World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История : Летняя школа ПСР/МСВС 2005

Версия для распечатки

Летняя школа ПСР/МСВС:

Лекция четвертая: Марксизм, история и научная перспектива.

Часть 3 | Часть 1 | Часть 2 | Часть 4 | Часть 5 | Часть 6

Дэвид Норт
11 января 2006 г.

Ниже публикуется третья часть лекции "Марксизм, история и научная перспектива", прочитанной председателем редколлегии Мирового Социалистического Веб Сайта Дэвидом Нортом в рамках летней школы американской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и МСВС, которая проводилась с 14 по 20 августа 2005 года в Анн-Арборе, штат Мичиган. Лекция публикуется в шести частях.

Уроки 1848 года

Манифест был опубликован накануне революционных взрывов, которые в 1848 году потрясли большую часть Европы. Как позднее писал Маркс, главные политические действующие лица драмы того года, в особенности мелкобуржуазные вожди демократического движения, стремились объяснить и оправдать свои действия, взывая к традициям 1793 года. Но через полвека после того, как якобинцы Робеспьера вели войну не на жизнь, а на смерть против феодальной реакции, экономическая структура и социальная физиономия Европы изменились.

В то время как передовые слои буржуазии стремились выработать формы правления, приемлемые для развития капитализма, возникновение рабочего класса как значительной социальной силы совершенно изменило общий политический баланс. Несмотря на огромную напряженность между растущей буржуазией и остатками аристократии с ее корнями в феодальном прошлом, недовольство и требования нового пролетариата воспринимались капиталистической элитой как более непосредственная и потенциально революционная угроза ее интересам. Во Франции буржуазия ответила на призрак социалистической революции проведением кровавой резни в Париже в июне 1848 года [11]. В Германии буржуазия отступила от своей демократической программы и заключила соглашение со старой аристократией против народа, которое оставило старую аристократию более или менее нетронутой.

Манифест Коммунистической партии предвосхищал и предсказывал непримиримое противоречие между буржуазией и рабочим классом. Революции 1848 года подтвердили анализ, сделанный Марксом и Энгельсом. В своих тогдашних работах о разворачивающихся событиях 1848 года во Франции, Германии и в других частях Европы Маркс и Энгельс — в первом практическом приложении историко-материалистического метода анализа — раскрывали социально-экономическую и политическую логику, которая вела буржуазию в лагерь реакции и которая привела к трусливой капитуляции представителей демократического среднего класса перед наступлением аристократической и буржуазной реакции.

Революции 1848 года не выдвинули из рядов радикальной мелкой буржуазии, не говоря уже о буржуазии, новых Робеспьеров, Дантонов и Маратов. Маркс и Энгельс осознали, что трусливая роль, сыгранная демократическими представителями буржуазии и мелкой буржуазии, была политическим выражением глубоких изменений в социальной структуре Западной Европы, произошедших за более чем полвека после дней якобинского террора. Они подвергли анализу эти изменения и вывели из них далеко идущие политические заключения, которые повлияли на споры о характере Русской революции пятьдесят лет спустя. Этот анализ ввел в употребление фразу перманентная революция (Die Revolution in Permanenz), которая громко отозвалась в двадцатом веке, прежде всего в работах Льва Троцкого.

В марте 1850 года Маркс и Энгельс представили Центральному комитету Союза Коммунистов доклад, в котором они суммировали основные стратегические уроки революционных сражений 1848-1849 годов. Они начали с указания на то, что буржуазия использовала государственную власть, упавшую ей в руки в результате восстания рабочих и народных масс, против них же самих. Она даже была готова разделить или вернуть власть представителям старой аристократии, чтобы защитить свое положение от угрозы социальной революции снизу.

В то время как представители крупной буржуазии решительно повернули вправо, Маркс и Энгельс предупреждали, что рабочий класс может ожидать того же от представителей демократической мелкой буржуазии. Они подчеркивали, что существуют коренные различия в социальном положении и интересах демократической мелкой буржуазии и рабочего класса.

"Далекие от мысли произвести переворот во всем обществе в интересах революционных пролетариев, демократические мелкие буржуа стремятся к такому изменению общественных порядков, которое сделало бы для них по возможности более сносным и удобным существующее общество..."

"В то время как демократические мелкие буржуа хотят возможно быстрее закончить революцию, в лучшем случае с проведением вышеуказанных требований, наши интересы и наши задачи заключаются в том, чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти, пока ассоциация пролетариев не только в одной стране, но и во всех господствующих странах мира не разовьется настолько, что конкуренция между пролетариями в этих странах прекратится и что, по крайней мере, решающие производительные силы будут сконцентрированы в руках пролетариев. Для нас дело идет не об изменении частной собственности, а об ее уничтожении, не о затушевывании классовых противоречий, а об уничтожении классов, не об улучшении существующего общества, а об основании нового общества" [12].

Маркс и Энгельс делали ударение на необходимости для рабочего класса установить свою политическую независимость от представителей демократической мелкой буржуазии и не позволять увлечь себя на неправильный путь их убаюкивающей риторикой.

"В настоящий момент, когда демократические мелкие буржуа повсюду угнетены, они вообще проповедуют пролетариату единение и примирение, они протягивают ему руку и стремятся к созданию одной большой оппозиционной партии, которая охватила бы все оттенки в демократической партии, т. е. они стремятся к тому, чтобы втянуть рабочих в партийную организацию, где господствуют общие социально-демократические фразы, за которыми скрываются их особые интересы, и где ради столь желанного мира не должны быть выставляемы особые требования пролетариата. Подобное объединение безусловно принесло бы вред пролетариату и было бы выгодно исключительно им. Пролетариат совершенно утратил бы свою самостоятельную, с таким трудом завоеванную позицию и опять опустился бы до роли придатка официальной буржуазной демократии. Значит, от такого объединения следует отказаться самым решительным образом" [13].

Даже спустя 155 лет, эти слова сохраняют чрезвычайную политическую актуальность. Чем еще является Демократическая партия в Соединенных Штатах, не говоря уже о "Зеленых", как не политическим средством, посредством которого рабочий класс подчиняется — при посредничестве либерального и реформистского среднего класса — интересам капиталистических господствующих элит? Даже при обсуждении предвыборной тактики партии рабочего класса Маркс и Энгельс проявляли поразительное политическое предвидение:

"Даже там, где нет никакой надежды на их избрание, рабочие должны выставлять своих собственных кандидатов, чтобы сохранить свою самостоятельность, подсчитать свои силы и открыто заявить о своей революционной позиции и своей партийной точке зрения. При этом рабочие не должны дать обманывать себя фразами демократов, например, о том, что это, дескать, раскалывает демократическую партию и дает реакции возможность победы. Все эти фразы имеют своей конечной целью одурачить пролетариат" [14].

Маркс и Энгельс завершили свой доклад указанием на то, что для себя рабочие "больше всего сделают тем, что уяснят себе свои классовые интересы, займут как можно скорее свою самостоятельную партийную позицию и ни на одно мгновение не поддадутся тому, чтобы демократические мелкие буржуа своими лицемерными фразами сбили их с пути самостоятельной организации партии пролетариата. Их боевой лозунг должен гласить: "Непрерывная революция"" [15].

Главные стратегические и тактические вопросы, которые встанут перед международным революционным социалистическим движением на протяжении следующего столетия — даже и вплоть до нашего времени — были предвосхищены в этом выдающемся документе: отношение между буржуазией, мелкой буржуазией и рабочим классом; отношение рабочего класса к демократическим партиям мелкой буржуазии; значение борьбы за политическую независимость рабочего класса; по существу международный характер социалистической революции и всеобщая освободительная программа социализма — то есть ликвидация всех форм классового угнетения.

Но в еще более глубоком смысле этот документ ознаменовал собой наступление новой стадии в развитии человечества. Так же как вместе с возникновением homo sapiens природа, в общем, достигла сознания себя, так же и с развитием марксизма человечество достигло той точки, в которой стало, в самом глубоком смысле этого слова, исторически сознающим самое себя. Осуществление истории людьми, сознательное переустройство ими общественных отношений, в рамках которых они существуют, становится программным вопросом. Достигая научного понимания законов своего экономического, социального и политического развития, человек оказывается в состоянии предвидеть и создавать в своем сознании ("целенаправленно постулировать") реалистический образ будущего и приспосабливать свою практику, как вызванную объективными условиями, таким образом, чтобы это будущее можно было реализовать на практике.

Примечания:

[11] В работах Александра Герцена дана блестящая характеристика реакции либеральной буржуазии на появление рабочего класса как политической силы в течение переворотов 1848 года: "Либералы всех стран, со времени Реставрации, звали народы на низвержение монархически-феодального устройства во имя равенства, во имя слез несчастного, во имя страданий притесненного, во имя голода неимущего, они радовались, гоняя до упаду министров, от которых требовали неудобоисполнимого, они радовались, когда одна феодальная подставка падала за другой, и до того увлеклись, наконец, что перешли собственные желания. Они опомнились, когда из-за полуразрушенных стен явился — не в книгах, не в парламентской болтовне, не в филантропических разглагольствованиях, а на самом деле — пролетарий, работник с топором и черными руками, голодный и едва одетый рубищем. Этот "несчастный, обделенный брат", о котором столько говорили, которого так жалели, спросил наконец, где же его доля во всех благах, в чем его свобода, его равенство, его братство. Либералы удивились дерзости и неблагодарности работника, взяли приступом улицы Парижа, покрыли их трупами и спрятались от брата за штыками осадного положения, спасая цивилизацию и порядок! " [Герцен А.И. С того берега // Герцен А.И. Сочинения, в 9 тт. М., 1956, т. 3, с. 280].
[12] Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. — 2-е изд., т. 7, с. 260-261.
[13] Там же, с. 261-262.
[14] Там же, с. 265
[15] Там же, с. 267.

Смотри также:
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция четвертая: Марксизм# история и научная перспектива. Часть 1
(24 декабря 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция третья: Возникновение большевизма и работа Ленина " Что делать? " Часть 1
( 29 ноября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция вторая: Марксизм против ревизионизма накануне двадцатого столетия. Часть 1
( 9 ноября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция первая: Русская революция и нерешенные исторические проблемы XX века. Часть 1
( 21 сентября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Летняя школа Партии Социалистического Равенства и МСВС в США
( 21 сентября 2005 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site