Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2005/sep2005/newo-s14.shtml

Новый Орлеан: Призрак военной диктатуры

Заявление Редколлегии Мирового Социалистического Веб Сайта
14 сентября 2005 г.

Ужасающая некомпетентность и халатность, характеризовавшая первоначальную реакцию правительства США на человеческие страдания, вызванные ураганом "Катрина", сейчас уступила место беспощадно-эффективным методам военной оккупации и репрессий, которые развернуты в разрушенном Новом Орлеане.

На протяжении четырех ключевых дней Вашингтон оказался неспособным предпринять какие-либо решительные меры по спасению десятков тысяч жителей Нового Орлеана, в основном — бедноты и трудящихся, которые были брошены на произвол судьбы на залитых водой улицах, где многие из них погибли не из-за наступающей воды, а по причине нехватки пищи, питьевой воды или лекарств.

Сейчас город наводнили войска, федеральные агенты и полицейские, превратив его в настоящий военный лагерь, где полно оружия. Солдаты в боевой экипировке и полицейские в касках и бронежилетах обыскивают дом за домом, чтобы под угрозой применения оружия заставить жителей эвакуироваться из города.

В пятницу, 9 сентября, городские власти утверждали, что они еще только собираются отдать распоряжение о принудительном выселении жителей, которое, однако, будет проводиться с "минимальным применением силы". Во многих случаях требований вооруженных солдат оказалось достаточно, чтобы люди покинули свои дома. "Когда на вас направляют стволы 15 винтовок M16 и когда вас строят в ряд вдоль стены, это, знаете ли, нагоняет страх", — заявила газете Washington Post одна жительница Нового Орлеана, отвечая на вопрос о причинах ее отъезда из города.

Однако в других случаях официальным заверениям противоречат съемки телеоператоров, показывающие, как полицейские и солдаты врываются дома и уводят людей в пластиковых наручниках. Департамент полиции Нового Орлеана в пятницу, 9 сентября признал, что только в этот день было арестовано 200 человек.

Если подсчеты о наличии в городе еще 10 тысяч жителей верны, то можно ожидать гораздо худшие события. Многие вполне оправданно опасаются, что они лишатся своих домов. "Они хотят забрать этот район для богатых", — заявил 8 сентября газете Times-Picayune один из жителей Нового Орлеана.

Первые 11 дней, прошедшие после катастрофы, обнажили два политических факта, характерных для сегодняшней Америки. Во-первых, вопреки заверениям об обеспечении "внутренней безопасности" перед лицом предполагаемых террористических нападений, правительство США так и не разработало серьезных планов по защите граждан в случае крупномасштабной — природной или искусственно вызванной — катастрофы.

Во-вторых, после 11 сентября 2001 года Вашингтон воспользовался террористическими атаками для того, чтобы еще сильнее сконцентрировать постоянно растущие военные и полицейские силы и разработать далеко идущие планы введения в стране военного положения.

Уже с самого начала это бедствие выявило полную неподготовленность к природному катаклизму администрации Буша и правительственных учреждений, ответственных за оказание помощи в чрезвычайных ситуациях. Не были предприняты профилактические меры, которые, возможно, предотвратили бы массовую гибель и перемещение населения. Финансирование, которое требовалось американскому Армейскому Инженерному Корпусу (US Army Corps of Engineers) для того, чтобы укрепить дамбы, защищающие город от наводнения, систематически сокращалось в течение ряда лет, и эти средства направлялись на финансирование войны в Ираке.

В период, непосредственно предшествовавший моменту, когда ураган обрушился на берег и прилегающие территории, не было предпринято никаких серьезных усилий к тому, чтобы эвакуировать десятки тысяч жителей, которые испытывали недостаток транспорта и средств, необходимых для самостоятельного отъезда из города. Сразу после начала трагедии казалось, что органы власти на всех уровнях охватил общий беспорядок и паралич, — задерживая проведение чрезвычайных мер по оказанию помощи именно в тот момент, когда они, возможно, могли бы спасти большинство жизней.

Учреждение, которое в основном ответственно за борьбу со стихийными бедствиями — Федеральное Агентство по чрезвычайным ситуациям (FEMA), — явно не справилось со своими задачами из-за того, что в течение последних нескольких лет ее возможности и средства были сильно сокращены. Это ухудшение качества работы ускорилось после того, как FEMA подчинили Министерству внутренней безопасности (Department of Homeland Security), а финансирование и ресурсы агентства перенаправили на "глобальную войну с терроризмом". Одновременно при правлении администрации Буша высшие должности в агентстве стали занимать политические назначенцы.

Washington Post в пятницу, 9 сентября, сообщила, что пять из восьми высших постов в FEMA заняты людьми, которые либо прежде работали в кампании по переизбранию президента Буша, либо представляют собой тип политических бездельников-республиканцев. Ни одни из этих пяти людей не имеет никакого опыта руководства операциями по оказанию помощи в чрезвычайных ситуациях или в случае стихийных бедствий.

В пятницу, 9 сентября, директор FEMA Майкл Браун (Michael Brown) был освобожден от своих обязанностей официального руководителя работ по оказанию помощи в зоне бедствия на побережье Мексиканского залива. Эта мера представляет собой попытку сведения к минимуму негативных последствий резкой критики некомпетентности Брауна и появившихся свидетельств того, что он фальсифицировал сведения о своей профессиональной карьере. Хотя демократы и потребовали немедленного увольнения Брауна с должности, присутствие такого человека во главе FEMA является просто одним из симптомов упадка этого агентства.

Характерно, что Брауна в качестве главы операции по спасению потерпевших в зоне бедствия заменил вице-адмирал Тад Аллен (Thad Allen), третий из высших по званию офицеров в американской береговой охране. Объявляя об этих изменениях, министр Внутренней безопасности страны Майкл Чертофф (Michael Chertoff) отметил, что наличие высокого военного чина на таком посту облегчит "взаимодействие с военными силами", которые теперь фактически управляют Новым Орлеаном. Это персональное изменение в руководстве агентства официально оформляет уже ранее состоявшуюся милитаризацию операции по устранению последствий природного бедствия.

Столкнувшись с неспособностью FEMA и других гражданских учреждений организовать усилия по оказанию помощи, правительство не видело иного выбора, кроме как опереться на военных. Как только оно решило их использовать, этот выбор повлек за собой определенные последствия.

Адекватные планы оказания помощи в условиях стихийного бедствия отсутствовали, но оказалось, что вооруженные силы и Министерство внутренней безопасности располагают хорошо разработанными и отрепетированными процедурами введения военного положения и подавления волнений среди гражданского населения. Именно эти сценарии заняли главное место в планах Пентагона и Министерства внутренней безопасности в течение четырех лет, последовавших вслед за нападениями 11 сентября.

Как только эти планы были сняты с полки и за дело взялись вооруженные силы, характер их вмешательства стал определяться армейскими процедурами и способом действий военных, что привело к смертям.

Первым делом город был фактически окружен; жителей, стремившихся бежать из района бедствия, под угрозой применения оружия возвращали назад, а людей, которые снаружи пытались доставлять помощь, поворачивали обратно. Работникам Красного Креста, игравшим ведущую роль в оказании помощи жертвам бесчисленных предыдущих стихийных бедствий, так и не разрешили войти в город. Все это происходило на глазах шокированной мировой общественности, наблюдавшей толпы умирающих от голода людей, которые ждали помощи у новоорлеанского конференц-центра и ютились в нищете на стадионе Superdome.

Приказ вооруженным силам занять город поступил только после того, как Пентагон удостоверился в том, что может использовать свою подавляющую мощь. В тот момент старшие командиры говорили о "боевой операции" и "штурме" конференц-центра, где люди ожидали своей эвакуации.

Теперь город ощетинился стволами автоматического оружия и патрулируется войсками на броневиках, только что прибывших из Ирака. Напрашивается очевидный вопрос: что эта огромная вооруженная сила делает в Новом Орлеане, в городе, который в значительной степени затоплен и почти покинут жителями? Очевидно, что такая военная оккупация абсурдна, но она была проведена согласно существующим планам о введении военного положения, разработанным в ходе длительных секретных обсуждений.

Ключевыми моментами военной операции стали: восстановление "порядка и закона", защита частной собственности и — необходимая для этого — принудительная эвакуация оставшихся жителей города.

Самый пугающий вывод, который можно сделать из событий в Новом Орлеане — это то, что для американской правящей элиты и ее государственного аппарата жизнь обычных американцев не имеет никакого значения. В наиболее гротескном виде это обнаружилось в отказе властей в течение 10 дней предпринять какие-либо усилия по сбору тел жертв шторма, которые разлагаются на улицах.

Оставшиеся в живых после шторма с горечью жаловались представителям СМИ, что с ними обращаются как с "беженцами", совершенно оправданно возмущаясь этим определением, которое предполагает, что бедные и чернокожие в большинстве своем люди, недавно ставшие бездомными, оказались в положении иностранцев в собственной стране. Однако реальность такова, что со многими из них обращаются как с преступниками, а не как с жертвами.

Их загоняют в грузовики и принудительно эвакуируют, не сообщая, куда именно они будут доставлены. Как пишет газета Salt Lake Tribune, в одном случае посаженным в самолет эвакуируемым объявили, что их отправляют в штат Юта лишь после того, как самолет взлетел из международного аэропорта Нового Орлеана. Также поступают многочисленные сообщения о том, что рассеиваемые по всей стране люди подвергаются ограничениям в передвижении и личном поведении, которые по своему характеру имеют много общего с заключением в тюрьму.

Недостаточность приготовлений в плане гражданской обороны и гуманитарной помощи и использование методов военного положения, — оба этих фактора глубоко коренятся в социальной структуре и политической системе Соединенных Штатов.

В течение более чем четверти столетия демократические и республиканские правительства проводили политику, направленную на передачу в руки финансовой элиты национального богатства огромного большинства трудящихся. Они систематически сокращали все программы, нацеленные на улучшение условий жизни бедных, чтобы обеспечить все более значительное сокращение налогов тем, кто находится на вершине экономической пирамиды. Таким образом, правящая элита создала глубокое социальное неравенство и неустойчивость, которая вырвалась на поверхность во время бедствий в Новом Орлеане.

Углубление социального неравенства сопровождалось беспрецедентным наступлением на основные демократические права — проводившемся под предлогом "войны с терроризмом" и "обеспечения безопасности страны" — и растущим стремлением полагаться на военную силу как внутри собственной страны, так и за границей.

События в Новом Орлеане — отрезвляющее предупреждение об огромной опасности, которую представляют эти процессы. Придание должности президента экстраординарных и неконституционных полномочий, образование секретного теневого правительства, о котором стало известно после 11 сентября, проведение через Конгресс закона Patriot Act, учреждение Министерства внутренней безопасности и создание американского Северного командования — первого военного командования, которое должно готовить и проводить операции на американской земле, — все это вместе создало структуру военно-полицейской диктатуры. Генеральную репетицию именно такого режима мы сейчас наблюдаем в Новом Орлеане.

Реакция демократов на серьезнейшие события в Новом Орлеане характеризуется бессилием и двуличностью. Демократы, конечно же, непосредственно причастны к провалу подготовки операции по оказанию помощи населению района бедствия — как на общегосударственном уровне, так и на уровне штата и местного самоуправления. Они выступали в роли полноправных партнеров республиканцев в деле наращивания вооруженных сил, а также проведения в жизнь закона Patriot Act и осуществления других атак на демократические права.

Сейчас основные требования демократов свелись к увольнению Брауна, злополучного директора FEMA, — который, вероятно, Белым домом будет избран на роль козла отпущения, — и к образованию "независимой комиссии" по образцу комиссии 11 сентября, призванной расследовать случившееся в Новом Орлеане бедствие и — необходимым образом — точно так же скрыть истину. Эта партия не выдвинула никакой альтернативной программы или предложений по поводу организации помощи миллионам людей, чья жизнь оказалась разрушена катастрофой, и не выступила даже с малейшим возражением против передачи полномочий в чрезвычайной ситуации вооруженным силам.

К возмущению, которое испытывают широкие массы американских трудящихся из-за ужасного обращения с жертвами урагана, необходимо добавить политическое понимание серьезной опасности, выявившейся в ходе этих событий.

Противостоять этой опасности невозможно в рамках существующей двухпартийной системы. Необходимо бесповоротно порвать с Демократической партией и бороться за создание нового, независимого политического движения рабочего класса, борющегося за социалистическое преобразование общества.



© Copyright 1999 - 2005,
World Socialist Web Site!