Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2007/nov2007/duma-n30.shtml

Парламентские выборы и кризис авторитарного режима в России

Владимир Волков
30 ноября 2007 г.

Кампания по выборам в российский парламент (Думу) этого года проходит на фоне растущего кризиса всей политической надстройки, выросшей в России со времен ликвидации Советского Союза и начала капиталистических реформ в начале 1990-х годов.

Этот кризис выражается, прежде всего, в том, что партии и общественно-политические силы, участвующие в выборах, глубоко дискредитированы в глазах избирателей. Все они стоят на защите интересов нового слоя частных собственников и высших слоев государственной бюрократии, интересы которых диаметрально противоположны нуждам и чаяниям большинства трудящихся.

Другой стороной этого кризиса выступают растущие противоречия внутри самой правящей элиты: неспособность найти компромисс по поводу фигуры "преемника"; разногласия о том, каковы должны быть приоритеты дальнейшего социально-экономического развития (больше "рынка" или "государства" в экономике, продолжение монетизации социальных структур или смягчение атак в этой сфере и пр.); размежевание в вопросах международной политики на фоне усиливающейся борьбы ведущих мировых держав за контроль над рынками сырья и сбыта.

До сих пор все эти противоречия перекрывались высоким личным авторитетом президента Владимира Путина, который выступал своеобразным стабилизирующим фактором в качестве "верховного арбитра нации". Однако с того момента, когда он оказался вынужден открыто встать на сторону "партии власти", чтобы обеспечить ей парламентское большинство, он напрямую идентифицировал себя с хищнической олигархией и бюрократией, и его авторитет начал падать.

Развитие этой тенденции будет неуклонно толкать в сторону прогрессирующей дискредитации последнего относительно устойчивого политического института постсоветской России — поста президента, — на котором в последние годы по существу и держится все здание нового русского капитализма.

"Лучше ничего нет"

Из 11 партий, официально допущенных к участию в выборах, реальные шансы прохождения в парламент имеют, согласно данным социологов, не более четырех. Это прокремлевская "Единая Россия", во главе списка которой стоит президент Владимир Путин; Компартия Геннадия Зюганова — наследница сталинистской КПСС; ультранационалистическая Либерально-демократическая партия (ЛДПР) Владимира Жириновского и "Справедливая Россия" — "вторая партия власти", возглавляемая спикером Совета Федерации (верхней палаты парламента) Сергеем Мироновым.

Все эти партии отражают не столько фактический спектр настроений в обществе, сколько основные политические течения, сложившиеся в правящей элите.

Главный фаворит выборов, "Единая Россия", была создана летом-осенью 1999 года в момент, когда олигархи ельцинского времени, направляемые ныне опальным и живущим в Лондоне Борисом Березовским, готовили условия для передачи власти ельцинскому "преемнику". Эта партия должна была стать послушным орудием в руках доминирующей кремлевской клики для контроля над законодательным процессом, чтобы обеспечить трансформацию "демократической" России времен Ельцина в централизованную "суверенную державу", способную продолжать курс капиталистических реформ и на более равных условиях разговаривать с ведущими правительствами мирового империализма.

Партия "Единая Россия" все прошедшие годы выступала послушным "штамповщиком" выгодных Кремлю решений и заслуженно стала символом политической бесхребетности и коррупции. Это вынужден был признать и сам президент Путин. Выступая в середине октября в Красноярске, он сказал, что у "Единой России" нет устойчивой идеологии и устойчивых принципов, что в ней много "примазавшихся", которые дискредитируют не только эту партию, но и власть в целом. При этом Путин добавил, что лучше "у нас все равно ничего нет".

Многозначительность и саморазоблачающий характер данного признания были сразу же отмечены многими комментаторами.

КПРФ Зюганова с момента своего основания вначале 1993 года служит важнейшей политической опорой Кремля. Образуя живой мост между старой советской номенклатурой и новой буржуазией и бюрократией, она выполняет роль канала для отвода массовых протестных настроений в относительно безопасное русло великорусского национализма и "державничества".

После расстрела Ельциным парламента из танков осенью 1993 года КПРФ поддержала новые думские выборы и референдум по авторитарной конституции (действующей по сей день), легитимизировав их своим участием. Летом 1996 года Зюганов примирился с объявленной властями победой Ельцина на президентских выборах, хотя в экспертной среде постоянно циркулируют слухи, что Ельцин проиграл первый тур выборов.

Не менее позорную и предательскую по отношению к трудящимся роль сыграла КПРФ в начале 2005 года, когда страну захлестнула волна стихийных протестов против монетизации льгот, в которые вслед за пенсионерами начали вовлекаться и другие слои населения. КПРФ "возглавила" эти протесты, чтобы на корню задушить их.

Несмотря на свою временами острую критику властей, Компартия Зюганова всегда послушно голосует за законы, навязываемые Кремлем. Эта партия никогда не ставила усилия по защите социальных интересов своих избирателей выше своих позиций в аппаратах власти. Этот гниющий остаток сталинизма пришелся ко двору новой власти, стоящей на страже частных прибылей.

ЛДПР Жириновского, будучи самой "старой" из всех официальных партий "новой России" (она была создана еще с санкции горбачевского руководства), играет роль систематического разжигателя всяческих предрассудков и темных инстинктов. Апеллируя к психологии люмпена и провоцируя ее, ЛДПР смотрит на избирателей исключительно как на объект агрессивных манипуляций, сегодня говоря одно, завтра — другое и не пытаясь даже как-то оправдать противоречия в своих позициях, равно как и свое пресмыкательство перед Кремлем.

Партия Жириновского служит также одним из основных каналов для проникновения в парламент криминальных деятелей и вообще людей с сомнительной репутацией. В идущей избирательной кампании вторым номером партийного списка ЛДПР числится Андрей Луговой — бывший сотрудник КГБ и бизнесмен, обвиняемый властями Британии в убийстве Александра Литвиненко, другого бывшего офицера КГБ, осенью прошлого года в Лондоне при помощи радиоактивного полония.

Наконец, "Справедливая Россия" представляет собой аппаратную структуру, созданную в прошлом году "сверху" при непосредственной поддержке Кремля путем слияния Партии Жизни (исходной структуры спикера Совета Федерации С. Миронова), Партии Пенсионеров и ультранационалистической партии "Родина". Во главе последней первоначально стоял Дмитрий Рогозин, недавно назначенный Кремлем на пост постоянного представителя России в НАТО в качестве символа "жесткой" позиции Москвы в спорных вопросах международных отношений.

"Справедливая Россия" занимается как бы критикой властей и как бы предлагает реализацию социальных мер. На деле все это остается исключительно в области риторических упражнений. Лидер партии Сергей Миронов является одним из самых активных защитников идеи "третьего срока" Владимира Путина. Будучи третьим лицом в государстве, С. Миронов проявляет недюжинные способности в выдумывании все новых юридических предлогов и оправданий для подобного антиконституционного шага.

За пределами прохождения в Думу, по оценкам социологов, стоят две ведущие либеральные партии — Союз правых сил, политически связанный с наследием архитекторов "шоковой терапии" и приватизации 1990-х годов Е. Гайдара и А. Чубайса, и "Яблоко" Григория Явлинского. Обе партии, независимо от их тактических разногласий и оттенках в ориентации, потеряли к настоящему моменту доверие основной массы избирателей вследствие своей зависимости от "олигархов" и из-за постоянной апелляции к империализму Запада как к главному гаранту "демократизации" России.

На фоне американской оккупации Ирака и других проявлений эскалации империалистической борьбы за новый раздел мира осуждение ими авторитарных мер правительства Путина, справедливое в своей основе, выглядит насквозь избирательным и лицемерным. Это облегчает, в свою очередь, репрессивные действия против них Кремля, оправдываемые в официальной пропаганде ссылками на то, что эти организации выступают орудиями "внешнего" вмешательства в российские дела.

Усиление конфронтации с Западом

Сходное с этим положение и у либерального движения "Другая Россия", во главе которого стоит бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Это движение осталось за пределами парламентских выборов, но активно проводит марши протеста против произвола путинского авторитаризма. Во время последней из этих акций, состоявшейся в прошлые выходные, Каспаров и несколько десятков его сторонников были арестованы в Москве.

Незадолго до этого Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ объявило о том, что не пришлет наблюдателей на парламентские выборы в Россию, сославшись не множество препятствий, которые чинят им российские власти.

Чувствуя себя вынужденным отреагировать на эти события, Путин заявил в понедельник, что решение БДИПЧ связано с рекомендацией Госдепартамента США, и Россия учтет это в отношениях с Америкой. Целью этого отказа, по мнению российского президента, является делегитимизация выборов в Госдуму.

Одновременно Путин посоветовал иностранным державам не совать свои "сопливые носы" в события, происходящие в России.

В ответ на это во вторник президент США Джордж Буш призвал освободить арестованных в России участников "маршей несогласных". В специальном обращении он заявил: "Я глубоко обеспокоен задержанием ряда активистов-правозащитников и политических лидеров, которые приняли участие в мирных демонстрациях в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Назрани в минувшие выходные"

"Но еще больше меня беспокоит то, — продолжил Буш, — что органы правопорядка применяли силу, чтобы не просто помешать этим акциям, но и не позволить некоторым журналистам должным образом освещать мероприятия".

Путин, в свою очередь, выступая 28 ноября в Кремле перед иностранными дипломатами и руководителями представительств международных организаций, еще раз настаивал на недопустимости того, чтобы события в России "корректировались извне".

Этот обмен жесткими заявлениями еще раз подчеркивает остроту конфликта, который углубляется между Россией и странами Запада, прежде всего с Соединенными Штатами. Начиная с Мюнхенской речи президента Путина в феврале этого года, когда он обвинил страны НАТО (по существу, США) во "все большем пренебрежением основополагающими принципами международного права", Кремль активно обвиняет Запад в игнорировании интересов России.

Тема противостояния западному вмешательству заняла одно из центральных мест в предвыборных выступлениях Путина осенью этого года. Кульминацией стала речь российского президента 21 ноября перед пятитысячной толпой его сторонников в Лужниках. В ней он напал на тех, кому "нужно слабое, больное государство, дезориентированное, разделенное общество, чтобы за его спиной обделывать свои делишки и получать коврижки за наш с вами счет". Путин имел в виду, прежде всего, опальных русских олигархов, оппозиционных российских либералов и их западных покровителей.

Нагнетание "культа личности" Путина

Растущий конфликт с Западом и угроза "оранжевой революции" служат одним из источников усилий по созданию "культа личности" Владимира Путина. Фактически кремлевская пропаганда утверждает, что все здание российской государственности держится исключительно на одном человеке. Стоит ему уйти — и страну ждут хаос, распри и распад.

"Единая Россия" даже объявила, что предстоящие парламентские выборы — это, собственно, и не выборы, а "референдум о доверии Путину".

Противоречивость подобных заявлений бросается в глаза даже относительно лояльным комментаторам. Так, Независимая газета отмечала в номере от 19 ноября: "Представители официальной идеологии в попытках обосновать необходимость сохранения Путина во власти договорились до того, что сдвиг "на микрон" приведет всю конструкцию к немедленному краху и возврату к стихии 90-х. Они даже не замечают, что тем самым отрицают все достижения восьмилетнего руководства Путина. Что же это за стабильность такая, если исчезнет вмиг, при изменении власти на микрон?"

Другим источником нагнетания "культа личности" является углубляющийся антагонизм между новой правящей элитой России и рабочим классом. Огромная пропасть социального неравенства, выросшая в России за последние два десятка лет, не оставляет возможности управлять обществом при помощи хотя бы декоративных демократических процедур.

Примером служат сами парламентские выборы. Согласно принятому к настоящему моменту законодательству, чтобы участвовать в выборах, партия должна иметь 50 тысяч членов и собрать не менее 200 тысяч подписей во всех российских регионах. Для прохождения в Думу надо набрать не менее 7% голосов из числа принявших участие в выборах. Ликвидирован нижний предел явки для признания итогов голосования действительными. При этом отменены одномандатные округа, а из бюллетеней для голосования исключена графа "против всех", — обе эти меры были введены в годы ельцинского правления.

Как подсчитал глава московского корпункта Financial Times Нил Бакли, партия может получить 3,5 млн голосов и все равно не пройти в Думу.

В итоге уровень доверия к выборам очень низок. По оценкам ведущих социологических организаций, в честность выборов верят от 39% (ВЦИОМ) до 16% ("Левада-центр") опрошенных.

Мало кто из избирателей понимает также, что означает так называемый "план Путина", о котором день и ночь трубят подконтрольные Кремлю масс-медиа. По данным уже упомянутого "Левада-центра", 65% опрошенных выражает уверенность в том, что у "Путина есть план", однако из них лишь 6% считают, что знают, в чем этот план состоит.

В этих условиях не прекращаются отчаянные попытки склонить Путина остаться на "третий срок" или создать некие механизмы, позволяющие ему остаться верховным правителем, не занимая никаких официальных должностей.

Один из таких планов был выдвинут идеологами "Единой России". Он предполагает учреждение некоего нового общественного института — "национального лидера". Этот новый неконституционный центр персональной власти должен быть предположительно создан на всероссийском собрании представителей бизнеса и государственных структур в промежуток между выборами нового президента и его инаугурацией весной будущего года. План этот, опубликованный в середине ноября на сайте "Единой России", был затем снят, однако ясно, что сходные проекты продолжают разрабатываться и втайне готовиться.

Политически это означает, что правящая элита готовит различные варианты государственного переворота, который позволил бы удержаться у власти доминирующим в данный момент кремлевским группам.

В самом общем плане исторический тупик, в котором находится постсоветский режим в России, состоит в том, что "кинолента исторического развития" (используя выражение Троцкого) оказалась откручена назад, в период, предшествовавший Октябрьской революции 1917 года.

Распад Советского Союза и реставрация капитализма вернули ситуацию к точке, которая исторически служит концентрированным выражением краха попыток преодолеть социально-экономическую отсталость страны либерально-буржуазными методами. Сейчас, в эпоху глобализации, резко обострившей кризис мировой капиталистической системы, русский либерализм во всех его ипостасях еще менее способен двигать страну вперед, чем в 1917 году.

Независимо от исхода предстоящих 2 декабря парламентских выборов, они станут новым этапом разложения "буржуазной демократии" в России и усилят кризис новой правящей элиты. До тех пор, пока рабочий класс не построит свое собственное независимое политическое движение, продолжающее наследие и интернациональные перспективы Октябрьской революции 1917 года, русский "демократический" авторитаризм будет разрываться между угрозами "оранжевой революции" и националистических переворотов крайне-правого толка.



© Copyright 1999 - 2007,
World Socialist Web Site!