World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : СНГ : Украина

Версия для распечатки

Альянс реакционеров: Украинская Компартия и православная церковь

Олег Дубровский
26 сентября 2005 г.

После распада Советского Союза и начала реставрации капитализма в его республиках эволюция Компартий — политических наследников сталинизма, возникших на обломках КПСС, — неуклонно идет по линии альянса с носителями политической и идейной реакции, заинтересованными в укреплении нового капиталистического порядка.

Коммунистическая партия Украины (КПУ), являясь одной из главных опор постсоветского режима на Украине и левым прикрытием антинародной политики новой украинской правящей элиты, сделала на протяжении последних лет ряд шагов для укрепления отношений с православной церковью, находящейся в прямой связи с московской патриархией.

Уже накануне выборов в парламент четвертого созыва 2002 года, а затем на президентских выборах 2004 года руководством Компартии Украины были сделаны беспрецедентные шаги по сближению с церковью, что нашло свое отражение в специально подготовленных к выборам документах. "Декларация ЦК КПУ по отношению к религии и церкви", брошюра лидера КПУ Петра Симоненко Коммунисты и православие на Украине, а также документ о встрече П. Симоненко с главой российской православной церкви Алексием II в Москве 6 декабря 2004 года фактически засвидетельствовали заключение идейно-политического блока между украинскими сталинистами и православной поповщиной.

Содержание этих документов свидетельствует о глубине сдвига руководства КПУ в сторону радикального отказа от какой-либо связи с материалистическими и антиклерикальными традициями передовой общественной мысли. По существу, верхушка КПУ более не хочет считать себя — даже в отдаленной степени — наследницей демократических и революционных традиций борьбы за освобождение трудящихся от любых форм угнетения и обмана.

Руководство КПУ, подобострастно называя в своей партийной прессе Алексия II никак иначе, как "Святейший Патриарх", не стесняясь переворачивает исторические факты с ног на голову, осуждая "политические репрессии против духовенства, ограничение конституционных прав верующих, разрушение святынь и храмов" после революции 1917 года и указывая на "важную роль канонической Украинской Православной Церкви в истории украинского народа и государственности; в защите Отечества от иностранных агрессоров, в том числе в годы Великой Отечественной войны; в формировании культуры, нравственности, социальных (прежде всего семьи) и государственных институтов" и т.д. Одновременно с этим лидеры КПУ, нападая на "методы воинствующего атеизма", с неистовым рвением заявляют о готовности бороться против "церковных раскольничьих группировок, ведущих борьбу с каноническим православием на Украине", против "агрессии католицизма" и "духовной экспансии на Украину многочисленных иностранных проповедников и сект".

Поворот КПУ в сторону альянса с церковью имеет очевидный политический и социальный контекст. После 1991 года положение трудящихся масс на Украине резко ухудшилось. Растущая нищета и тяжелейшие условия труда подпитывают среди украинских трудящихся протестные настроения и усиливают тягу к поиску социальных и политических альтернатив. Обращение Компартии к церкви должно создать новый барьер на этом пути, примирить обездоленные массы со своим угнетенным положением и не дать настроениям недовольства, идущим снизу, найти дорогу к сознательной интернационально-революционной политике.

Руководители православной церкви поспешили выразить "искреннюю радость" по поводу процерковной политики КПУ. Наместник Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры архиепископ Павел выразил "огромную благодарность фракции коммунистов и лично Петру Симоненко за ту огромную работу, которую они провели по защите церковных интересов..." А предстоятель Украинской православной церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) патриарх Владимир наградил П. Симоненко церковным орденом за выдающиеся заслуги перед православием...

После встречи с Алексием II Симоненко заявил: "То, что сегодня многим еще кажется странным и не воспринимается частью населения, завтра будет восприниматься". "Православие вечно", — заявил он, отождествляя себя с тем, что всегда рассматривалось передовыми сознательными рабочими как оплот махровой реакции.

Пресса КПУ послушно следует этому курсу. Газета Коммунист охотно и регулярно публикует на своих страницах выступления религиозных проповедников. В выпуске от 20 августа 2004 года некто "Н. Святой" из Бердичева с первой полосы обращается к сторонникам и членам КПУ с религиозной проповедью: "Я вижу вас сближенными с духовенством и хочу, чтобы вы были одним целым. Будем верить в светлое будущее. Да поможет нам Бог!!!"

По поводу такой политики Ленин выражался в свое время прямо и без обиняков. "Это прислужничество господствующей буржуазии, которая во всем мире сотни миллионов рублей из выжимаемой ею из трудящихся прибыли употребляет на поддержку религии", — говорил он. Ясно, что эти азы революционной мысли кардинально расходятся с практикой нынешних сталинистских компартий, вдохновляющихся примером своих беспринципных вождей от Сталина до Горбачева.

Октябрьская революция 1917 года утвердила принцип отделения церкви от государства. Признавая и гарантируя права верующих, партия большевиков под руководством Ленина и Троцкого делала при этом все возможное, чтобы помочь рабочим и крестьянам избавиться от наследия духовного гнета и темноты, вырваться из-под влияния церкви.

Если в годы Гражданской войны советское правительство было вынуждено прибегать к репрессиям против священнослужителей, то это вызывалось главным образом военно-политической необходимостью в условиях, когда многие православные священники сочувствовали или помогали Белому движению. То же самое относится и к изъятию церковных ценностей. Благодаря этим изъятиям правительство рабочих и крестьян могло защищать себя перед лицом интервенции сонма иностранных держав и кормить работающих на фабриках и воевавших на фронтах. Все эти меры диктовались чрезвычайными условиями, в которых находилась молодая советская республика, а отнюдь не мнимой кровожадностью большевиков и не их слепой тягой к насилию, как это пытаются представить антикоммунисты всех мастей.

После окончания Гражданской войны советское правительство попыталось, с одной стороны, привлечь на свою сторону часть церкви, а с другой — начало широкую кампанию по антицерковной пропаганде и поднятию культурного уровня масс.

Эти твердые основы в отношении церкви стали, однако, пересматриваться по мере бюрократического перерождения большевистской партии и государственного аппарата. Резкий сдвиг в сторону русского национализма, составлявший сущность сталинизма, с неизбежностью требовал все более целенаправленного заигрывания с церковью. Правда, на первых порах, в рамках ультралевых зигзагов, — о которых Троцкий писал, что, будучи левыми по форме, они вполне оппортунистичны и враждебны марксизму по сути, — сталинская бюрократия репрессировала священников и разрушала церкви. Однако этот короткий период конца 1920-х — начала 1930-х годов был лишь временным эпизодом. Стратегическая линия сталинизма состояла в реабилитации и восстановлении могущества православной церкви.

В 1930-е годы, когда Сталин сажал в лагеря и физически уничтожал сознательных представителей рабочего класса и социалистической интеллигенции, воспитанных в духе атеизма и веры в научное знание, были заново легитимизированы самые реакционные сословия царского самодержавия — духовенство и казачество.

Особенно явно этот процесс проявил себя в годы Второй мировой войны. Духовенство было целиком восстановлено в правах, наделено приходами и направлено на "помощь" Красной Армии. Примечательно, что то же самое делал Гитлер на оккупированных землях СССР. Везде, где создавался "новый порядок" немецких фашистов, православные церкви открывались или строились заново, а священники наделялись широкими правами по духовному "окормлению" населения.

После окончания войны советская бюрократия продолжала негласно поддерживать православную церковь, пока, наконец, в ходе горбачевской "перестройки", не повернула полностью в сторону открытого альянса с церковью.

Горбачев не только покровительствовал православию. Он установил также связь и встретился с главой католической церкви Иоаном Павлом II, полагая, что эта "дружба" поможет ему заручиться поддержкой капиталистического Запада. Раввины, мулы и православные попы во время "перестройки" в СССР получили право на восстановление и постройку новых синагог, церквей и мечетей, а также право на неограниченную пропаганду религиозных учений, отвергающих как научный, так и социальный прогресс.

Исходя из традиций сталинизма, можно констатировать, что курс КПУ на сближение с церковью абсолютно не нов. Однако сейчас он знаменует собой сдвиг в сторону еще более концентрированной реакции. В теперешних условиях альянс сталинистов с церковью строится на пропаганде антизападнических настроений. Газета Коммунист бьет тревогу: "Запад навязывает наркоманию, порнографию и искусственное сокращение рождаемости, так называемую политкорректность и полную терпимость ко всяким "меньшинствам"".

Беспокойство руководства КПУ по поводу разрушения моральных устоев общества выглядит насквозь фальшивым. Несомненно, что реставрация капитализма в республиках бывшего СССР привела к глубокому упадку материальных и духовных основ жизни большинства трудящихся, пенсионеров, студентов и школьников. Однако выход из этого исторического тупика может быть найден только на путях возрождения интернациональной борьбы за социализм, что требует бескомпромиссного восстановления исторической правды о преступлениях сталинизма и привнесения в сознание трудящихся лучших гуманистических и революционных традиций. Эта задача несовместима с проповедью религиозного обскурантизма.

Спекулируя на справедливом недовольстве широких масс разрушительными последствиями реставрации капитализма, КПУ полностью отвергает перспективу борьбы за интернациональный союз с рабочим классом Запада и всего мира. Вместо этого она предлагает трудящимся искать спасение в объятиях церкви. В итоге КПУ и православная церковь на Украине смыкаются на платформе славянского шовинизма и ксенофобии, поощряя оголтелое черносотенство под лозунгом "Славяне против Запада, Запад против славян". Такой альянс вполне устраивает российское руководство, которое использует церковные связи для обеспечения интересов российских олигархических кланов.

Компартия Украины представляет собой политическую силу, враждебную рабочему классу. Наряду с другими политическими наследниками сталинизма, такими, как СПУ, ПСПУ и КПРС, эта организация образует "левый" фланг легального политического спектра на Украине и является одним из главных препятствий на пути развития классового самосознания трудящихся.

Глубокий кризис, в котором оказался новый украинский политический режим, возникший в ходе срежиссированной Соединенными Штатами "оранжевой революции" прошлого года, а также отсутствие у рабочего класса каких-либо форм собственного политического самовыражения, ставят на повестку дня задачу развития на Украине политического движения, выражающего интернациональные и революционно-социалистические, то есть фундаментальные интересы рабочего класса. Необходимым предварительным условием для построения такого движения является изучение и усвоение идейно-теоретического и политического наследия Четвертого Интернационала и уроков борьбы против сталинизма в Советском Союзе.

Смотри также:
Президент Путин поклоняется мощам Серафима Саровского
(30 августа 2003 г.)
Русская Православная церковь канонизировала последнего царя династии Романовых
( 12 октября 2000 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site