World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Правый марш бывшего германского канцлера Шредера

Ульрих Рипперт
13 ноября 2006 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 8 ноября 2006 года.

В течение прошедших двух недель бывший канцлер Герхард Шредер (Социал-демократическая партия Германии — СДПГ) привлек к себе безраздельное внимание немецких СМИ. О нем писал еженедельник Der Spiegel, он выступал в многочисленных телешоу и дал целый ряд интервью газетам.

Кампания по привлечению внимания публики началась 26 октября выступлением Шредера в Доме Вилли Брандта — берлинской штаб-квартире СДПГ — с целью презентации его новой книги Решения — Моя жизнь в политике (Entscheidungen — Mein Leben in der Politik). После этого он отправился на встречи с читателями в 20 городах страны.

В Доме Вилли Брандта выступление Шредера было предварено речью премьер-министра Люксембурга Жана-Клода Юнкера (Jean Claude Junker). Этот консервативный христианский демократ расточал похвалы своему "социал-демократическому другу" и в заключение заявил: "Герд, Вы были прекрасным канцлером!"

Юнкер был прежде всего восхищен тем, как "человек столь низкого общественного положения" проложил себе путь к вершинам власти. Шредеру потребовалось время, чтобы добраться до поста германского канцлера, но на этом посту он принял "храбрые решения", которые еще долго будут влиять на жизнь общества, сказал Юнкер.

Для большинства комментариев в СМИ характерно очень поверхностное представление о содержании книги. Например, Suddeutsche Zeitung написала об этом 544-страничном томе: "Несомненно, по своему весу это тяжелая книга, но можно ли то же самое сказать о ее содержании?" Далее газета характеризует книгу как издание "с не очень плотным текстом", с "большим количеством места для примечаний, на толстой бумаге и с большими буквами" и отмечает, что "злонамеренные сплетники говорят, будто книга немного похожа на своего автора — она чуть-чуть раздута".

Фактически эта книга — не просто "умело организованная операция по извлечению прибыли", как утверждают иные комментаторы. Книга Шредера и интенсивная рекламная шумиха вокруг бывшего канцлера в СМИ — это часть целенаправленной правой кампании.

Читатель найдет в книге мало нового, но Шредер ясно дает понять две вещи: во-первых, он безоговорочно защищает политику своего правительства СДПГ/партии "Зеленых", хотя всем видны бедственные социальные и политические последствия двух сроков его правления (1998-2005). Со времен социальной катастрофы 1930-х годов ни одно правительство не проводило столь агрессивной политики перераспределения богатств от бедных к богатым и так нагло не попирало общепринятые демократические нормы как правительство Шредера и его министра иностранных дел от партии "Зеленых" Йошки Фишера.

Во-вторых, Шредер непреклонно утверждает, что начатое им наступление должно быть продолжено — вопреки неприятию этой политики массами.

В интервью перед выходом книги Шредер обвинил нынешнего канцлера Ангелу Меркель (Христианско-демократический Союз — ХДС) в слабости на посту руководителя. Он также обвинил свою преемницу в недостаточно твердом стремлении продолжать осуществление начатой им политики. Своими мемуарами Шредер стремится оказать влияние на текущие политические дебаты.

В последние недели правительство Большой коалиции, возглавляемое Ангелой Меркель и состоящее из традиционных консервативных партий (ХДС и Христианско-социального Союза [ХСС]) и СДПГ, стало объектом острой критики. Деловые круги и СМИ потребовали "ускорить темп реформ" — то есть интенсифицировать осуществление программы демонтажа государства всеобщего благосостояния. Канцлер Меркель обвиняется в отсутствии у нее реальной власти как в собственной партии, так и в правительстве, которое она возглавляет.

Когда представляющий ХСС премьер-министр земли Северный Рейн-Вестфалия Юрген Риттгерс недавно предложил умеренное смягчение закона о безработице "Гартц IV", крупный капитал и СМИ ответили шквалом критики. Риттгерс предложил, чтобы рабочие, которые в течение многих десятилетий платили взносы социального страхования по безработице, не теряли бы пособия по безработице уже после 12 месяцев, как это предусмотрено законом, введенным СДПГ и партией "Зеленых".

Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung высмеяла предложение Риттгерса, написав, что "пора поставить под сомнение опытность политиков ХСС в области экономической политики", и предупредив о том, что недопустимо любое возвращение к экономической и социальной политике бывшего канцлера Гельмута Коля (ХСС). Нынешний министр труда Франц Мюнтеферинг (СДПГ) удостоился похвалы со стороны деловых кругов, когда резко отклонил инициативу Риттгерса и объявил, что не позволит немецким консервативным партиям помешать реформам на рынке труда, за которые столь усердно боролось и которые начало осуществлять прежнее правительство СДПГ и "Зеленых".

Теперь в спор вмешался Шредер. Он усиливает давление на Большую коалицию и призывает развивать наступление на социальные гарантии — в случае необходимости даже путем проведения явно антидемократических мер.

Значение досрочных выборов 2005 года

Главная часть книги Шредера посвящена принятому им в мае 2005 года решению провести досрочные выборы в парламент. Этой теме отведена целая глава под заголовком "Выборы". Также в начале обширной главы под названием "Смелость для перемен", в которой подробно описывается драконовская правительственная программа сокращений социальных выплат (реформы "Повестка дня 2010" и четыре закона Гартца), речь идет о его решении назначить досрочные выборы.

Шредер излагает содержание дискуссий, которые он вел со своим самым близким союзником в СДПГ, лидером партии Францом Мюнтеферингом, после поражения СДПГ на земельных выборах в Шлезвиг-Гольштейне (март 2005 года) и в земле Северный Рейн-Вестфалия (май 2005): "Франц Мюнтеферинг согласился со мной, что мы должны решить, как действовать дальше на основе результатов выборов. Мы встретились в полдень 22 мая 2005 года в моем офисе в канцелярии и уже были готовы к худшему. Однако нас все равно потрясли результаты окончательного подсчета голосов. Это была катастрофа для СДПГ, она позволила ХСС одержать весьма убедительную победу в прежней цитадели СДПГ — в земле Северный Рейн-Вестфалия. Франц подготовил две альтернативы. Одним возможным ответом на выборы в Северном Рейн-Вестфалии была реорганизация кабинета; другим — новые выборы".

Шредер не скрывает, что поражение его партии в земле Северный Рейн-Вестфалия — самой густонаселенной немецкой земле и когда-то важнейшем индустриальном центре — произошло из-за широкой оппозиции масс его социальной политике. Он пишет: "Мы проиграли 11 выборов подряд... даже я был удивлен силой и интенсивностью волны протестов против "Повестки дня 2010"". Он признает, что "попытки реформ в 2003 и 2004 годах привели к возмущению по всей стране".

Оглядываясь назад, Шредер ясно дает понять, что его концепция демократии не имеет ничего общего с отражением интересов народа. Поскольку оппозиция и возмущение общественности политикой СДПГ достигли такой степени, что на демонстрациях Шредера забрасывали яйцами "и даже камнями", он решил перейти в контрнаступление. "Теперь я был еще более решительно настроен продолжать свой курс, чтобы твердо и ясно дать понять публике, что такие нападения не производят на меня впечатления. Я хотел, чтобы особенно хорошо это поняли в восточной части Германии".

Уровень безработицы на востоке Германии в два раза выше, чем на западе, и в этом регионе была особенно сильна оппозиция политике правительства СДПГ/партии "Зеленых". Именно восточногерманская поддержка СДПГ на выборах 1998 года обеспечила победу Шредеру. Но уже летом 2004 года сотни тысяч восточных немцев приняли участие в протестах против законов "Гартц IV" — в бесполезной надежде поставить это правительство на колени таким же образом, как массовыми протестами в 1989 году им удалось свалить восточногерманский сталинистский режим.

Шредер выступил против этих протестов и недвусмысленно дал понять, что лозунги о "демократии и свободе", прославлявшихся в ходе воссоединения Германии, не имели никакого отношения к подлинной народной демократии или к созданию правительства, готового прислушаться к пожеланиям большинства.

"Для меня было совершенно очевидно, — пишет Шредер, — что я должен придерживаться политического курса, который мы начали проводить. "Повестка дня 2010" предполагала решительные действия, и любое изменение курса для меня было невообразимым и оказалось бы бедственным для СДПГ. Если бы давление отдельных групп внутри партии или со стороны ее парламентской фракции вызвало такое изменение, то моя отставка была бы неизбежна. Именно так я видел ситуацию, и это было причиной, по которой я предложил Францу Мюнтеферингу проведение досрочных выборов".

Таким образом, решение о досрочных выборах было частью наступления с целью осуществления политики сокращения социальных расходов вопреки широкому народному недовольству. "Я и сейчас убежден — это было необходимое политическое решение государственной важности", — пишет Шредер.

Формулировка "необходимое политическое решение государственной важности" весьма показательна. Кто определяет эту "государственную важность"? Демократически выраженная воля большинства людей или интересы прибыли узкой привилегированной элиты? Шредер явно считает, что именно последнее.

Поскольку такая политика неизбежно должна столкнуться с сопротивлением, "необходимое политическое решение государственной важности" требует решительных мер, характерных для авторитарного государства. Шредер прямо выступает за то, чтобы отбросить все демократические запреты. Таким путем он взывает к традиции, которая имела бедственные последствия в предыдущем столетии.

Начиная со своего исторического голосования в поддержку военных кредитов в 1914 году, СДПГ поставила защиту буржуазного порядка выше защиты интересов рабочего класса. В 1930-х годах партия поддержала чрезвычайные декреты канцлера Брюнинга против рабочих. Даже западногерманское государство всеобщего благосостояния было прежде всего задумано социал-демократами как инструмент контроля над рабочими. В 1970-х годах канцлер Вилли Брандт (СДПГ) был все еще в состоянии комбинировать такие недемократические меры как закон о чрезвычайном положении и запрет на профессии для радикалов с повышением жизненного уровня, но глобализация производства лишила капитализм возможности проводить длительные и серьезные социальные реформы.

В результате СДПГ открыто повернула в сторону поощрения авторитарных форм правления в интересах "политических решений государственной важности". То, до какой степени это означает отказ от демократических принципов, проявляется на тех страницах книги, где Шредер говорит о вердикте германского Конституционного суда по поводу решения канцлера о проведении досрочных выборов.

Германская конституция запрещает роспуск парламента на основе результатов голосования о доверии правительству. Этот запрет был введен после Второй мировой войны именно для того, чтобы избежать политической неустойчивости, которая характеризовала довоенную Веймарскую республику. Шредер, однако, проигнорировал эту конституционную норму — и получил поддержку всех остальных конституционных институтов: президента, парламента и Конституционного суда. Оглядываясь назад, Шредер описывает этот переворот как свой большой успех.

Он хвалит вердикт Конституционного суда, легитимизировавший досрочные выборы, и пишет, что самый высокий суд Германии дал канцлеру право организовать "фиктивное голосование по вотуму доверия — то есть преднамеренно вызвать роспуск парламента, — в том случае, если у него сложилось впечатление, что большинство в Бундестаге [парламенте] не поддерживает его политику".

Таким образом, согласно Шредеру, роль "канцлера в конституционной структуре недвусмысленно усилилась". Говоря иначе, теперь руководитель исполнительной власти имеет право действовать более независимо от парламента и воли избирателей.

Союз с Путиным

Презрение Шредера к демократическим институтам и поддержка им авторитарных форм правления проявляется также в других местах его книги. На 34-й странице он хвалит Владимира Путина как выдающегося государственного деятеля и своего личного друга и приветствует тесное сотрудничество между Германией и Россией. Находясь у власти, Шредер именовал российского президента "безупречным демократом".

У Шредера нет ни слова критики в адрес путинской России, он просто игнорирует ширящееся наступление на свободу печати, убийства журналистов, все более скандальный поворот к милитаризму как во внутренней, так и во внешней политике России, признаки расизма и антисемитизма, а также ухудшение социальных условий российского населения. Как и сам Путин, Шредер говорит о "возрождении России" и восхваляет Путина в качестве гаранта "мышления в духе свободного рынка" и ориентированных на Запад "экономических ценностей".

С тех пор как Путин взял на себя политическую ответственность за Россию, пишет Шредер, инвесторы больше не должны бояться за свои инвестиции. Он продолжает: "На посту президента Путин сделал возможным восстановление государственных структур и впервые обеспечил как гражданам, так и предпринимателям и инвесторам юридическую безопасность. Это — его реальная историческая заслуга".

Ссылаясь на "катастрофическую внешнюю политику Америки", Шредер утверждает, что Германия должна стремиться к более тесному сотрудничеству между Европейским союзом и Россией и использовать традиционно хорошие отношения Москвы с Сирией и Ираном, чтобы стабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке. "Вместо фантазий об окружении [России]", которые все еще живы в консервативных кругах, нужно серьезно отнестись к интересам безопасности России и предпринять усилия для того, чтобы обеспечить с ней тесное экономическое, политическое, культурное и военное сотрудничество.

В той части своей книги, которая посвящена России, Шредер ясно дает понять, что он полностью интегрировался в коррумпированную элиту, которая захватила власть в Советском Союзе 15 лет тому назад, разграбила ресурсы и богатства страны в ходе реставрации капитализма, а затем нашла себе могущественного союзника в лице бывшего функционера КГБ Владимира Путина. Действительно, спустя всего несколько месяцев после ухода с поста германского канцлера Шредер объявил, что принимает предложение стать президентом компании по строительству Североевропейского газопровода под руководством "Газпрома" — с соответственным щедрым окладом.

Сокращение благосостояния и милитаризм

В своей книге Шредер прямо и обстоятельно объясняет тесную связь между проводимой им внутренней политикой — "Повестка дня 2010" — и внешней политикой своего правительства, нацеленной на превращение Германии в "державу средней величины" на основе роста милитаризма.

Германское военное участие в Косовской войне 1999 года было "несомненным поворотным моментом первого периода правления", пишет Шредер. "В наших обсуждениях связь между разрешением внешнеполитических кризисов и внутренней силой страны всегда играла значительную роль. Мы всё лучше понимали, как суверенитет внешней политики зависит от экономического потенциала Германии".

"Мы в состоянии сохранять нашу независимость во внешней политике и в области безопасности лишь при условии увеличения нашего экономического потенциала, сохраняя социальную и политическую мобильность, — пишет далее Шредер. — Поэтому мы должны были быть готовыми к переменам на внутреннем фронте".

Если отбросить эвфемизмы, то можно сделать два вывода: во-первых, возражения Шредера против иракской войны в основном вытекали из желания выйти из-под опеки США, чтобы реализовать постулат о "немецком суверенитете" в реальной политической практике. Во-вторых, правительственная программа социальных сокращений была непосредственно связана с возрождением немецкого милитаризма. Миллиарды, которые были сэкономлены в социальной сфере, теперь могли быть направлены на преобразование немецких вооруженных сил в хорошо оснащенную армию для интервенций за рубежом.

Шредер не показывает непосредственную связь между милитаризмом, направленным вовне, и милитаризацией общества внутри страны, но это читается между строк.

Ответственность за Большую коалицию

На заключительных страницах своей книги Шредер еще раз возвращается к досрочным выборам прошлого года. В ходе короткой и энергичной избирательной кампании СДПГ оказалась в состоянии значительно сократить 20-процентное отставание от консервативных партий, которое наблюдалось в начале кампании. В результате СДПГ стала движущей силой в рамках Большой коалиции, которая была сформирована после выборов. "СДПГ смогла наложить свою очевидную печать на согласованную правительственную программу", — подчеркивает Шредер.

Результатом переговоров по созданию коалиции стала "умеренная социал-демократическая программа", которая "в целом, возможно, была бы поддержана и "красно-зеленым" правительством". В результате в ней "в основном изложена задача СДПГ: политика "Повестки дня 2010" должна быть защищена и последовательно осуществлена".

Через несколько страниц Шредер требует продолжения и усиления политики бюджетных сокращений посредством разработки так называемой программы "Повестка дня 2020". СДПГ, настаивает он, теперь начала свой третий срок правления и, таким образом, остается критически важной и формирующей силой в германской политике.

Вряд ли можно выразиться яснее: "социал-демократическая эра", о которой Шредер говорит "с большим удовлетворением", фактически является заговором против рабочих, организованным всеми традиционными политическими партиями Германии под руководством СДПГ.

Хотя книга Шредера и не содержит никаких новых открытий, она весьма полезна, ибо показывает, как далеко вправо сместилась социал-демократия. За прошедшие 15 лет эту партию покинули 400 тысяч человек — почти половина ее состава, и продолжают поступать сообщения о самороспуске местных социал-демократических организаций.

Но не подумайте, что Шредер, Мюнтеферинг и компания обеспокоены этими потерями. Они вполне готовы к уходу всех тех, кто ожидал от СДПГ политики социального равенства. Нынешние руководители СДПГ хотят возглавлять компактную партию, способную защищать интересы немецкой правящей элиты. Их ничуть не беспокоят нужды и проблемы, с которыми сталкиваются трудящиеся, составляющие огромное большинство населения страны.

Новая книга Шредера абсолютно недвусмысленно показывает, насколько неуместны аргументы и надежды тех, кто утверждает, будто СДПГ может быть преобразована под давлением масс. Сейчас происходит противоположный процесс: в ответ на давление снизу эта партия продолжает смещаться все дальше в правую часть политического спектра.

Смотри также:
Германия: Конституционный суд признал досрочные выборы законными
(7 сентября 2005 г.)
140 лет Социал-демократической партии Германии
( 6 июня 2003 г.)
Германия: Повторная массивная потеря голосов "красно-зеленой" коалицией Парламентские выборы в Северной Рейн-Вестфалии и их последствия
( 30 июня 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site