории и критически анализировать то, куда ведут их собственные политические перспективы.

Британский борец против накопления долгов Энн Петифор (Ann Pettifor) выступает в газете Guardian 21 октября [2008 г.] с призывом к "большой трансформации" с целью обратить вспять наиболее вредные последствия провалившегося эксперимента "глобализации".

Она утверждает, что финансовые рынки должны быть "укрощены", национальные государства "стать больше", чтобы правительства могли принимать эффективные решения, а единый глобальный рынок должен быть "уменьшен размером" и заменен международной торговой системой, основанной на концепции "соответствующего масштаба".

Рецепты госпожи Петифор более всего напоминают "левую" политику правых и фашистских движений 1930-х годов, в частности, движения Освальда Мосли (Oswald Mosley) в Великобритании, который начал свою политическую карьеру в рядах левого крыла Лейбористской партии. Эти движения тоже осуждали мировой рынок, предпочитая ему национальное государство, и с ненавистью обрушивались на "глобализацию" или, как тогда выражались, "космополитизм".

Призывы Петифор к усилению власти национальных правительств вполне могут быть выполнены по мере того, как движется дальше логический процесс спасения крупного капитала. Кризис банков уже привел к глубокому расколу между европейскими правительствами, каждое из которых пытается спасти "свои" компании. А если американское правительство окажет поддержку автомобильным компаниям, то вполне возможны и шаги других правительств в сторону защиты своих собственных "национальных групп".

Другими словами, хотя все национальные правительства объявляют о своем нежелании возводить тарифные барьеры, которые вызвали катастрофу 1930-х годов, они могут создать столь же деструктивную форму протекционизма, поскольку наращивают усилия по защите "своей" промышленности. А призыв Петифор к "соответствующему масштабу" международной торговли напоминает о торговых блоках, которые возникли после разрушения глобального рынка в 1930-е годы — этот процесс окончился войной.

"Левые" кейнсианцы поддерживают проведение стимулирующих мер и с нетерпением ждут прихода Обамы к власти 20 января.

Но ускоряющийся экономический кризис опережает все масштабы предложенных новоизбранным президентом лекарств. 22 ноября Обама объявил об экономическом плане по созданию 2,5 миллиона рабочих мест в 2009-2010 годах. Но этот план оказался мертворожденным после заявления, сделанного 7 ноября от имени Бюро трудовой статистики.

Согласно данным этого Бюро, "обеспеченность работой понизилась на 1,2 миллиона за первые десять месяцев 2008 года, и более половины этих сокращений произошли в последние три месяца... В течение прошедших 12 месяцев число безработных увеличилось на 2,8 миллиона, и процент безработицы поднялся на 1,7%".

Горе-реформисты постоянно пытаются обозначить то, что они называют "неолиберальным" режимом последних 30 лет, как какую-то экономическую "модель", которую сейчас надо заменить иной моделью.

В своем заявлении об экономическом кризисе, базирующаяся во Франции организация АТТАК, хорошо известная за идею введения налога на все международные финансовые сделки, призвала к формированию новой парадигмы, "в которой финансы будут вносить свой вклад в поддержание общественной справедливости, экономической стабильности и устойчивого развития". Нынешняя "модель" полностью дискредитирована, и нужно извлечь ясные выводы для того, чтобы "те, кто принимает политические и экономические решения, полностью повернули в обратную сторону и изменили эту неустойчивую и несправедливую финансовую систему в сторону удовлетворения нужд народа, поддержания равенства и устойчивости".

В последние годы организации вроде АТТАК, участвующие в так называемом антиглобалистском движении, выдвигают лозунг "Другой мир возможен", создавая иллюзию, будто они каким-то образом стоят за упразднение капиталистической системы. В своем последнем заявлении АТТАК обновила этот лозунг, который теперь звучит как "Другая финансовая система возможна: Стабильность и солидарность прежде прибылей".

Призыв этой группы к созданию под эгидой ООН какого-то органа, "жестко регулирующего и направляющего финансовую систему", будет не более успешным, чем попытки ООН предотвратить преступное нападение США на Ирак в 2003 году.

Один из наиболее известных интеллектуалов Компартии Индии (марксистской) Прабхат Патнаик (Prabhat Patnaik) придает "левый" лоск кейнсианской программе увеличения правительственных расходов. В своей программе под названием "Перспективы в связи с кризисом", опубликованной 13 октября, он пишет, что нужно не только увеличить ликвидность мировой экономики, но немедленно повысить спрос путем увеличения расходов.

Он продолжает далее, что кроме этого "главной целью этих расходов должно быть уменьшение прессинга на уровень жизни масс населения во всем мире, которое было присуще мировой экономике в течение последнего периода". "Новый стимул роста" должен прийти не из какого-то нового пузыря, а из "увеличения государственных расходов, которые непосредственно улучшат жизнь людей в передовых и в развивающихся странах".

Выдвигать мысль о том, будто правительства можно каким-то образом принудить поднять жизненный уровень, и что это разрешит кризис капиталистической экономики, означает ослеплять рабочий класс и угнетенные массы в отношении действительной ситуации, с которой они имеют дело.

В основе кризиса лежит перенакопление фиктивного капитала в отношении к прибавочной стоимости, извлекаемой из мирового пролетариата. Это означает, что любое улучшение в уровне жизни усугубит кризис прибыльности. Именно поэтому все правительства земного шара, выдавая миллиардные субсидии банкам и финансовым институтам, будут пытаться еще сильнее давить на жизненный уровень рабочего класса, как это ясно показывают переговоры в Соединенных Штатах по поводу предложений по спасению автомобильных корпораций.

Перспективы различных радикальных течений не отличаются по своей сути от программ левых кейнсианцев. В Австралии Социалистический Альянс (Socialist Alliance) так уверен в способности государства справиться с глобальным финансовым кризисом, что программный документ, подготовленный для недавней шестой национальной конференции этой организации, даже не упомянул о кризисе, пока одно из писем сторонников, направленное национальному совету Альянса, не указало на это упущение.

Социалистическая Рабочая партия (СРП — Socialist Workers Party) Великобритании, выдающая себя за "марксистскую" организацию, отвергает любую перспективу построения независимой революционной партии рабочего класса. Согласно заявлению Международной социалистической тенденции (International Socialist Tendency), с которой связана британская СРП, задача заключается в развитии "более широкого радикально левого движения, которое сможет предложить заслуживающую доверия и принципиальную альтернативу капитализму".

Такой союз будет, конечно, соединять кейнсианских "левых" и сторонников протестных групп вроде АТТАК, одинаково ненавидящих социализм. В любом случае, торопиться не надо, ведь, согласно руководителю СРП Крису Харману (Chris Harman), кризис не достигнет масштабов 1930-х годов, потому что "государство вмешается".

На конференции, которую СРП организовала месяц тому назад на тему "Марксизм и экономический кризис", давнишний радикал Робин Блэкберн (Robin Blackburn) утверждал, что единственно возможными являются серии реформ "госкапиталистического толка".

Этот скептицизм и откровенный цинизм характерен для мировоззрения представителей радикальных кругов среднего класса; он ясно пропитывает заметку Рохини Хенсман (Rohini Hensman) под названием "Марксизм и экономический кризис", которая была опубликована на сайте Countercurrents.Org 30 октября:

"Некоторые социалисты, — пишет она, — говорят, что наступает конец капитализма, но мысль, будто расколотые, запутавшиеся и деморализованные рабочие всего мира готовы захватить в свои руки мировое хозяйство и управлять им, выглядит крайне нереалистичной. Перефразируя метафору Маркса, это напоминало бы кесарево сечение в отношении 16-недельного зародыша: он попросту не выживет. А пока он разовьется, чтобы выжить, нам придется обеспечивать здоровье капиталистической матери".

Госпожа Хенсман лишь обобщает более ясно и открыто мнение всех радикалов: рабочий класс попросту неспособен к тому, чтобы начать борьбу за социализм. В XIX веке Маркс развивал свое научное социалистическое мировоззрение в неустанной борьбе против различных форм утопического социализма, появившихся на заре капиталистического развития. А сегодня, когда система прибыли вступает в период своей смертельной агонии, радикалы выступают с программой "утопического капитализма", чтобы попытаться остановить развитие массового социалистического движения.

Перспектива Международного Комитета Четвертого Интернационала

Я уделил так много внимания критике этих позиций потому, что это помогает лучше проиллюстрировать перспективу нашего движения, на основе которой ведет свою борьбу Международный Комитет Четвертого Интернационала.

Как будет развиваться этот кризис? Вполне справедливо задать этот вопрос в конце нашей лекции. Отвечая на него, я вспоминаю о письме, посланном Карлом Марксом своему товарищу и соавтору Фридриху Энгельсу. В нем он описал Энгельсу план третьего тома своего монументального Капитала. В конце письма, после того, как речь шла о норме прибыли, выравнивании прибыли, кредите, процентах, торговом капитале, норме прибавочной стоимости и других вещах, Маркс заметил:

"... как итог всего, классовая борьба, в которой находит свое разрешение это движение и вся эта дрянь" (Маркс К., Энгельс Ф., Сочинения, изд. 2-е, т. 32, с. 64-65).

Я упомянул эту немного грубую оценку, чтобы подчеркнуть одну очень важную вещь. Мы достигли такого пункта истории, когда материальные производительные силы снова вступили в острый конфликт с капиталистическими общественными отношениями, в рамках которых они до сих пор развивались. Начинается эпоха социальной революции, когда люди осознают для себя этот конфликт и борются за его разрешение. В этом значение недавней оккупации фабрики Republic Doors and Windows рабочими Чикаго и массовых демонстраций в Исландии.

Как же начать? Есть ли у нас какое-то волшебное зеркало, которое скажет нам, что произойдет и когда? Конечно, нет. Да и в любом случае ситуация не определяется простым соотношением абстрактных экономических категорий. Эти категории сами выступают лишь выражением развития общественных классов. Классовая борьба, так долго скрытая и невидимая, теперь примет более открытые формы.

Мы начинаем нашу работу, исходя не из данного наличного уровня сознания рабочего класса, а из объективной ситуации, а также задач, которые она ставит.

Троцкий подчеркивал важность такого подхода в период подготовки к созданию Четвертого Интернационала в 1938 году: "Программа должна выражать объективные задачи перед рабочим классом, а не отсталость рабочих. Она должна отражать общество, как оно есть, а не отсталость рабочего класса. Она является орудием для преодоления и победы над отсталостью. Поэтому мы должны выразить в нашей программе всю резкость общественных кризисов в капиталистическом обществе, в первую очередь, в Соединенных Штатах. Мы не может отложить или изменить объективные условия, которые не зависят от нас. Мы не может дать гарантию, что массы разрешат кризис; но мы должны выразить ситуацию, как она существует, и в этом задача программы".

Без сомнения, в рабочем класса присутствует масса политической растерянности. А как могло быть иначе? В течение десятилетий в рабочем классе доминировали социал-демократические, сталинистские и профсоюзные бюрократии, ведшие постоянную борьбу, идеологическую и физическую, против социализма.

Да, вокруг нас много путаницы. Но присутствует гораздо более могущественный фактор — величайший финансовый кризис со времен Великой депрессии, который создает материальные условия для преодоления этой путаницы в головах. Наше движение, программа, за которую оно выступает, могут и должны стать решающим фактором в этом процессе. Таков наш исходный пункт.

Задача революционера, сказал однажды Троцкий, заключается в способности извлекать из каждой данной исторической ситуации "максимум того, что она может дать для движения революционного класса вперед". Программа, которая начинает не с данной объективной ситуации, а из путаницы, выросшей в предыдущие десятилетия, по необходимости сама превращается в этот период в источник дальнейшей путаницы, в политическую подпорку разваливающегося капиталистического порядка.

Наша перспектива коренится в объективной оценке исторического кризиса капитализма. Поэтому она, в первую очередь, пытается заново вооружить рабочий класс пониманием того, что его задачей является мировая социалистическая революция, и что только на этой основе можно бороться за интересы человечества в целом.

К сожалению, ясно, что национального ответа на кризис не существует. Мысль о том, что какие-то регионы мира можно "отгородить" от последствий кризиса, не выдерживает проверки опытом. Глобальный финансовый и экономический кризис можно разрешить лишь в международном масштабе. Материальные и общественные силы этого уже созданы самим капитализмом.

Глобализированное производство создало глобальный рабочий класс, материальные интересы которого связаны с борьбой против глобального капитала. Для американского, австралийского или европейского пролетариата нет пути вперед вне его объединения с борьбой рабочего класса в Китае, Индии, Азии и Африке. Во всех этих регионах нет пути вперед на основе какого-либо национального развития.

Программа объединения рабочего класса является мировой социалистической революцией. Речь идет о свержении капиталистического правящего класса и развитии плановой мировой экономики, основанной на демократических решениях производителей всего мира. Жизни миллионов людей не будут рушиться, будущее их детей не будет уничтожаться в ходе слепого движения капиталистического рынка в его погоне за прибылью. Трудящиеся сами примут участие в организации экономической жизни.

Реализация этой перспективы вовсе не означает, что рабочий класс должен прийти к власти одновременно и сразу повсюду. Но это означает, что политическая борьба рабочего класса в каждой стране — борьба за установление рабочего правительства и создание экономики, в которой банки, ведущие финансовые институты и ключевые отрасли промышленности принадлежат обществу и находятся под его демократическим контролем — должна вырастать из этой глобальной перспективы.

Мировая экономика, в которой рынок заменен демократическим решением народов всего мира? Разве это возможно? Насколько сложную инфраструктуру надо создать, чтобы осуществить эту цель? На самом деле все, что нужно, уже существует.

Сто пятьдесят лет тому назад Маркс объяснял, что в той мере, в какой рынок становится все более автономным, возникая как отчужденная сила, возвышающаяся над каждым индивидуумом, неминуемо появляются попытки преодолеть эту автономию.

"Возникают институты, посредством которых каждый отдельный индивидуум может получать информацию о деятельности всех остальных и пытаться действовать в соответствии с этим. Речь идет, например, о данных текущих цен, обменных курсов, взаимной связи между коммерсантами посредством почты, телеграфа и т.п. (средства коммуникации должны расти в то же самое время). Это означает, что хотя совокупное предложение и спрос независимы от действий каждого отдельного индивида, каждый пытается быть информированным обо всем этом, и это знание затем дает о себе знать в механизме работы совокупного предложения и спроса. Хотя в каждый данный момент отчуждение невозможно преодолеть при помощи этих средств, все же посредством этого создаются отношения и взаимосвязи, которые включают в себя возможность упразднения старой точки зрения".

Расшифровав несколько гегельянский язык Маркса, мы можем увидеть, что он говорит именно о таком развитии, какое мы наблюдаем сейчас, и указывает на его роль в создании условий для социалистической экономики.

Развитие и усложнение международных финансовых рынков, отчасти в результате торговли деривативами, создало систему, которая распространяет фактически мгновенно информацию о глобальных событиях, которые затем принимаются в расчет в ходе кредитных оценок и фондовых решений.

Транснациональные корпорации, ответственные за все растущую долю глобального производства, планируют свои операции в масштабах континентов и удаленных временных зон. И все эти огромные операции координируются и организуются рабочими, обладающими всевозможными квалификациями и возможностями. Проблема не в технологии или информации. Проблема в политике. Эти огромные производительные силы, созданные и поддерживаемые физическим и интеллектуальным трудом мирового рабочего класса, подчинены иррациональным и деструктивным импульсам устаревшей капиталистической системы прибыли. Их надо освободить, чтобы человечество возобновило свое историческое движение вперед. В этом состоит историческое значение глобального экономического кризиса и международной программы, которую выдвигает наше движение для его преодоления.



© Copyright 1999 - 2004,
World Socialist Web Site!