Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2006/jan2006/dn45-j25.shtml

Летняя школа ПСР/МСВС:

Лекция четвертая: Марксизм, история и научная перспектива.

Часть 5

Дэвид Норт
25 января 2006 г.

Ниже публикуется пятая часть лекции "Марксизм, история и научная перспектива", прочитанной председателем редколлегии Мирового Социалистического Веб Сайта Дэвидом Нортом в рамках летней школы американской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и МСВС, которая проводилась с 14 по 20 августа 2005 года в Анн-Арборе, штат Мичиган. Лекция публикуется в шести частях.

Ленин и демократическая диктатура

Ленин обратил внимание на эту слабость [Плеханова] в своем анализе Русской революции. Каковы были исторические задачи, спрашивал Ленин, которые были связаны с великими буржуазными революциями? Другими словами, каковы были решающие проблемы социально-экономического, а также политического развития, которые должны были найти свое разрешение в ходе буржуазных революций предыдущих исторических периодов?

Речь шла о ликвидации всех остатков феодальных отношений в деревне и достижении национального единства. В России именно первая проблема являлась наиболее значимой. Доведение до конца буржуазно-демократической революции могло сопровождаться массовым крестьянским восстанием против старых помещиков и экспроприацией и национализацией их крупных земельных владений.

Однако такие меры не могли приветствоваться российской буржуазией, которая, как класс-собственник, не стала бы одобрять экспроприации или стремиться к ее поощрению в любой форме. Хотя национализация земли являлась, в экономическом смысле, буржуазной мерой, которая в долговременной перспективе способствовала бы развитию капитализма, буржуазия слишком глубоко связана с защитой собственности, чтобы такую меру поддержать. Другими словами, не следовало надеяться, что российская буржуазия доведет до конца буржуазную революцию. Поэтому в России буржуазная революция начала двадцатого века, по мысли Ленина, будет иметь такую социальную динамику и примет такую политическую форму, которые коренным образом отличаются от ранних буржуазных революций. Задачи буржуазной и демократической революций могут быть доведены до конца только вопреки контрреволюционному альянсу царского самодержавия с крупной буржуазией, — на основе союза между российским рабочим классом и неимущими бедными крестьянскими массами.

Оставался вопрос: какой должна быть политическая форма государственной власти, которая возникнет из этого масштабного рабоче-крестьянского переворота? Фактически недвусмысленно порывая с плехановской перспективой более или менее традиционного буржуазно-демократического парламентского режима, Ленин предполагал новый и совершенно иной политический результат свержения самодержавия: демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства.

Этим выражением Ленин показывал, что он предвидел правительство самого радикального демократического характера, образованное на основе союза российской социал-демократии и наиболее радикальных в политическом смысле представителей крестьянства. Однако он явно отрицал, что такой революционно-демократический режим будет пытаться осуществить меры социалистического характера. Он писал в марте 1905 года:

"Пытаясь немедленно поставить своей целью социалистический переворот, социал-демократия действительно лишь осрамила бы себя. Именно против подобных смутных и неясных идей наших "социалистов-революционеров" и воевала, однако, всегда социал-демократия. Именно поэтому настаивала она всегда на буржуазном характере предстоящей России революции, именно поэтому строго требовала отделения демократической программы-минимум от социалистической программы-максимум. Забыть все это могут во время переворота отдельные социал-демократы, склонные пасовать перед стихийностью, но не партия в целом. Сторонники этого ошибочного мнения впадают в преклонение перед стихийностью, думая, что ход вещей заставит социал-демократию, в таком положении, взяться вопреки ее воле за осуществление социалистического переворота. Если бы это было так, тогда, значит, неверна была бы наша программа, тогда она не соответствовала бы "ходу вещей": преклоняющиеся перед стихийностью люди как раз и боятся этого, боятся за верность нашей программы. Но их боязнь... неосновательна до последней степени. Наша программа верна. Именно ход вещей подтвердит ее непременно, и чем дальше, тем больше. Именно ход вещей "навяжет" нам безусловную необходимость отчаянной борьбы за республику, именно он практически направит как раз в эту сторону наши силы, силы политически-активного пролетариата. Именно ход вещей неизбежно навяжет нам при демократическом перевороте такую массу союзников из мелкой буржуазии и крестьянства, реальные потребности которых потребуют как раз проведения программы-минимум, что опасения слишком быстрого перехода к программе-максимум являются прямо смешными" [17].

Примечание:

[17] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 23-24.



© Copyright 1999 - 2006,
World Socialist Web Site!