World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Тупик европейского капитализма и задачи рабочего класса

Часть первая | Часть вторая | Часть третья

Ули Рипперт
12 мая 2006 г.

Ниже следует первая часть лекции о положении в Европе, которая была прочитана Ули Риппертом в рамках расширенного заседания международной редколлегии Мирового Социалистического Веб Сайта, проведенного в Сиднее (Австралия) с 22 по 27 января 2006 года. Рипперт является членом международной редколлегии МСВС и национальным секретарем германской Партии за Социальное Равенство (Partei fuer Soziale Gleichheit).

Два события начала 2006 года освещают взрывчатый характер европейской политической ситуации.

1 января "Газпром" отключил поставки природного газа на Украину, стремясь вынудить эту страну согласиться с пятикратным повышением цен. В качестве братской республики бывшего СССР, Украина прежде платила лишь пятую часть от мировой цены за газ — 50 долларов за тысячу кубометров.

Конфликт был улажен через несколько дней, однако основная проблема осталась неразрешенной.

Александр Рар, немецкий эксперт по России, отметил, что за весь период "холодной войны" Москва никогда не применяла "свое наиболее эффективное оружие — поставки энергии". Его вывод состоял в том, что нынешнее обращение Кремля к этому виду "оружия" свидетельствует о наступлении нового этапа в развитии мировой политики.

Он связал "газовую войну" с усилившимся окружением России Соединенными Штатами и с постоянно ужесточающимися отношениями между Москвой и Вашингтоном.

Рар пишет: "После потери влияния на Украине, Россия в течение первой половины 2005 года была также вынуждена смириться с потерей влияния в Закавказье и вывести свои военные базы в Грузии. Открытие нефтепровода Баку-Джейхан знаменует потерю Москвой своей бывшей монополии на поставки энергоносители из прикаспийского региона".

"Россия поспешила взять реванш: летом Шанхайская Организация Сотрудничества была преобразована в военно-политический блок под руководством России и Китая, а американские военные базы в Центральной Азии были закрыты. Индия, Пакистан, Иран и Беларусь вступили в новую силовую ось в качестве наблюдателей, чтобы противостоять монополярному мировому порядку, который пытается создать США. Туркменистан и Узбекистан были вынуждены искать новые маршруты для экспорта своего природного газа на Запад в обход России. Россия, позабыв о существующих договорах, начала строить антиракетные комплексы совместно с Ираном и Сирией".

"США в ответ объявили о расширении своего военного присутствия на западном берегу Черного моря, о размещении американской антиракетной системы в Польше и о планах теснее интегрировать Украину в структуры НАТО и вытеснить Россию с ее военных баз в Крыму".

Конфликт по поводу поставок газа в начале года лишь предвосхитил будущие разногласия между крупнейшими державами по поводу влияния на энергетические ресурсы, а этот конфликт будет гораздо важнее конфликтов по поводу войны в Ираке, и я к этому еще вернусь.

Вторым важным событием стало разоблачение действий германской разведки во время войны в Ираке. Это разоблачение вскрыло глубоко циничный и фальшивый характер прежней правящей коалиции Социал-демократов и "Зеленых". В своих официальных заявлениях это правительство отвергало войну и Ираке и называло ее ошибочной. На деле же немецкое правительство не только предоставило свое воздушное пространство и обеспечило безопасность американских военных баз в Германии. Разведка Германии напрямую участвовала в войне.

Это разоблачение показывает, что ни одно правительство в Европе не готово и не намерено сопротивляться вооруженным агрессиям США. Катастрофические действия США в Ираке лишь ускорили упадок и кризис в Европе. Чтобы понять этот процесс, следует вернуться к нашему анализу, сделанному пятнадцать лет тому назад, в момент начала капиталистической реставрации в Восточной Европе и Советском Союзе.

В тот момент, когда сталинистские режимы Восточной Европы и Советского Союза рухнули, мы объясняли, что это стало выражением глубокого кризиса мирового империализма.

В нашем заявлении по поводу распада Восточной Германии, опубликованном в 1990 голу, мы писали: "Распад сталинистских режимов Восточной Европы означает развал того экономического и политического равновесия, на котором покоилась относительная стабильность империализма после Второй мировой войны. Цепь империализма оказалась порвана в своем слабейшем звене в Восточной Европе... Банкротство сталинизма предвещает не начало нового периода капиталистического роста, а новую революционную эпоху, новый период ожесточенной классовой борьбы и войн, в ходе которого буржуазия попытается установить новый эквилибриум на костях рабочих. Однако в то же время возникает возможность того, что рабочий класс свергнет империализм во всем мире" [1].

В то время как падение Берлинской стены праздновалось — или оплакивалось, в соответствии с разными точками зрения, — как триумф капитализма, наше заявление давало весьма дальнозоркую оценку событий. Спустя пятнадцать лет эта оценка оказалась полностью оправданной. Американский и европейский капитализм переживает глубокий кризис. Все внутренние и внешние противоречия, которые мучили Европу в первой половине ХХ века и которые привели к ожесточенной классовой борьбе и двум мировым войнам, заново вспыхивают в наши дни.

Американский империализм рассматривал кончину Советского Союза как возможность добиться бесспорного мирового преобладания и расширить свою гегемонию в тех частях света, которые раньше находились в советской сфере влияния.

Европейский, особенно германский, империализм рассматривал падение "железного занавеса" как возможность освободиться от американской опеки, расширить Европейский Союз в сторону Восточной Европы и развиться в центр силы, который, в хозяйственном и военном отношении, сравняется с Соединенными Штатами или даже перегонит их.

В январе 1991 года военный союз под руководством США атаковал Ирак. Это стало первой из целой серии попыток расширить американское влияние с помощью военных средств. За войной против Ирака последовала война с Югославией, расширение НАТО на восток, война с Афганистаном, создание военных баз в Центральной Азии и вторая война с Ираком.

Тогда же, в декабре 1991 года, главы европейских правительств собрались в городе Маастрихт и наметили меры для превращения Европейского Сообщества в политический союз. Было намечено введение единой валюты, способной конкурировать с долларом; проведение общей внешней политики и мер безопасности, которые позволили бы Европе действовать независимо от США в политической и военной сферах; налаживание тесного сотрудничества в полицейских и юридических сферах; и расширение Европейского Союза на восток, отчасти даже переходя бывшие границы Советского Союза.

Спустя девять лет, эти планы были дополнены заявлением в Лиссабоне, которое заявило о стремлении превратить Европейский Союз в "наиболее конкурентоспособный, динамичный, нацеленный на науку экономический регион мира".

Попытка превратить США в "единственную мировую силу" привела к военной катастрофе, на которую американский империализм имеет лишь один единственный ответ — новые и еще более агрессивные военные авантюры.

Европейская буржуазия на горьком опыте научилась, что одно дело — интегрировать континент в хозяйственном смысле с помощью США, но совсем другое — объединить его политически против США.

Евросоюз в кризисе

Европейский Союз находится в состоянии глубокого кризиса. За исключением факта увеличения полицейских сил, процесс объединения потерпел серию неудач. Европейская конституция была провалена из-за разногласий между различными правительствами и потому, что массы французских и голландских избирателей отвергли ее. На сегодняшний день от общей внешней политики не осталось и следа. С военной точки зрения тон в Европе задает НАТО под руководством США. Британия не вступает в еврозону. А евро при отсутствии единой финансовой и налоговой политики выглядит все слабее.

США использовали свою ведущую роль в Европе для разжигания конфликтов между членами союза. Это стало ясно во время войны в Ираке, когда американский министр обороны Дональд Рамсфелд провокационно сослался на раскол между "старой" и "новой" Европой.

По окончании Второй мировой войны США играли роль посредника во всех европейских делах. На сегодняшний день это положение сошло на нет, но это значит, что все старые нерешенные вопросы вновь выходят наружу. Какая нация будет преобладать в Европе? Как усмирять воссоединившуюся Германию? Сможет ли Великобритания предотвратить доминирующее влияние франко-германской оси? Могут ли малые страны защитить свои интересы от давления ведущих держав? Не попадет ли Польша в тиски между Германией и Россией?

Европейские правительства зорко наблюдают друг за другом, и ни одно из них не доверяет соседям.

Троцкий правильно писал в 1915 году: "Сколько-нибудь полное экономическое объединение Европы сверху, путем соглашения капиталистических правительств, является чистейшей утопией. Тут дело не может идти дальше частичных компромиссов и полумер. Тем самым экономическое объединение Европы, сулящее огромные выгоды производителю и потребителю, всему вообще культурному развитию, становится революционной задачей европейского пролетариата в его борьбе с империалистическим протекционизмом и его орудием — милитаризмом" [2].

Европейская буржуазия не смеет восстать против американского империализма, — включая также правящие классы Германии и Франции, которые официально протестовали против войны.

В Германии Социал-демократы и "Зеленые" выиграли в 2002 году выборы в Бундестаг благодаря своей официальной оппозиции против войны в Ираке. Но они никак не препятствовали Вашингтону в неограниченном использовании военных баз на немецкой территории для ведения этой войны — хотя такие действия Америки противоречили международному праву, о чем позже заявил Верховный суд Германии.

Немецкое и французское правительства протестовали против войны не из-за своих сомнений по поводу международного права или возражений против военного захвата слабого и беззащитного государства. Их единственной мотивацией являлась забота о собственных экономических и стратегических интересах в районе Персидского залива, которым угрожала американская агрессия. Когда война началась, они быстренько перешли на сторону военных захватчиков.

В то время как миллионы людей выражали свой протест против войны на улицах Германии, вождь "Зеленых" и министр иностранных дел Йошка Фишер, а также начальник канцелярии канцлера Шредера Франк-Вальтер Штайнмайер (он служит министром иностранных дел в данный момент) согласились с далеко идущим сотрудничеством с американским правительством за спиной общественного мнения. Как недавно выяснилось, немецкие разведывательные органы сотрудничали с США в преследовании Саддама Хусейна и помогали американским военным в планировке бомбардировок Ирака.

После того германское правительство молчало, когда граждане Германии были похищены и подвергнуты пыткам от рук ЦРУ, а также замалчивало любую критику в связи с созданием тюрьмы в Гуантанамо и по поводу всех других беззаконий, творимых США.

Агрессивное бахвальство Америки ставит европейские правительства перед следующей дилеммой. Как мы отмечали в момент начала войны в Ираке, если они продолжат следовать в фарватере США, то превратятся в американских марионеток. Но если они встанут против США, то рискуют расколоть Европу и, вероятно, вызвать катастрофическую вооруженную конфронтацию в будущем.

Германия стоит перед этой дилеммой в особенно острой форме. Во время конфликта по поводу войны правительство Герхарда Шредера опиралось на Францию и Россию, вызывая опасения, что внешняя политика Германии станет зависимой от Парижа или Москвы, каждая из которых преследовала свои собственные интересы.

Затем, когда в начале этого года Россия отключила поставки газа на Украину, в Германии стали раздаваться громкие призывы к тому, чтобы изменить внешнюю ориентацию. В правящих кругах стали высказываться опасения, что из-за своей зависимости от России Германия станет жертвой шантажа.

С этого момента канцлер от христианских демократов Ангела Меркель пытается повернуть стержень немецкой внешней политики ближе к Вашингтону. "Ближе к Америке, больше реализма с Россией, больше соревнования с Китаем", — так, согласно одной немецкой газете, определяется новая линия германской внешней политики.

Однако до сих пор эта переориентация ограничивалась лишь дипломатическими жестами. Напряжения между Вашингтоном и Берлином имеют глубокие корни и не могут быть разрешены методами обычной дипломатии.

Конфликты по поводу энергоресурсов

В борьбе за передел мира Америка и Германия, равно как и другие европейские державы, выступают соперниками. Всесторонний анализ текущей сложной системы международных торговых связей потребовал бы длительного времени. Я ограничусь замечанием по поводу одного вопроса, который все более явно оказывается в центре проблем международных отношений — это стремление обеспечить долговременные поставки энергетических ресурсов.

Основная часть мирового потребления ресурсов производится за счет ископаемых — нефти, природного газа и угля. Эти ресурсы не бесконечны. Научные оценки запасов этих природных ресурсов разнятся, но большинство геологов определяют период исчерпания запасов в пределах нескольких десятилетий. В ближайшие 20-60 лет мировой спрос превысит запасы имеющихся ресурсов.

В то время как растущее потребление ресурсов Китаем и последствия войны в Ираке уже привели к повышению цен, будущие конфликты неминуемо приведут к дефициту запасов и поставят под угрозу целые национальные хозяйства. Доступ к энергоресурсам стал, таким образом, проблемой выживания для правящих элит всего мира — вопросом, для решения которого они готовы воевать. Этот вопрос сегодня играет не менее решающую роль, чем проблема доступа к запасам угля и стали в эпоху накануне Первой и Второй мировых войн.

Германия находится в особо уязвимом положении. За исключением сравнительно малоэффективного бурого угля, очень глубоких и дорогих месторождений антрацита и скромных запасов природного газа, она не имеет своих собственных топливных ресурсов. Германия получает три четверти необходимой энергии из-за рубежа, импортируя 97% нефти, 83% природного газа и 60% антрацита.

Эти три источника, плюс бурый уголь, составляют 84% первичного потребления энергии Германией. Атомные электростанции дают лишь 13% (горючее для них тоже ввозится из-за рубежа), а 3% дают возобновляемые энергоносители.

Значительная часть импорта топливной энергетики поступает из России. В прошлом году Германия обеспечила поставками из России 43% своего потребления природного газа, 34% нефти и 16% антрацита.

Хотя эти закупки вызывают растущую обеспокоенность в правящих кругах Германии, зависимость продолжает расти, особенно в свете планов по созданию газопровода по дну Балтийского моря. Этот газопровод должен быть закончен в 2010 году и свяжет Россию напрямую с Германией. Война в Ираке, дестабилизировавшая весь регион Персидского залива и бросившая его в руки Америки, стала главной причиной, подтолкнувшей принятие решения о проведении газопровода. Персидский залив располагает не только крупнейшими в мире залежами нефти. В Иране находятся вторые в мире по величине, после России, источники природного газа.

Разногласия между Россией и Украиной по поводу газа вызвали в Германии громкие призывы диверсифицировать импорт энергоресурсов. Но сделать это трудно. Куда ни глянешь — Центральная Азия, Ближний Восток, север и центр Африки, Латинская Америка, — везде природные ресурсы находятся в кризисных регионах, там, где все великие державы уже пытаются усилить свое влияние. Обеспечение энергоносителями все больше сводится к вопросу о политической и военной силе.

Правящий класс Германии полностью осознает это положение. Стратегические ориентиры, выработанные для германской армии в 1990-е годы, предполагают превращение вооруженных сил из армии национальной обороны в силу для проведения международных операций. Будущие цели Бундесвера были определены как "продвижение и обеспечение всемирной политической, хозяйственной и военной стабильности", и также "сохранение свободы мировой торговли и доступа к стратегическим сырьевым ресурсам".

Итак, в российско-украинских разногласиях по поводу газа мы, несомненно, наблюдаем предтечу международных конфликтов, которые затронут все ведущие державы.

Примечания:

1. "GDR: the Working Class at the Crossroads", statement by the central committee of the BSA, June 2, 1990, in The End of the GDR, pp 369-370.
2. См.: http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl245.htm

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site