World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Азия

Версия для распечатки

Военный переворот в Таиланде: Премьер-министр отстранен от власти

Джон Робертс
26 сентября 2006 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 21 сентября 2006 года.

Поздно вечером во вторник, 19 сентября, военное командование Таиланда ввело армейские части с бронетехникой в столицу страны Бангкок. Войска окружили здание парламента, заблокировали офис главы правительства и взяли под контроль все телевизионные станции. Государственный переворот, направленный против премьер-министра Таксина Чинавата, последовал после нескольких месяцев политических интриг, раскола правящей элиты и конституционного кризиса в результате судебного аннулирования итогов всеобщих выборов, состоявшихся 2 апреля.

Вооруженные силы Таиланда, располагая молчаливой поддержкой короля Бумибона Адульядета, проявили инициативу с целью предотвращения новых массовых акций протеста против политики Чинавата, которые должны были начаться в среду. В течение апреля и мая месяца сотни тысяч демонстрантов выходили на улицы Бангкока, требуя отставки Чинавата в связи с обвинениями в коррупции. Таксин Чинават обещал покинуть должность после апрельских выборов. Однако по мере растягивания конституционного кризиса становилось ясно, что и.о. премьер-министра Чинават остается у власти.

В момент переворота Чинават находился в Нью-Йорке, собираясь выступить с речью на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Узнав о путче, он попытался отправить в отставку главкома сухопутных войск генерала Сонтхи Буньяраткалина и ввести чрезвычайное положение в Тайланде. Таксин продиктовал обращение по телефону в студию 9-го канала бангкокского телевидения, которая начала трансляцию его указа в 22:20 по местному времени. Согласно газете Bangkok Post, передача была прервана в тот момент, когда студию заняли военные. К 23:00 войска и танки были размещены на боевых постах во всех стратегических точках города.

По сообщению Nation, генерал Сонтхи и другие руководители военных в полночь получили аудиенцию у короля страны, тем самым убедительно показав наличие поддержки со стороны монарха. Рано утром 20 сентября армейское руководство переворота организовало себя в форме Совета по политической реформе (СПР), ввело военное положение, отменило конституцию 1997 года и распустило правительство Чинавата, Конституционный суд и Сенат.

СПР мотивировал переворот тем, что правительство Чинавата создало "прежде невиданную социальную поляризацию", оскорбляло короля и сделало государственные организации "предметом политической игры". Создавая основу для будущего судебного преследования свергнутого премьера, СПР также отметил, что в обществе "циркулирует информация о фактах коррупции".

Генерал Сонтхи, назначивший себя временным премьер-министром, выступил 20 сентября по телевидению. Он объявил, что в течение 2 недель будет назначен гражданский премьер-министр, однако выборы, намеченные на октябрь, будут отложены на год, пока пишется новая конституция. Он пригрозил Таксину Чинавату уголовным преследованием.

Важную роль сыграло то, что в тот же день король Таиланда в письменном виде признал Сонтхи в качестве главы СПР и призвал гражданских чиновников и население "выполнять его решения". У монархии и военных имеются близкие связи, при том что военные непосредственно руководили Таиландом большую часть XX столетия. Поддержка переворота, высказанная королем, свидетельствует о том, что наиболее консервативные элементы таиландской элиты также стоят позади путчистов.

Военные сумели воспользоваться широко распространенной ненавистью к Чинавату, особенно в столице. Солдаты и танки были повязаны желтыми лентами — это знак их верности королю, а также тот цвет, который выбрала оппозиция для протестов в начале кризиса. Ни сотрудники сил безопасности, лояльные Чинавату, ни жители сельской местности, в которой партия Чинавата Тай-рак-тай (ТРТ) пользовалась поддержкой, не оказали открытого сопротивления перевороту.

Затянувшийся кризис

Произошедший переворот — кульминация жесткой подковерной борьбы, длившейся внутри правящих кругов Таиланда более года. Таксин Чинават, долларовый миллиардер и телекоммуникационный магнат, приходил к власти в 2001 и 2005 годах во главе созданной им партии ТРТ на волне массового недовольства программой "реформ" Международного Валютного фонда, принятой к исполнению правительством Демократической партии Таиланда после азиатского экономического кризиса 1997-1998 годов.

Таксин получил существенную поддержку, особенно на селе, за счет своих популистских обещаний в плане безвозмездной помощи деревням, общедоступного здравоохранения и протекционистских мер с целью защиты таиландского бизнеса. Однако на него было оказано возрастающее международное давление с тем, чтобы программа реструктуризации МВФ была возобновлена, а за ней последовали иностранные инвестиции, способные подкрепить экономику. Он приватизировал ряд государственных активов, включая Министерство энергетики, ставшее энергетическим холдингом EGAT. Были начаты переговоры о режиме свободной торговли с США.

Эти шаги спровоцировали ощутимую оппозицию, даже среди бывших союзников Чинавата, таких как магнат-издатель Сонтхи Лимтхонгул, который инициировал серию акций протеста еще в 2005 году. К февралю 2006 года демонстрации достигли численности 100 тысяч человек — на фоне общенародного гнева из-за продажи семьей Чинавата пакета акций телекоммуникационного гиганта "Шин корпорэшн" (Shin Corp) за 1.9 млрд. долларов США. Дело было не только в том, что Таксин уклонился от подоходного налога, но и в том, что одна из главных компаний Таиланда была продана иностранным собственникам — инвестиционному фонду правительства Сингапура "Темасэк" (Temasek).

"Народный альянс за демократию" (НАД), организовывавший протесты, сосредоточил в себе настроения недовольства со стороны как среднего класса, так и рабочего класса. Рабочие EGAT присоединились к митингующим, когда встала угроза потери рабочих мест и ухудшения условий труда. Другие озвучивали свое несогласие с такими действиями Чинавата, как монополизация СМИ и ограничение демократических прав, включая весьма кровопролитную "войну с наркотиками" в 2003 году, когда полиция, по некоторым сообщениям, физически уничтожила несколько тысяч наркодилеров и обвиняемых в наркоторговле в обход юридических процедур.

На митингах выступали и бывшие высокопоставленные таиландские дипломаты, осуждавшие насильственное подавление прав населения на мусульманском юге страны. Данная мера правительства Таиланда усилила сепаратистское движение и обострила отношения с Малайзией. Критика также отражала озлобление в армейской иерархии, получившей приказ обеспечить чрезвычайное положение на юге Таиланда, но обнаружившей, что тем самым втягивается в гражданскую войну.

Таксин Чинават попытался распылить политический кризис путем созыва внеочередных выборов 2 апреля 2006 года. Он правильно посчитал, что поддержка партии ТРТ и ее популистской политики раздачи "дотаций по бочкам", особенно заметная в северных сельских районах страны, обеспечит его переизбрание. Однако оппозиционные партии бойкотировали выборы, спровоцировав тем самым конституционный кризис.

Неприятие Таксина в столице страны Бангкоке было настолько велико, что ряд парламентских мест, избираемых по мажоритарной окружной системе, остался вакантным, потому как явка избирателей не достигла минимальных требуемых законом 20%. А согласно конституции парламент не вправе проводить заседания или формировать правительство, пока не будут избраны все его депутаты.

Тогда оппозиционные партии обратились к королю с просьбой о снятии Таксина с должности. Король отказался это сделать, но предпринял закулисные шаги по организации соответствующего давления на премьера. 4 апреля Таксин Чинават пообещал покинуть должность после формирования нового правительства, подсказывая тем самым "Народному альянсу за демократию", что пора отзывать столичные митинги. Несмотря на это, довыборы 23 апреля тоже не привели к заполнению вакансий, так что конституционный кризис продолжился.

25 апреля король Бумибон, в конце концов, вмешался в ситуацию. Описав ее как "беспорядок", он вновь отклонил просьбы о снятии Чинавата с поста и призвал к урегулированию кризиса высшие суды. 8 мая Конституционный суд аннулировал результаты выборов, как того и добивались оппозиционные партии.

Все же политический кризис на этом не кончился — Чинават и его противники ввязались в ожесточенную схватку за контроль над функциями государства. Опасаясь того, что ТРТ победит на любых новых выборах, партии оппозиции попытались заменить состав избирательной комиссии, а также предприняли юридические действия, направленные на признание ТРТ незаконной. Со своей стороны Чинават действовал против персоналий оппонентов и заявлял, что сохранит пост главы ТРТ после будущих выборов.

Как представляется, одним из прямых сигналов к перевороту стало кадровое решение Чинавата, направленное против группы высших офицеров, включающей генерала Сонтхи, известного критикой премьер-министра. Лондонская Times сообщила, что в июле 2006 года 100 офицеров среднего звена, лояльных Таксину Чинавату, были смещены с ключевых должностей в гарнизоне Бангкока. А согласно веб сайту Asia Times, Чинават в ответ чуть было не заменил своими сторонниками военных на двух постах, решающих с точки зрения безопасности столицы.

Как писал журналист Asia Times Шоун Криспин, "переворот определенно последовал против рокировки военных должностей, за которую долго шла борьба, в которой Таксин пытался выдвинуть лояльных офицеров, одноклассников по его 10-му классу военного училища, в важнейшую 1-ю сухопутную дивизию. Имеются сведения о том, что список перестановок стал причиной конфликта Таксина с высшими армейскими чинами и королевским Тайным советом, и его отказ изменять решение, похоже, стал одной из ведущих причин переворота".

Однако с точки зрения более глубоких причин Сонтхи и те, кто за ним стоял, были глубоко озабочены неразрешенным политическим кризисом, который мог пойти на эскалацию и вовлечь массы простых трудящихся. Будучи не в состоянии разрешить внутренние противоречия в рамках конституционного поля, правящие элиты ввели военное положение — прежде всего чтобы предотвратить появление такого политического движения, которое могло выйти из-под контроля действующих политических партий и институтов.

Знаковый смысл был и в том, что оппозиционная Демократическая партия поддержала путчистов. Лидер партии экс-премьер Чуан Ликпаи сказал прессе: "Как политическая сила мы не поддерживаем путчи в любых проявлениях, но за последние пять лет правительство Таксина заложило ряд условий, при которых военные были вынуждены пойти на переворот. Вина за кризис в стране лежит на нем". В прошлом Демократическая партия боролась против военной хунты и была на переднем крае массового движения 1992 года, которое привело к падению последней диктатуры.

Международная реакция также оказалась приглушенной. США, Великобритания и другие державы выступили с заявлениями, в которых сожалели об утрате Таиландом демократии и призвали вернуться к ней как можно скорее. Но никаких призывов к санкциям против этой страны или возвращению Чинавата на должность не последовало. Представитель Совета Безопасности США Фредерик Джонс (Frederick Jones) сказал в обычной манере: "Мы ожидаем от народа Таиланда урегулирования внутренних политических разногласий в мирной форме, согласно принципам демократии и правового государства".

Резкое падение курса национальной валюты Таиланда — бата — и акций таиландских компаний, равно как и общая неустойчивость национального рынка, отражают широкие опасения относительно того, что путч — признак продолжающейся политической нестабильности в Азии. Майкл Спенсер (Michael Spencer), главный экономист по Азии в гонконгском филиале "Дойче-Банка", уверил инвесторов следующими словами: "Почему в Азии должна возникать какая-то финансовая эпидемия? По всему региону мы видим профициты госбюджетов, профицит балансов потока капитала, а уровни задолженности несопоставимо ниже, чем в 1997 году".

Впрочем, за переворотом в Таиланде скрывается гнев и глубокое разочарование последствиями мер по реструктуризации экономики, обеспечивших в некоторых пределах экономическое восстановление после финансового кризиса 1997-1998 годов. Отнюдь не разрешив глубинные проблемы экономики и политики, военное правительство, поначалу многими признанное, наверняка породит широкую оппозицию и дальнейшее политическое неспокойствие. Одним из первых решений военных был запрет всех акций протеста, встреч и собраний, на которых присутствует более 5 человек.

Финансовые аналитики могут надеяться, что "эпидемии" не будет, но многие процессы, незаметно идущие в Таиланде, имеют аналогии по всей Юго-Восточной Азии и уже вызвали признаки политической нестабильности на Филиппинах, в Малайзии и Индонезии. По иронии судьбы за день до свержения Таксин Чинават выступил в престижном Совете по иностранным делам (Council of Foreign Relations) в Нью-Йорке с докладом на тему "Будущее демократии в Азии". Его политическая судьба служит хорошей иллюстрацией возможной судьбы других правительств в условиях, когда правящие элиты в государствах региона не в состоянии осуществлять свои программы действий в рамках выборных процедур.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site