World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа

Версия для распечатки

Саммит G8: Геополитическая проба сил в Санкт-Петербурге

Петер Шварц
17 июля 2006 г.

С тех пор как главы правительств США, Германии, Франции, Великобритании, Италии и Японии в 1975 году впервые встретились в Рамбуйе под Парижем для "беседы у камина", этот ежегодный саммит — с присоединением Канады и России получивший название "саммита G8" — стал важным событием международной политической жизни. Параллельно саммиту проходит также ряд встреч между различными министрами, а его планированием и подготовкой за несколько месяцев до встречи занята целая армия правительственных чиновников.

Однако вопреки столь большому расходу времени и сил сами эти встречи в верхах обычно имеют лишь символический характер. На них редко принимаются действительно важные решения, а их исход определен заранее. Тем не менее, эти саммиты позволяют получить представление о состоянии отношений между государствами.

Это относится и к саммиту G8, который с 15 по 17 июля проходит в Санкт-Петербурге. Первый саммит G8 на территории России вначале должен был символизировать полную интеграцию России в клуб ведущих капиталистических промышленно-развитых стран. Однако сама встреча и предшествовавшее ей дипломатическое "перетягивание каната" выявили острые разногласия в отношениях между государствами.

В частности, американо-российские отношения сейчас достигли низшей точки с момента развала Советского Союза. В США некоторые политики, например, сенаторы Джон Маккейн (John McCain) и Джозеф Либерман (Joseph Lieberman), даже призвали к бойкоту петербургского саммита.

Причиной споров являются две проблемы.

Первым пунктом повестки дня стоит "глобальная энергетическая безопасность". Тут речь идет о контроле над международными запасами энергоносителей и путями их транспортировки, что, в свою очередь, является важнейшим фактором геополитического баланса сил в 21-м веке.

Россия — один из крупнейших в мире экспортеров нефти и газа, и она обладает огромными, еще не исследованными запасами газа. Она пытается воспользоваться этим обстоятельством для укрепления собственных позиций в качестве мировой державы и создает международные альянсы, чтобы противодействовать стремлению Америки к глобальному господству; президент России Владимир Путин такую политику называет созданием "многополярного мирового порядка", которого Вашингтон стремится не допустить любой ценой.

Вторая проблема — отношение к Ирану — тесно связана с первой. Хотя она и не фигурирует в официальной повестке дня, но играет важную роль в работе саммита.

Многое позволяет утверждать, что будет заключена сделка. Если Россия проявит готовность и согласится на введение санкций в отношении Тегерана, то США по ряду вопросов могут смягчить свою нынешнюю непримиримую политику в отношении России. Среди этих вопросов — стремление России стать членом Всемирной торговой организации и заключение соглашения по ядерной энергетике, которое позволит России заняться прибыльным бизнесом предоставления услуг по захоронению ядерных отходов других стран.

Также существует множество вторичных разногласий, вылившихся на страницы печати накануне саммита. Это и все более авторитарный стиль правления Путина, недавно проявившийся интерес России к охране окружающей среды (использование природного газа и ядерной энергии теперь подаются как относительно дружественные окружающей среде отрасли энергетики), а также недавняя московская встреча религиозных лидеров, на которой присутствовали представители Ватикана, Российской православной церкви и иранских мулл. Все это является частью геополитической пробы сил.

Хотя у Европы имеются собственные амбиции, в рядах ее представителей отсутствует единство, необходимое для того, чтобы играть независимую роль в упомянутой пробе сил. Половина участников саммита — главы европейских государств, но Европа в целом по большинству вопросов стоит на стороне США. Европа, за исключением Великобритании, с подозрительностью относится к попыткам Америки играть доминирующую роль на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Но еще более серьезные подозрения она испытывает в отношении роли России в попытках государств-экспортеров энергоносителей укрепить свои позиции по отношении к государствам-потребителям энергии. К тому же Европа больше, чем США зависит от импорта энергоносителей.

Энергетическая безопасность

Россия, в конце периода правления Бориса Ельцина достигшая низшей точки своего экономического и политического упадка, в течение последних лет переживает поразительное экономическое возрождение. Начиная с 1999 года, темпы экономического роста ежегодно составляют 6 процентов, объем российской фондовой биржи с 2001 года увеличился в 11 раз (сейчас он достигает 621 миллиард долларов США), и ожидают, что внутренний валовой продукт (ВВП) в текущем году составит 900 миллиардов долларов.

Эти показатели — в первую очередь результат увеличения цен на нефть и газ, которые с 2002 года возросли в три раза. Россия — второй крупнейший в мире экспортер нефти (после Саудовской Аравии) и обладает 65 процентами мировых запасов природного газа. В настоящее время Россия удовлетворяет девятую часть мирового спроса на нефть и пятую часть спроса на природный газ.

Правительство Путина этот факт рассматривает как основание для выдвижения претензий на восстановление роли России в качестве мировой державы. Оно систематически переводит энергетический сектор экономики под свой контроль, используя для этого газовую монополию "Газпром" и частично принадлежащие государству нефтяные компании. Положение России как экспортера энергоносителей оно использовало для восстановления своего влияния в регионах, которые после развала Советского Союза получили независимость и стали участвовать в новых международных альянсах. Вашингтон и Европа резко выступили против такого развития событий.

В этом причина протестов против заключения в тюрьму нефтяного магната Михаила Ходорковского и расчленения его нефтяной компании "Юкос". Обе стороны при этом выдвигают лживые аргументы. Запад отнюдь не заинтересован в развитии демократии, а стремится получить доступ к природным богатствам России, которые при Ельцине распродавались по бросовым ценам. Действия Путина, в свою очередь, направлены не против хищнических олигархов, ибо защита их богатств — его основной долг, а против распродажи стратегических ресурсов иностранному бизнесу. Ходорковский намеревался продать крупные части своего предприятия американских нефтяным компаниям, поэтому российское государство расправилось с ним.

Напряженность возросла после поддержанных Западом "революций" в Грузии и в Украине, а также в связи с проникновением США в Центральную Азию в контексте войны в Афганистане. С тех пор России удалось восстановить свое влияние в этом регионе, заключив долгосрочные контракты с крупнейшими экспортерами газа. Теперь добываемый в этом регионе газ попадает на мировой рынок при посредничестве "Газпрома". К тому же Москва установила союзнические отношения с Кыргызстаном, Казахстаном и Узбекистаном, а также с Китаем в рамках Шанхайской организации по сотрудничеству (ШОС), на последнюю встречу которой были приглашены Иран и Пакистан.

Когда Россия в конце прошлого года резко повысила до мирового уровня цену на газ, поставляемый Украине, и даже кратковременно прекратила поставки, в западных столицах это стало сигналом тревоги. Хотя данная мера имела лишь ограниченные последствия для поставок газа в Европу, ее повсеместно восприняли как подтверждение готовности России к использованию нефти и газа для достижения политических целей. С этого момента излишняя зависимость от российских поставок считается крупным геополитическим риском.

Столь же тревожным для Запада прозвучало неожиданное заявление Путина во время визита в Пекин в марте текущего года о планах постройки газопровода от западносибирских месторождений до Китая. До сих пор предполагалось, что существующие западносибирские месторождения предназначены для удовлетворения нужд России и Европы, а поставки в Китай будут осуществляться из новых месторождений в Восточной Сибири. Если газопровод в Западную Сибирь действительно будет построен, Китай окажется конкурентом Европы на поставки газа, а это даст дополнительные козыри стране-экспортеру — России.

Отношения между США и Европой, с одной стороны, и Россией, с другой, значительно ухудшились после кратковременного прекращения "Газпромом" поставок газа Украине. Пропагандистская кампания против путинского режима стала более громкой и резкой.

В ответ Путин развернул собственную пропагандистскую кампанию. Он принял участие в организованной правительством конференции неправительственных организаций в Москве, на которой даже допускались отдельные критические высказывания. После этого он отвечал на вопросы в ходе международной интернет-конференции и организовал трехдневный саммит представителей различных религиозных конфессий из 49 стран, посвященный борьбе с "экстремизмом".

Он предложил включить в повестку дня саммита G8 вопрос о "глобальной энергетической безопасности". Согласно Путину, это необходимо для того, чтобы "обеспечить населению всего мира и глобальной экономике доступ к энергетическим ресурсам по доступной цене и с минимальным вредом для окружающей среды". Далее он заявил: "Обеспечение благоприятных условий для инвестиций и стабильных правил прозрачности в глобальной энергетической отрасли имеет огромной значение для обеспечения энергетической безопасности".

Однако страны-потребители энергоносителей считают предложение Путина своеобразным троянским конем, который, по их мнению, направлен на обеспечение Путину роли арбитра на глобальном рынке энергоносителей, а России — решающей роли в отношениях между великими державами.

Совет международных отношений — полуофициальный американский исследовательский центр по проблемам внешней политики — сформулировал противоречие интересов следующим образом: "Целью Соединенных Штатов является постепенное сокращение нашей зависимости от Ближнего Востока. Европейцы стремятся разнообразить свой импорт энергоносителей и сократить свою зависимость от импорта энергоносителей из России. Россия же имеет совершенно отличный взгляд на проблему энергетической безопасности — она стремится обеспечить постоянный спрос на свою нефть и газ. Таким образом, Россия хочет использовать свое положение на мировом рынке энергоносителей для достижения статуса мировой державы. Поэтому она свое положение охотно использует в качестве политического аргумента".

Иран

Вашингтон систематически наращивал свое давление на Москву, требуя от нее поддержки американских мер против тегеранского режима. За десять дней до саммита президент Буш демонстративно пригласил проамериканского руководителя Грузии Михаила Саакашвили посетить Белый дом, что подразумевало недружественный жест по отношению к интересам Москвы на Кавказе.

В условиях своей военной катастрофы в Ираке, Вашингтон все более откровенно увеличивает дипломатическое и, возможно, военное давление на соседние с Ираком государства, чтобы там произвести благоприятную для США смену режима. Израиль начал поддержанную США военную кампанию с целью ликвидации руководимой движением "Хамас" Палестинской Автономии и угрожает Сирии, а Америка при поддержке Европы усиливает давление на Иран.

В случае Ирана России есть что терять. Обе страны поддерживают тесные экономические отношение. Иран — третий крупнейший (после Индии и Китая) покупатель российский вооружений, он также покупает у России важные технологии в области обычной и ядерной энергетики.

Но важнее всего то, что Тегеран — стратегический партнер России в усилиях по недопущению США и НАТО в регион Каспийского моря. За это режим мулл в Тегеране воздерживается от помощи исламистам в России и не высказывается по поводу жестокой политики Москвы по отношению к мусульманскому населению Чечни.

Однако союз Москвы с Тегераном имеет свои границы. Россия не заинтересована в получении Ираном статуса региональной державы или в приобретении им ядерного оружия. Это неизбежно поставило бы под угрозу ее собственные интересы в регионе. В любом случае, положение в Иране крайне нестабильное. Например, перспектива дальнейшего радикализирования исламского режима или свержение этого режима прозападными силами, как считают, могло бы обернуться угрозой российским интересам.

После того, как Тегеран в феврале 2003 года публично объявил о намерении разработки полного цикла производства ядерного топлива, а в январе текущего года возобновил исследования по обогащению урана, отношения между обеими странами стали более прохладными.

Россия представила собственные предложения по разрешению этого ядерного кризиса. Согласно им, Тегеран мог бы заниматься обогащением урана в рамках совместного ирано-российского предприятия и при условии, что эта операция хотя бы частично проводилась бы на российской территории. Если Тегеран это предложение отвергнет, то не исключено, что Россия поддержит санкции ООН против Ирана.

Нет сомнения, что Москва воспользуется этой проблемой в ходе геополитического спора, проходящего в эти дни в Санкт-Петербурге.

По недавним сообщениям печати, Вашингтон заявил, что готов заключить всеобъемлющее соглашение по гражданским ядерным технологиям, если Москва перестанет возражать против введения санкций в отношении Ирана. Это соглашение позволит Москве организовать захоронение в Сибири большого количества иностранных ядерных отходов, а такой бизнес будет приносить доход в размере 20 миллиардов долларов в год. В настоящее время США — согласно международным договорам о захоронении использованного ядерного топлива — контролирует примерно 95 процентов потенциального рынка по захоронению ядерных отходов.

Возможны и другие сделки, например, членство России во Всемирной Торговой организации, блокируемое Вашингтоном уже многие годы.

Но любые сделки, которые заключаются в Санкт-Петербурге, могут лишь на время пригасить глубинные геостратегические и энергетические конфликты. Они не способны разрешить противоречия. Некоторые наиболее важные экономические державы и потребители энергоносителей — такие, как Китай, Индия, Бразилия, Мексика и ЮАР — вообще не представлены на саммите G8.

В целом же огромные противоречия, проявившиеся в ходе подготовки к саммиту, коренятся в несоответствии между глобальной экономикой и системой национальных государств, на которой основан капитализм. Как и перед Первой и Второй мировыми войнами, эти противоречия все чаще вызывают насильственные конфликты, которые могут привести к новой мировой войне, если рабочий класс не сумеет свергнуть капиталистические порядки и организовать жизнь общества на социалистической основе.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site