World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История : Летняя школа ПСР/МСВС 2005

Версия для распечатки

Летняя школа ПСР/МСВС:

Лекция четвертая: Марксизм, история и научная перспектива.

Часть 4 | Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 5 | Часть 6

Дэвид Норт
21 января 2006 г.

Ниже публикуется четвертая часть лекции "Марксизм, история и научная перспектива", прочитанной председателем редколлегии Мирового Социалистического Веб Сайта Дэвидом Нортом в рамках летней школы американской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и МСВС, которая проводилась с 14 по 20 августа 2005 года в Анн-Арборе, штат Мичиган. Лекция публикуется в шести частях.

Марксизм и "русский вопрос"

Я полагаю, можно утверждать, что именно в российском социал-демократическом движении марксизм как научная историческая и политическая перспектива достиг своего самого высокого развития. Ни в какой другой секции международного рабочего движения, включая Германию, не существовало такого настойчивого усилия выводить соответствующие формы политической деятельности из тщательного анализа социально-экономических условий. Это, возможно, объясняется тем фактом, что Россия, из-за своей отсталости — по крайней мере, в сравнении с Западной Европой — представляла для марксизма особый вызов.

Когда марксизм впервые начал привлекать внимание радикальной демократической интеллигенции России, в этой стране не существовало никаких объективных социально-экономических условий, которые считались существенными для развития социалистического движения. Капиталистическое развитие находилось еще на зачаточной стадии. Существующая промышленность была незначительной. Российский пролетариат едва начал возникать как особый социальный класс, а местная буржуазия была политически аморфной и бессильной.

Какую значимость, в таком случае, мог иметь марксизм, являющийся движением городского пролетариата, для политического развития России? В своем "Открытом письме Энгельсу" народник Петр Ткачев доказывал, что марксизм не подходит для России, что социализм никогда не сможет быть осуществленным в России посредством усилий рабочего класса, и что если революция случится, то она разовьется на основе крестьянской борьбы. Он писал:

"Да будет Вам известно... что мы в России не располагаем ни одним из тех средств революционной борьбы, которые находятся к вашим услугам на Западе вообще и в Германии в частности. У нас нет городского пролетариата, нет свободы прессы, нет представительного собрания, нет ничего, что давало бы нам надежду соединить (при современном экономическом положении) в один хорошо организованный, дисциплинированный рабочий союз... забитую, невежественную массу трудящегося люда" [16].

Опровержение таких аргументов требовало, чтобы русские марксисты осуществили всесторонний анализ того, что очень часто называли "наша ужасная российская действительность". В почти бесконечном споре о "перспективах" обсуждались такие существенные вопросы как: (1) существовали ли в России объективные условия для создания социалистической партии? (2) Если предположить, что такие условия существовали, то на какой класс следует этой партии опираться в своей революционной деятельности? (3) Каков будет классовый характер, в объективном социально-экономическом смысле, будущей революции в России — буржуазно-демократическим или социалистическим? (4) Какой класс обеспечит политическое руководство массовой народной борьбой против царского самодержавия? (5) В процессе развития революционной борьбы против царизма каким будет соотношение между основными классами, выступившими против царизма — буржуазией, крестьянством и рабочим классом? (6) Каким будет политический результат, форма правительства и государства, которые возникнут на основе революции?

Именно Плеханов в 1880-е годы энергично и систематическим образом взялся за решение этих вопросов и обеспечил программные основы развития российского социал-демократического движения. Он отвечал решительно (со свойственным ему обыкновением), что грядущая революция в России будет иметь буржуазно-демократический характер. Задачей этой революции будет низвержение царистского режима, очищение государства и общества от феодального наследия России, демократизация политической жизни и создание наилучших условий для полного развития современного капиталистического хозяйства.

Политическим результатом революции будет — и не может быть ничего иного — буржуазно-демократический парламентский режим в духе тех режимов, которые существовали в развитых буржуазных государствах Западной Европы. Политическая власть в этом государстве останется в руках буржуазии. Принимая во внимание экономическую отсталость России, подавляющее число населения которой состояло из неграмотных или полуграмотных крестьян, живших в обширной сельской местности, не могло быть и речи о немедленном переходе к социализму. Внутри России просто не существовало объективных экономических предпосылок для столь радикального изменения.

Задача рабочего класса как самой боевой социальной силы внутри демократического лагеря заключалась в ведении борьбы против царского самодержавия, признавая и допуская в то же время объективные буржуазно-демократические ограничения, налагаемые на революцию уровнем социально-экономического развития страны. Это неизбежно влекло за собой некоторую форму политического альянса с либеральной буржуазией в борьбе против царизма. Сохраняя свою политическую независимость, Социал-демократическая партия не может тем не менее выйти за рамки своей исторически определенной роли оппозиционной силы в структуре демократического движения во главе с буржуазией. Она будет стремиться подвигнуть буржуазный режим так далеко, насколько это возможно, для осуществления программ прогрессивного характера, не ставя под сомнение капиталистический характер экономики и права буржуазной собственности.

Программа Плеханова не представляла собой открытого отрицания социалистических целей. "Отец русского марксизма" с негодованием отрицал бы то, что любое подобное заключение можно вывести из его программы. Скорее, задачи социализма переносились на неопределенное будущее из-за существующего уровня российского социально-экономического развития. В то время как Россия будет постепенно развиваться по капиталистическому пути в направлении хозяйственной зрелости, делающей мыслимым переход к социализму, социал-демократическое движение будет использовать предоставляемые буржуазным парламентаризмом возможности для продолжения политического воспитания рабочего класса, готовя его к окончательному, хотя и отдаленному, завоеванию власти.

Таким образом, Плеханов развивал в самой законченной форме теорию "двух стадий" в революции. Во-первых, буржуазно-демократическая революция и укрепление капиталистического господства. Во-вторых, после более или менее продолжительного периода экономического и политического развития, рабочий класс — завершив по необходимости длительный период политического ученичества — доведет до конца вторую, социалистическую стадию революции.

В течение почти двух десятилетий плехановский анализ движущих сил и социально-экономического и политического характера будущей революции обеспечивал внушительную программную основу, на которой была создана Российская социал-демократическая рабочая партия. Однако, к началу двадцатого века — и, несомненно, вследствие начала революции в январе 1905 года — слабости в перспективах Плеханова начали выходить на поверхность. Исторические рамки, используемые Плехановым, в большой степени опирались на революционный опыт Западной Европы, начиная с Французской революции 1789-1794 гг. Теория двух стадий революции предполагала, что события в России будут протекать старым и привычным образом. Буржуазная революция в России приведет к власти буржуазию, как во Франции. Никакой иной результат невозможен.

Несмотря на свои зачастую блестящие комментарии по поводу диалектики — которую, когда дело касалось абстрактной логики, Плеханов мог объяснять очень хорошо — в его анализе русской революции был очень четко выраженный элемент формальной логики. Как А=А, так и буржуазная революция равна буржуазной революции. То, что Плеханов не сумел принять во внимание, это способ, которым глубокие различия в социальной структуре России, не говоря уже о Европе и мире в целом, оказали влияние на его политическое уравнение и политические расчеты, которые вытекали из него. Вопрос, на который следовало ответить, заключался в том, можно ли было считать буржуазную революцию двадцатого века такой же, какой она была в восемнадцатом веке, или такой, какой буржуазная революция была в середине девятнадцатого века? Ответ на этот вопрос требовал, чтобы категория буржуазной революции была исследована не только с точки зрения своей внешней политической формы, но и с более широкой и более глубокой точки зрения своего социально-экономического содержания.

Примечание:

[16] Цит. по: Плеханов Г.В., Избр. филос. произв. В 5 тт. М., 1956, т. 1, с.165.

Смотри также:
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция четвертая: Марксизм, история и научная перспектива. Часть 1
(24 декабря 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция третья: Возникновение большевизма и работа Ленина " Что делать? " Часть 1
( 29 ноября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция вторая: Марксизм против ревизионизма накануне двадцатого столетия. Часть 1
( 9 ноября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция первая: Русская революция и нерешенные исторические проблемы XX века. Часть 1
( 21 сентября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Летняя школа Партии Социалистического Равенства и МСВС в США
( 21 сентября 2005 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site