Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2005/mar2005/usa2-m05.shtml

Марксизм, Международный Комитет и научная перспектива: Исторический анализ и кризис американского империализма

Часть вторая

Дэвид Норт
5 марта 2005 г.

В выходные дни 8-9 января американская Партия Социалистического Равенства (ПСР Socialist Equality Party) провела собрание своих членов в Анн-Арборе, штат Мичиган. Вступительный доклад был прочитан Дэвидом Нортом, национальным секретарем ПСР и председателем редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта .

Ровно двадцать лет назад, в январе 1985 года делегаты от различных секций Международного Комитета Четвертого Интернационала (МКЧИ) прибыли в Англию для участия в работе X конгресса Международного Комитета. Он стал последним международным съездом, прошедшим под руководством британской Рабочей Революционной партии (British Workers Revolutionary Party — РРП), возглавлявшейся Джерри Хили (Gerry Healy), Клиффом Слотером (Cliff Slaughter) и Майклом Бандой (Michael Banda).

К этому моменту внутри международного движения постепенно усиливался длившийся более десятилетия политический кризис. В течение предшествующих трех лет попытки обсудить и подвергнуть проверке неправильные философские идеи и серьезные ошибки в политической линии Международного Комитета подавлялись руководством РРП. К тому времени, как МКЧИ собрался в январе 1985 года, все мировое движение было опасно дезориентировано — и Рабочая Революционная партия находилась в самом худшем положении из всех. Проект резолюции о перспективах, подготовленный Слотером, стремился скрыть свою аналитическую бессодержательность риторической напыщенностью. В одном из типичных пассажей заявлялось: "Объективные законы капиталистического упадка действуют сегодня без помех. Они одержали победу". Если бы это было так, то это означало бы, что возникло положение, не только беспрецедентное в истории капитализма, но и такое, которое сам Маркс считал теоретически и практически невозможным.

Утверждение, что законы капиталистического упадка действовали "без помех", могло означать только одно из двух: 1) всякое субъективное сопротивление этому упадку со стороны самой буржуазии прекратилось; 2) даже те компенсирующие тенденции, которые возникают естественно из процессов самого капитализма, истощились, если не полностью повернули в противоположном направлении, так что упадок стал совершенно необратимым. Другими словами, социально-экономическая диалектика капитализма как мировой исторической системы просто остановилась.

В другом пассаже резолюции декларировалось: "Действительность такова, что решающие революционные сражения уже начались". Однако даже в момент, когда эти слова вышли из-под пера Клиффа Слотера, можно было наблюдать безошибочные признаки того, что рабочий класс отступает по всему миру. Если бы было правдой то, что "решающие революционные сражения" стали фактом, то тогда следовало признать, что они потерпели неудачу.

В подобном же стиле Слотер, отравленный своей собственной риторикой, заявил, что "пролетариат Соединенных Штатов, непобедимый и непобежденный (undefeated), вступает в битвы революционного характера вместе с пролетариатом остального мира". В действительности рабочий класс Соединенных Штатов с момента вступления Рейгана в Белый дом четырьмя годами ранее переживал непрерывную серию крупных поражений. Преданная и обескураженная, забастовочная деятельность упала до своих самых нижних уровней в течение многих десятилетий.

То, что такие пассажи могли быть представлены в качестве серьезного вклада в разработку революционных перспектив, доказывало теоретическую путаницу и политическое банкротство лидеров РРП.

Принимая во внимание неординарную политическую историю руководителей Рабочей Революционной партии, особенно Джерри Хили, положение, в котором они оказались, было глубоко трагическим. Личное участи Хили в революционном социалистическом движении насчитывало более чем полвека. В качестве сторонника Джеймса П. Кэннона он сыграл значительную роль в ходе международной борьбы против паблоистского ревизионизма, приведшей в 1953 году к образованию Международного Комитета Четвертого Интернационала. В течение следующего десятилетия Хили противостоял теоретическому и политическому сползанию Социалистической Рабочей партии (Socialist Workers Party — СРП) Соединенных Штатов и выступал против ее схем беспринципного воссоединения с паблоистским движением. Выживание Международного Комитета в крайне неблагоприятных политических условий произошло благодаря, главным образом, неутомимой защите Хили основных троцкистских принципов. Без той борьбы, которую он вел, Рабочая Лига (предшественница Партии Социалистического Равенства) никогда бы не смогла возникнуть.

Более того, именно благодаря усилиям Хили Международный Комитет — особенно после раскола с американской СРП в 1963 году — уделял пристальное внимание признакам нарастающего экономического кризиса мирового капитализма. В отличие от паблоистов, оппортунистическая политика которых отражала их собственную глубоко укоренившуюся веру в стабильность капитализма после окончания Второй мировой войны, МКЧИ тщательно следил за растущими признаками того, что финансовые и денежные основы мирового капитализма, заложенные в конце Второй мировой войны, переживают период растущих трудностей. Благодаря этому Международный Комитет оказался в состоянии правильно оценить далеко идущие экономические и политические последствия принятых администрацией Никсона в 1971 году решений. Эти решения привели "золотой век" послевоенного капитализма к внезапному концу.

Воскресным вечером 15 августа 1971 года президент Ричард Никсон выступил по национальному телевидению с объявлением, в котором заявил, что он принял ряд серьезных экономических мер в ответ на резкое ухудшение состояния международной торговли и платежного баланса Соединенных Штатов, а также на фоне растущих признаков инфляционного давления. Он объявил, что Соединенные Штаты больше не будут выполнять свои обязательства в соответствии с правилами международной валютной системы, которая была установлена после Бреттон-Вудской конференции в 1944 году. А именно, США больше не будут конвертировать доллары, находящиеся на руках у международных торговых партнеров этой системы, в золото. Это событие прошло для паблоистов практически незамеченным. Однако для Четвертого Интернационала оно стало самым значительным экономическим событием с момента окончания Второй мировой войны, поскольку создавало почву для резкого углубления мирового экономического кризиса и усиления международного классового конфликта. В самом центре этого кризиса было ухудшение мирового положения американского капитализма.

В своем анализе этого события МКЧИ очертил значение международной экономической системы, основания которой были заложены на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году, в ходе завершающего этапа Второй мировой войны. За пределами Соединенных Штатов старые буржуазные державы Европы лежали в руинах. Французская буржуазия была политически дискредитирована, а ее финансовая система разбита. Режим Гитлера вверг немецкий капитализм в пропасть, и вся страна была объята пламенем. Расходы, понесенные Британией во Второй мировой войне, которая последовала за Первой спустя всего двадцать лет, сделали бывшую "мастерскую мира" банкротом. По всей Европе рабочий класс перешел в наступление против фашизма и империалистического варварства. Массовое настроение в пользу революционного переустройства капитализма было преобладающим. Похожее положение стояло на повестке дня в Японии, где война быстро приближалась к своей ужасающей развязке. По всей Азии, Ближнему Востоку и Африке нарастал прилив антиимпериалистических и антиколониальных схваток.

Среди хаоса войны Соединенные Штаты оставались мощнейшим бастионом капитализма. Война разрушила всех международных капиталистических конкурентов США, и они могли диктовать своим обессиленным соперникам условия мирового экономического порядка, который возникал из руин войны. Однако американский господствующий класс очень хорошо понимал, что его собственная судьба зависит от выживания капитализма в Европе. Если бы послевоенная революционная волна затопила европейский континент, устанавливая власть рабочего класса во всех старых центрах капитализма, то конечная судьба изолированного американского капитализма была бы окончательно решена. Поэтому путем целого ряда дальновидных решений американский господствующий класс попытался мобилизовать свои огромные промышленные и финансовые ресурсы для стабилизации и перестройки мировой капиталистической системы. Основой этого экономического плана выступало создание новой международной валютной системы. Она должна была предоставить ресурсы, необходимые для восстановления международной торговли после десятилетия распада, вызванного депрессией и войной, и восстановления Европы и Японии.

Финансовые бедствия эпохи, последовавшей за Первой мировой войной, убедили Соединенные Штаты в том, что расширение мировой торговли и переустройство мирового капитализма несовместимы с режимом ограничения кредитов посредством старого золотого стандарта. Однако что могло бы заменить золото в качестве главного инструмента кредита и торговли? Простой ответ был — "зеленые" банкноты США.

По правилам, установленным новым Международным Валютным Фондом, который был создан в 1947 году, доллар США вступал как главная мировая резервная валюта, то есть становился денежной единицей, посредством которой обслуживалась подавляющая доля мировой торговли. Все международные валюты оказывались привязанными к стоимости доллара. Что же касается самого доллара, то его стоимость определялась по отношению к золоту, а точнее, 35 долларов приравнивались к одной унции (28,3 г) золота.

Объективными предпосылками этого соглашения покоились на двух важных фактах: во-первых, самая существенная часть мирового золотого запаса хранилась в подвалах форта Нокс, штат Кентукки. Во-вторых — что более важно, — огромное промышленное превосходство Соединенных Штатов после Второй мировой войны гарантировало, что американский торговый баланс будет иметь большое положительное сальдо. Доллары, инвестированные или переведенные за границу, в конечном счете, возвращались бы в страну, так как другие страны охотно покупали бы американские товары и услуги.

Таким образом, послевоенная валютная система — согласно которой доллар был привязан к золоту — стала выражением мирового превосходства Соединенных Штатов в структуре международного капитализма. В той степени, в какой можно говорить об эпохе американской гегемонии, то это был период, в котором мировая валютная система определялась Бреттон-Вудскими соглашениями и основалась на абсолютном превосходстве доллара.

Однако Бреттон-Вудская система несла внутри самой себя роковое противоречие. Успешное функционирование этой системы было основано на способности Соединенных Штатов поддерживать положительное сальдо торгового и платежного баланса, даже когда США обеспечивали капиталом Европу и Японию для восстановления их хозяйства и обеспечивали рынок для их экспорта. Было неизбежным то, что возрождение европейской и японской промышленности будет подрывать когда-то безраздельное превосходство Соединенных Штатов на мировых рынках и окажет воздействие на их торговый и платежный баланс. Началось накопление долларов за рубежом, которое со временем существенно превысило стоимость американских запасов золота, что в конечном счете и поставило под вопрос жизнеспособность Бреттон-Вудской системы. Еще в конце 1950-х годов на это противоречие обратил внимание европейский экономист Роберт Триффин (Robert Triffin). К середине 1960-х многим стало очевидно, что давление на эту систему становится все более жестким. Кризис обострился возраставшим финансовым давлением на бюджет США, вызванным расходами на войну во Вьетнаме и финансированием новых социальных программ, на которые был вынужден пойти американской господствующей элитой перед лицом борьбы масс за свои права.

Как и предвидел МКЧИ, крах Бреттон-Вудской системы имел далеко идущие экономические, политические и социальные последствия. Международные экономические отношения были дестабилизированы в масштабах, неизвестных со времен 1930-х годов. Старая система фиксированных обменных курсов уступила место новой и непредсказуемой системе, основанной на плавающих курсах валют, при которой стоимость каждой национальной валюты определялась рынком. Что касается доллара, больше не обмениваемого на золото по фиксированной цене, то он вступил на путь продолжительного падения. Девальвация доллара почти немедленно привела к взрыву мировой инфляции и краху цен на акции на рынках ценных бумаг. К 1973 году мировой капитализм столкнулся с самым опасным сочетанием политического и экономического кризиса со времен 1930-х годов.

Эти события подтвердили анализ, проделанный Международным Комитетом относительно глобального кризиса мирового капитализма. Семидесятые годы были десятилетием революционного подъема рабочего класса. В ответ на инфляцию рабочий класс перешел в наступление. Забастовка британских шахтеров зимой 1973-1974 годов заставила уйти в отставку правительство тори. В апреле 1974 года пала фашистская диктатура в Португалии, вслед за ней в июле пала военная диктатура генерала Пападопулоса в Греции. Месяц спустя, в августе 1974 года, Ричард Никсон ушел с поста американского президента. Менее чем через год, в мае-июне 1975 года, империалистическая война во Вьетнаме и Камбодже пришла к своему унизительному завершению.

Однако этот подъем был сорван контрреволюционной политикой сталинистской и социал-демократической бюрократии в международном рабочем движении. Даже в Иране, где забастовки рабочих-нефтяников в конце 1978 года имели решающее значение в падении режима шаха (который был приведен к власти ЦРУ в 1953 году), политика сталинистов препятствовала победе социалистической революции. Вместо этого власть попала в руки религиозных и националистических сил. Предательства борьбы рабочего класса дали империализму необходимое время для разработки своей контрреволюционной стратегии и проведения наступления против рабочего класса.

Когда политический прилив сменился отливом, британская Рабочая Революционная партия оказалась неспособной дать новую оценку положения и произвести необходимые изменения в своей деятельности. Клифф Слотер часто предупреждал секции МКЧИ: "Когда ваши перспективы подтвердятся, снова проверьте ваши перспективы". Однако РРП оказалась неспособной последовать своему собственному совету и не смогла приспособить свою деятельность к изменению мирового положения. По мере того, как перспективы социалистической революции постепенно таяли, Рабочая Революционная партия начала пытаться поддержать свое организационное равновесие на основе новых оппортунистических отношений с определенными слоями британской профсоюзной бюрократии и буржуазными националистическими движениями на Ближнем Востоке и в Африке. Повернувшись спиной к урокам долгой борьбы МКЧИ против ревизионизма, РРП стала развивать политическую линию, которая все сильнее походила на политику паблоистов. Более того, в своей односторонней зацикленности на том, что воспринималось Хили как организационные императивы РРП, линия британской секции принимала во все более явной мере националистическую ориентацию. Деятельность МКЧИ как международной партии оказывалась все в большей зависимости от усилий по национальному "партийному строительству" Рабочей Революционной партии.

Кризис, который разразился внутри РРП летом и осенью 1985 года, стал неизбежным результатом длительного отступления от троцкистских принципов и политической дезориентации, что выросло в качестве следствия из этого предательства. РРП теперь больше ценила свои разнообразные союзы с профсоюзными бюрократами, буржуазными националистами и мелкобуржуазными радикалами, нежели свои братские отношения с товарищами и единомышленниками в МКЧИ. Даже осенью 1985 года, когда члены РРП оказались посреди руин, оставленных их катастрофической политикой, они бесстыдно кичились своими новыми связями с различными антитроцкистскими тенденциями. На открытом собрании в Лондоне Слотер нарочито протягивал руку Монти Джонстону (Monty Johnstone), одному из самых печально известных и отталкивающих представителей британской Коммунистической партии.

В основе этих действий лежала совершенно ложная оценка международного политического положения. Никому из руководителей РРП не приходило в голову, что различные национальные реформистские и оппортунистические организации, расположения которых они теперь искали, сами стояли накануне катастрофы. Отвергая систематическую и серьезную работу по выработке международных перспектив, РРП оказалась совершенно неспособной заметить новые тенденции в мировом капиталистическом хозяйстве, а тем более рассмотреть их значение для развития международной классовой борьбы.

После раскола с Рабочей Революционной партией в феврале 1986 года Международный Комитет столкнулся с двумя решающими и взаимосвязанными теоретическими задачами. Первая заключалась в необходимости проведения тщательного анализа корней предательства троцкизма Рабочей Революционной партией и подготовки ответа на нападки на историю Четвертого Интернационала с ее стороны. Вторая сводилась к возобновлению критически важной работы по выработке перспектив, прекращенной РРП. Критика РРП и новая оценка истории Четвертого Интернационала дали возможность Международному Комитету восстановить свою сознательную историческую связь со всем программным наследием троцкистского движения, восходящим к организации Левой оппозиции в 1923 году. В то же время возобновление систематической работы по выработке международных перспектив было необходимо для переориентации работы МКЧИ в соответствии с действительными объективными тенденциями развития мировой капиталистической экономики.

На четвертом пленуме Международного Комитета в июле 1987 года был поставлен следующий вопрос: необходимым выражением каких тенденций развития мировой экономики и международной классовой борьбы является Международный Комитет? С исторической точки зрения можно говорить о существовании тесного соотношения между развитием производительных сил капитализма в мировом масштабе, его соответствующим воздействием на рост рабочего класса как общественной силы и политическими формами, в которых эти объективные социально-экономические тенденции находят свое выражение в историческом развитии международного марксистского движения.

Образование Первого Интернационала в середине 1860-х годов стало предвосхищением в политической форме возникновения международного пролетариата на основе роста капиталистической промышленности и торговли в мировом масштабе. Поскольку формы этого действительного экономического и социального процесса были еще сравнительно незрелыми, они оказались недостаточными для поддержания усилий Первого Интернационала по продолжению своей работы. В результате к середине 1870-х годов он вынужден был прекратить свою практическую деятельность. Однако менее чем через два десятилетия чрезвычайно быстрый рост промышленности в Западной Европе и Северной Америке пробудил к жизни новый промышленный пролетариат, толкая его в сторону создания независимой политической организации. В то же время экспансия колониальной системы ввергала массы населения всего мира в водоворот международного капиталистического развития.

Основание Второго Интернационала в 1889 году отражало эту новую стадию в развитии капитализма и проистекающий из него рост численности и экономического значения нового индустриального рабочего класса. В течение следующей четверти века развитие Второго Интернационала в рамках эпохи существенного подъема капиталистической промышленности. В то время как этот процесс был, по своей сути, международным, преобладающей формой его выражения являлся рост мощных национальных индустриальных экономик и возникновение сильных национальных профсоюзных организаций. Конечно, Второй Интернационал ориентировался на перспективу международной солидарности рабочего класса, однако практическая деятельность его секций была в значительной мере привязана к основам национальной промышленности. Когда Второй Интернационал вступил во второе десятилетие двадцатого века, он оказался не в состоянии осознать степень, в какой растущая угроза империалистического милитаризма служила непосредственным отражением постепенного распада суверенитета национальных экономик под давлением мировой экономики.

Начало Первой мировой войны, крах Второго Интернационала и возникновение Третьего Интернационала — все эти события стали выражениями происходивших фундаментальных перемен. Троцкий говорил по этому поводу:

"Час крушения национальных программ окончательно пробил 4 августа 1914 года. Революционная партия пролетариата может опираться только на интернациональную программу, отвечающую характеру нынешней эпохи как эпохи завершения и крушения капитализма. Интернациональная коммунистическая программа ни в коем случае не есть сумма национальных программ или сводка воедино их общих черт. Интернациональная программа исходит непосредственно из анализа условий и тенденций мирового хозяйства и мировой политической системы как целого, со всеми его связями и противоречиями, то есть антагонистической взаимозависимостью его частей. В нынешнюю эпоху в неизмеримо большей степени, чем в прошлую, национальная ориентировка пролетариата должна вытекать, только и может вытекать из мировой ориентировки, а не наоборот [курсив Д.Н.]. В этом состоит основное и исходное различие коммунистического интернационализма от всех разновидностей национал-социализма" (Коммунистический Интернационал после Ленина. М., 1993, с. 65-66).

Когда Троцкий писал в 1928 году эти слова, идея, согласно которой мировая экономика образует фундаментальный базис, из которого должна исходить революционная стратегия, уже подвергалась нападкам внутри Коммунистического Интернационала. Сталинистская программа социализма в одной стране выросла в качестве антипода интернационализма, составлявшего стратегическую основу захвата власти большевистской партией в октябре 1917 года. Сталинистская концепция, согласно которой развитие советской национальной экономики будет решающим и определяющим фактором успеха социалистического проекта в СССР, представляла собой возврат к националистическому мировоззрению, которое преобладало в рядах Второго Интернационала. Стоит отметить, что перспектива Сталина нашла отклик внутри руководящих кругов многих секций Коммунистического Интернационала. Они разделяли концепцию, согласно которой наличные национальные условия, находимые рабочим классом в своей собственной стране, должны образовывать подлинный исходный пункт практической деятельности.

Среди тех, кто не только защищал националистическую ориентацию Сталина, но и стремился оправдать ее теоретическим и политическим образом, был Антонио Грамши. "Конечно, — писал он в своих Тюремных тетрадях, — линия развития направлена к интернационализму, однако пункт отправления остается "национальным" — и именно из этого пункта следует начинать" (Prison Notebooks. New York, 1971, p. 240). В свете последующей истории Коммунистической партии Италии, которая спасла буржуазию и итальянский капитализм после крушения режима Муссолини и превратилась в левую реформистскую национальную партию par excellence [преимущественно], политические выводы позиции Грамши стали совершенно очевидными. Не случайно итальянские сталинисты чтят память о Грамши, который умер в 1930-е годы от болезни, вызванной пребыванием в фашистской тюрьме, и чествуют его как своего теоретического вдохновителя.

Четвертый Интернационал был основан Троцким в 1938 году в ответ на сталинистское перерождение Третьего Интернационала. Начало второй империалистической войны самым трагическим образом продемонстрировало первичность мировой экономики и мировой политики. Парадоксально, но факт: восстановление капитализма после войны на основе Бреттон-Вудса привело к возрождению программы национального реформизма в международном рабочем движении.

Возобновившееся расширение мировой торговли, рост ВВП национальных капиталистических экономик и даже значительное улучшение условий жизни в Советском Союзе в течение 1950-1960-х годов привели к тому, что национальные реформистские партии, в том числе сталинистские организации, почуяли прилив жизненных сил. Однако, несмотря на впечатляющий рост ВВП и даже уровня жизни, этот период оказался всего лишь немного затянувшимся "бабьим летом" национального реформизма. Развал Бреттон-Вудской системы и начало продолжительного экономического кризиса — вместе с повторяющимися приступами инфляции, рецессии, растущей безработицей, длительным падением прибыльности и сдвигом буржуазии в сторону жесткого контрнаступления против рабочего класса (особенно в Соединенных Штатах и Британии), — привели к полному краху национального реформизма как сколько-нибудь жизнеспособной политики.

Именно в этих условиях летом 1987 года Международный Комитет начал подготовку резолюции о новых международных перспективах. Для ответа на вопрос, который был поставлен в самом начале дискуссии на четвертом пленуме, Международный Комитет направил фокус своего внимания на изучение новых форм мирового капиталистического производства, возникших в конце 1970-х и начале 1980-х годов. С ними было связано развитие компьютерных технологий и доступность все более быстрых и все менее дорогих средств коммуникаций и транспорта. Появление транснациональной корпорации как формы производства стало новым качественным шагом в растущей мировой интеграции капиталистического производства и финансов. Это развитие подняло на уровень беспрецедентной напряженности историческое противоречие между мировой экономикой и системой национальных государств, в рамках которой капитализм исторически развился. Национальное государство продолжает оставаться при этом основной единицей политической организации международных отношений.

Революционное разрешение этого кризиса может быть найдено только на основе социалистического интернационализма, то есть посредством политического и практического объединения международного рабочего класса. Ни одна из существующих национально ориентированных партий и организаций рабочего класса — сталинисты, социал-демократы или профсоюзные реформисты — не может разрешить этот кризис. В самом деле, бесконечный ряд поражений, который они претерпели в последний период, неизбежно вытекал из абсолютного бессилия их национальной ориентации перед лицом новых форм международной капиталистической организации. Только интернациональная программа Международного Комитета была в состоянии дать ответ на вызов, брошенный рабочему классу глобальной интеграцией капитализма.



© Copyright 1999 - 2005,
World Socialist Web Site!