Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2007/dez2007/geor-d10.shtml

Олигархи соперничают за власть в Грузии

Саймон Вилан
10 декабря 2007 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 24 ноября 2007 года.

Попытки грузинского президента Михаила Саакашвили политически обойти противостоящую ему оппозицию реализуются не так, как было запланировано. Комментаторы даже начинают задаваться вопросом, сможет ли он обеспечить себе дальнейшую политическую карьеру.

Объявляя о переносе даты президентских выборов с 2009 года на 5 января 2008 года, Саакашвили рассчитывал на то, что запальчивая оппозиция не сможет ни договориться о едином кандидате, ни начать против него самого серьезную кампанию. Однако из десяти партий, входящих в грузинскую объединенную оппозицию, девять поддержали местного предпринимателя Левана Гачечиладзе в качестве кандидата в президенты. Грузинский миллиардер-олигарх Бадри Патаркацишвили заявил о своих планах баллотироваться в качестве беспартийного кандидата.

После встречи с Нино Бурджанадзе, состоявшейся 19-го ноября, представитель оппозиции сообщил журналистам, что если требования оппозиции не будут выполнены, они начнут бойкот выборов и вернутся к тактике уличных манифестаций.

Недавние события в Грузии, начавшиеся 7-го ноября, разоблачили остатки демократического флера так называемой "революции роз", которая привела клику Саакашвили к власти.

Против оппозиционной манифестации, численность которой доходила до нескольких десятков тысяч человек, Саакашвили бросил штурмовые отряды полиции. 550 человек было госпитализировано из-за ранений, полученных от стражей порядка. В тот же день спецназ штурмовал рабочие помещения телеканала "Имеди", избивая журналистов и физически истребляя ретрансляционное оборудование студии.

После разгона толп демонстрантов резиновыми пулями и водометами, Саакашвили объявил о немедленном вводе чрезвычайного положения. Все гражданские свободы были временно упразднены, а СМИ приведены к молчанию — за исключением тех, которые открыто поддерживают Саакашвили. Именно в момент установления полного контроля над национальными СМИ, он заявил о проведении досрочных президентских выборов, бросив при этом оппозиции обвинение в том, что она действует по указке Москвы.

Саакашвили пришел к власти в 2003 году на волне событий, фактически представлявших собой политический путч, организованный в Вашингтоне администрацией Буша. Его осуществили в Тбилиси правые американские неправительственные организации и активисты, часть которых участвовала в так называемых "цветных революциях" в Сербии и Украине. На этот раз они обеспечили приход к власти в Грузии своего человека — юриста с образованием Гарвардского университета.

До завершения строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан оставались тогда считанные месяцы, и Вашингтон хотел поставить у власти в Грузии администрацию, способную обеспечить безопасность трубопровода, проходящего по грузинской земле. Эдуарда Шеварднадзе посчитали недостаточно агрессивным в его отношениях с Россией и поэтому неспособным вернуть под контроль Тбилиси отколовшиеся Абхазию и Южную Осетию, расположенные вблизи трассы трубопровода и поддерживаемые Москвой.

Клика Саакашвили уже была при власти по время правления Шеварднадзе, но что важнее, она была вполне готова преобразовать Грузию в проамериканский аванпост на юго-западной границе России.

За прошедшие с того времени четыре года Саакашвили функционировал в качестве главы компрадорской буржуазии, полностью зависящей от поддержки США и других западных государств. Грузия превратилась в зону свободной торговли с минимальными налогами на инвестиции и на богатых. Программа массовой приватизации и дерегулирования, инициированная в Грузии, заслужила похвалы Всемирного банка.

Как только Саакашвили был избран президентом в начале 2004-го года, он быстро вернулся к недемократическим и авторитарным методам правления, использовавшимся его наставником Шеварднадзе. Оппозиция новому режиму подвергалась постоянному преследованию: активистов сажали по необоснованным обвинениям, а манифестации против правительства разгоняли силой. Все это не мешало постоянным приездам высокопоставленных американских республиканцев, в том числе самого президента Буша, в Тбилиси и ликованию по поводу их успеха в деле смены режима у границ России. Как известно, Буш объявил правительство Саакашвили "маяком демократии".

Недавние события показали, что западная поддержка сама по себе еще не гарантирует того, что Саакашвили сможет удержаться у власти. Грузия дестабилизирована взрывным сочетанием действия внутренних и внешних факторов. Режим Путина в Москве ответил администрации Саакашвили организацией серии провокаций. Продолжительный конфликт между Москвой и Тбилиси за Абхазию и Южную Осетию только усугубился. После введения чрезвычайного положения грузинское правительство обвинило российских военных в попытке использовать ситуацию в своих интересах и ввести дополнительные войска и технику в Абхазию.

В ответ на высылку российских дипломатов из Грузии после предъявления им обвинений в шпионаже, Путин сразу же наложил бессрочный запрет на импорт грузинских товаров в Россию. Этот запрет, затронувший цитрусовые, вина, минеральную воду и табак в отношении самого большого рынке экспорта из Грузии, оказал разрушительное действие на экономику страны, где половина населения живет и работает в сельских районах. Путин также инициировал высылку тысяч грузинских рабочих из России. Денежные переводы грузинским семьям из России составляли немаловажную часть грузинского национального дохода.

Подобные меры усложнили бедственные бытовые условия грузинских рабочих и крестьян, и без того быстро ухудшавшиеся из-за мероприятий по введению свободного рынка, осуществлявшихся правительством Саакашвили.

Падение уровня жизни привело к более чем двукратному снижению рейтинга Саакашвили — с 90 до 40 процентов в течение последних четырех лет. Треть населения Грузии живет за чертой бедности, что резко контрастирует с обогащением тбилисской элиты.

В настоящее время Тбилиси переживает беспрецедентный строительный бум, но Саломе Зурабишвили, которая баллотируется на президентских выборах в качестве заместителя Левана Гачечиладзе, сообщила британскому журналу Economist, что Грузия больше похожа на "потемкинскую деревню", чем на что-нибудь еще. За фасадом новых гостиниц для иностранцев, бутиков и разных достопримечательностей столицы скрывается нищенский быт рядовых грузин. Промышленность страны стоит в руинах, так что металлолом стал одним из главных экспортных товаров страны.

Объединенная оппозиция стремится цинично использовать общую враждебность по отношению к правлению Саакашвили, но ее возглавляют круги, которые всего четыре года назад оказывали активное содействие Саакашвили и даже финансировали его приход к власти, а затем с ним поссорились. К таким фигурам относятся Леван Гачечиладзе и Бадри Патаркацишвили. Оба они будут участвовать в предстоящих в начале следующего года президентских выборах.

Саакашвили пытался представить оппозицию детищем российских интриг, однако на этот счет пока нет никаких убедительных свидетельств. Западные СМИ, в том числе Guardian, New York Times, Wall Street Journal и Washington Post, отвергли эти утверждения, равно как и представители администрации Буша и Европейского союза.

Главное, что объединяет оппозицию, это то, что монополия Саакашвили на власть лишает влияния остальных грузинских олигархов. Политика грузинского президента в то же время негативно повлияла на их деловые интересы. Например, Гачечиладзе — бывший финансист Саакашвили. Но основа его бизнеса — это экспорт вин и спиртных напитков в Россию. Хотя социальную прослойку, которую он представляет, нельзя охарактеризовать как пророссийскую, эти фигуры стремятся установить с Москвой менее враждебные отношения для того, чтобы снова границы были открыты для торговли.

Со своей стороны, Патаркацишвили представляет ту часть грузинской буржуазии, которая, вследствие привилегий, которые она получала от администрации Шеварднадзе, наблюдала за его свержением со стороны. Когда Саакашвили пришел к власти, эти круги установили близкие отношения с его администрацией. Однако когда самому богатому человеку в Грузии стало ясно, что весьма избирательная антикоррупционная кампания нового правительства наступает ему на пятки, эти отношения изменились к худшему. Отношения Патаркацишвили и Саакашвили совершенно испортились после того, как бывший министр обороны Ираклий Окруашвили обвинил президента в том, что тот отдал приказ уничтожить олигарха.

В отличие от фракции, возглавляемой Гачечиладзе, Патаркацишвили не расположен выстраивать более мирные отношения с Москвой. Он является близким деловым партнером российского олигарха-изгнанника Бориса Березовского, который призывал к революции для свержения Путина. Огромное состояние Патаркацишвили, которое оценивают в 9 млрд. долларов, не привязано к Грузии, а в основном состоит из транснациональных инвестиций.

Утверждения, согласно которым Патаркацишвили — российская марионетка, не выдерживают критики из-за его близких отношений с медиа-концерном австралийского олигарха Руперта Мердока "News Corporation", которой Патаркацишвили недавно на один год продал контрольный пакет акций телеканала "Имеди". Представитель "News Corporation" Мартин Помпадур заявил французскому агентству France-Presse, что утверждать о причастности "News Corporation" к путчу, поддерживаемому Россией, просто смехотворно.

"Имеди" до сих пор не возобновил телеэфир. Заместитель генерального прокурора Ника Гварамия заявил, что обвинения против Патаркацишвили не касаются "Имеди", и как только телеканал предоставит "гарантии", что он действует независимо от Патаркацишвили, он сможет снова начать вещание. Однако эта процедура может занять несколько месяцев, в результате чего "Имеди" будет молчать во время всей предвыборной кампании.

Объединенная оппозиция, как и Патаркацишвили, стремится установить хорошие отношения с Мердоком. "Имеди" — единственный новостной канал, не контролируемый государством. Представитель объединенной оппозиции Давид Усупашвили сказал, что без "Имеди", предстоящие выборы будут не более чем "спектаклем". Гачечиладзе заявил, что будет баллотироваться только в том случае, если "Имеди" к 25 ноября будет снова в телеэфире. В противном случае оппозиция угрожает возобновить манифестации.

Независимо от разногласий насчет отношений с Россией, продолжающийся диалог оппозиции с такими американскими представителями, как Мэтт Бриза (Matt Bryza), свидетельствует о том, что оппозиция сохраняет прозападную ориентацию. Она ищет покровительства у Вашингтона и поддерживает доброжелательные отношения с международными инвестиционными рынками. Вашингтон и Европейский союз осуждающе отозвались на ввод чрезвычайного положения, а генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер сказал, что это может вызвать отсрочку принятия Грузии в члены альянса. Тем не менее до сих пор западные государства и, в особенности, США продолжают поддерживать Саакашвили, рассматривая его как важного союзника против России, гаранта безопасности трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан и военного партнера в деле оккупации Ирака.



© Copyright 1999 - 2007,
World Socialist Web Site!