Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2007/jul2007/pere-j18.shtml

Переговоры Буша и Путина не смогли рассеять нарастающие трения

Билл Вэн Оукен
18 июля 2007 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 3 июля 2007 года.

В ходе короткого, но напряжённого саммита в поместье семьи Буш в Кеннебанкпорте, штат Мэн, российский президент Владимир Путин во второй раз менее чем за месяц сделал американскому лидеру Джорджу В. Бушу обезоруживающее предложение.

В преддверии саммита, который продлился менее суток, американские и российские власти договорились о том, что никакие существенные предложения не будут выдвинуты ни одной из сторон. Администрация Буша, в частности, торопилась рассеять всякие ожидания прорыва по любому из множественных геостратегических вопросов, которые накалили конфликт между Вашингтоном и Москвой до наиострейшего уровня с момента окончания "холодной войны", произошедшего без малого два десятилетия назад.

Однако Путин воспользовался совещанием, которое было организовано по его просьбе, для того, чтобы снова вернуться к обсуждению неожиданного предложения, которое он выдвинул в ходе саммита G8 в прошлом месяце. Путин предложил преобразовать план США по созданию системы ПРО в странах бывшего Варшавского договора в совместный американо-российский проект на базе российского военного объекта в Азербайджане.

И первоначальный вариант предложения, представленный в Германии в июне [в Хайлигендамме], и расширенный вариант, выдвинутый в приморском курорте в Мэне, направлены на подрыв усилий США по построению военного кольца вокруг России.

После краткой рыболовной экскурсии с Бушем и его отцом, бывшим президентом США Джорджем Бушем-старшим, нынешний глава вашингтонской администрации описал переговоры с Путиным, которые были направлены на избежание каких-либо публичных обязательств.

"Мы провели хорошую, спокойную дискуссию по ряду вопросов, — сказал Буш. — Знаете, в наших отношениях бывали моменты, когда мы были согласны, и также бывали моменты, когда мы были несогласны. Но я всегда нахожу во Владимире Путине последовательность, прозрачность, честность, а также то, что с ним легко обсуждать наши возможности и проблемы".

Путин, однако, попытался придать более позитивное освещение переговорам, заявив, что они с Бушем "в принципе обсудили весь спектр и двусторонних и международных вопросов". Он добавил, что "мы ищем точки совпадения в наших позициях и очень часто их находим".

В то же время ответы двух лидеров на вопросы показали, что "совпадения" в американской и российской позициях нисколько не приблизили стороны к конкретным соглашениям по главным пунктам разногласий.

На вопрос о том, смог ли он убедить Путина поддержать ужесточенные санкции ООН против Ирана и его ядерной программы, Буш ответил: "Меня беспокоит стремление иранцев разработать технологии и ноу-хау по созданию ядерного оружия. Президент [России] разделяет со мной эту озабоченность — не хочу неверно его цитировать, но думаю, что он озабочен тем же самым".

Путин, со своей стороны, просто подтвердил готовность обсуждать иранский ядерный вопрос в Совете безопасности ООН, — предположительно в пику односторонним военным действиям со стороны США. Он сослался на "положительные данные и информацию" о ходе переговоров между Ираном и Хавьером Соланой, главой внешнеполитического ведомства Евросоюза, а также между Ираном и Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ).

Россия, в отличие от США, имеет значительные экономические интересы в Иране, связанные не только с его нефтяной и атомно-энергетической отраслями, но и с продажей исламской республике обычных видов оружия, самолётов и других готовых изделий.

Кроме того, у Москвы есть свои сложные политические отношения с Тегераном. Она рассматривает возможную американскую войну против Ирана как недопустимую стратегическую угрозу. В то же время Москва сталкивается с исламской республикой в отношении ее региональных амбиций, которые частично грозят воодушевить политический ислам в собственных пограничных территориях России, а также в бывших советских регионах Центральной Азии.

На недавней конференции в Тегеране пяти государств, имеющих выход к побережью Каспийского моря, эти сложные отношения выразились в заявлении российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, сказавшего, что Россия — единственная из пяти стран обладает военной мощью, способной защитить регион от "жадности и амбиций врагов извне".

Растущее беспокойство Москвы насчет неуклонного расширения американского военного влияния в бывших советских республиках Центральной Азии под предлогом борьбы против терроризма резко обострилось в связи с американским планом по ПРО.

Администрация Буша предложила разместить противоракетные объекты в Польше вместе со службами радиолокационного слежения в Чехии в качестве защитной меры против нападений со стороны "государств-изгоев", в частности, со стороны Ирана.

Российское правительство не приняло это объяснение, считая его только предлогом. Оно настаивает на том, что Иран отнюдь не представляет заявленной угрозы и что предполагаемые к строительству объекты угрожают безопасности России. В преддверии саммита представитель кремля Дмитрий Песков заявил: "Если США разместит радиолокационную станцию в Чехии, то она будет направлена против нас, потому что других целей не существует".

Тем временем Путин утверждает, что план США представляет собой возобновление гонки ядерных вооружений, которое неизбежно потребует ответа от Москвы, в том числе перенацеливания собственного ядерного арсенала на Европу.

Российский президент дошел даже до того, что сравнил внешнюю политику США с действиями гитлеровского "Третьего рейха", характеризуя Вашингтон — и не без основания — как "главного нарушителя свобод и прав человека на глобальном масштабе".

Предложение использовать Азербайджан в качестве альтернативного местонахождения для новой системы ПРО, которое находилось бы под совместным американо-российским контролем, очевидным образом рассчитано на то, чтобы подорвать и раскрыть наступательный план администрации Буша. Американские власти, в том числе министр обороны Роберт Гейтс, стараются уклониться от рассмотрения российского предложения, характеризуя азербайджанскую базу как устаревшую для задач Вашингтона.

Путин воспользовался встречей в Кеннебанкпорте для того, чтобы ответить на эти возражения и в то же время развить российские инициативы. Помимо предложения о модернизации азербайджанской базы российский президент предложил привлечь к процессу разрешения вопроса о размещении ПРО в Восточной Европе другие европейские государства, а также использовать для создания системы ПРО объекты на юге России.

Комментируя свое предложение, он заявил, что "не будет необходимости в размещении других объектов в Европе — то есть объектов в Чехии и ракетной базы в Польше".

Признавая предложение Путина "инновационным" и "очень искренним", Буш сказал, что у его администрации нет никакого намерения отказаться от своего первоначального плана по размещению американских ядерных сил в Восточной Европе. "Как я сказал Владимиру — подчеркнул Буш, — я думаю, что Чехия и Польша должны оставаться неотъемлемой частью системы".

Ни Буш, ни Путин не упомянули об еще одной "горячей точке" в американо-российских отношениях — разработанном в ООН и поддерживаемом США плане по признанию независимости сербской провинции Косово, населенной преимущественно албанцами. Сербия, которая фактически потеряла контроль над территорией в результате военного вмешательства НАТО в 1999 году, выступает против отделения провинции, предлагая вместо этого план расширенной автономии. Москва, связи которой с Сербией ухолят далеко в прошлое, имеет дело с сепаратистскими конфликтами на собственной территории (например, в Чечне) и поэтому грозит воспользоваться правом вето в Совете безопасности, чтобы воспрепятствовать реализации плана по отделению Косово. Вашингтон намекает, что, в свою очередь, может ответить односторонним признанием независимости Косово.

Вопреки всем декларациям о взаимном обожании и чувстве "теплоты" между Путиным и Бушем, мини-саммит в Кеннебанкпорте лишний раз подчеркнул, что конфликт между американским империализмом и Россией никуда не исчез. Он связан с нарастающей обеспокоенностью новой правящей элиты России в отношении угрозы, представляемой американским империализмом ее собственным финансовым и геостратегическим интересам.

Трения между Москвой и Вашингтоном подпитываются, с одной стороны, растущей самоуверенностью новой правящей российской прослойки и ее государства вследствие существенного роста российской экономики на основе экспорта огромных энергоресурсов страны. С другой стороны, трения усиливаются вследствие ослабления могущества США под влиянием углубляющейся катастрофы в Ираке.

16 лет назад Буш-старший — сопровождавший в понедельник, 2 июля, своего сына и Путина на рыбалку — занимал Белый дом в момент распада Советского Союза, когда делались поспешные заявления об "однополюсном мире" и когда империализм США выглядел единственной сверхдержавой в мире. Теперь сын пожинает горькие плоды вашингтонской спеси, в том числе в виде нового подъема вооруженной ядерным оружием и националистически настроенной России, чей острый конфликт с интересами США грозит еще сильнее дестабилизировать международную обстановку с потенциально катастрофическими последствиями.



© Copyright 1999 - 2007,
World Socialist Web Site!