World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Буш отвергает ялтинские соглашения 1945 года

Дэвид Норт
14 мая 2005 г.

Двадцатый век не хочет спокойно уходить с исторической сцены. Тень его неразрешенных противоречий и споров продолжает накладывать огромный отпечаток на весь облик современной политики. Невозможно "просто" отдавать дань исторической памяти. Прямыми или окольными путями, но упоминания об истории служат политическим интересам сегодняшнего дня.

Празднование 60 годовщины окончания Второй мировой войны в Европе служит лучшим подтверждением этого правила. Выступая с речью в Латвии, в которой он отверг ялтинские договоренности 1945 года, президент Джордж Буш попытался дать идеологическое оправдание росту американского империализма, а также самопровозглашенному Вашингтоном праву атаковать и оккупировать любую страну, где бы она ни находилась, в том случае, если она воспринимается в качестве угрозы интересам США.

"Когда мы отмечаем победу 60-летней давности, мы сознаем наличие парадокса, — заявил президент. — Для большей части Германии поражение привело к свободе. Для большей части Восточной и Центральной Европы победа стало началом железного правления другой империи. День Победы знаменует конец фашизма, но он не стал концом всяких форм подавления. Соглашения в Ялте продолжили несправедливую традицию Мюнхена и Пакта Молотова-Риббентропа. В очередной раз, как только могущественные правительства сели за стол переговоров, обделенной оказалась свобода малых наций. И, таким образом, попытка пожертвовать свободой во имя обеспечения стабильности оставила континент разделенным и нестабильным. Угнетение миллионов в Центральной и Восточной Европе останется в памяти как одна из величайших ошибок истории [курсив добавлен]".

То, что подобное заявление было сделано президентом США, означает, что правительство Соединенных Штатов беспрецедентным образом отвергло и осудило внешнеполитическое решение, сделанное предшествующей администрацией. Теперь президент Франклин Делано Рузвельт фактически публично осужден президентом Бушем как преступник, — как иначе можно описать действия человека, который соучаствовал в одной из "величайших ошибок" истории? Можно задать вопрос, с какими другими "историческими ошибками" может президент сравнить ялтинские соглашения? С Холокостом?

Осуждение ялтинских соглашений давно является частью политической риторики правых сил в Соединенных Штатах. Для американских крайне правых и тех элементов американского государства, которые выступали за "откат" (roll-back) влияния Советского Союза в Восточной Европе и стремились даже к полному разрушению СССР, Ялта всегда была символом капитуляции перед коммунизмом. Обвинения, согласно которым ялтинские соглашения стали результатом коммунистического заговора в стенах Госдепартамента США, подливали масла в огонь послевоенной "охоты на ведьм", возглавлявшейся сенатором Джозефом Маккарти.

Но несмотря на эти опровержения Ялты, внутри наиболее влиятельных слоев американского правящего класса существовал консенсус относительно того, что Рузвельт добился в Ялте максимум того, что только можно было ожидать, имея ввиду существовавшие тогда обстоятельства. Готовность Рузвельта смириться с доминирующей советской ролью в Польше и большей части Восточной Европы было не больше чем признанием тогдашней военной и политической реальности. Советская армия была самой могущественной силой европейского континента. Разрушение нацисткой военной машины было достигнуто преимущественно усилиями советской армии. Б о льшая часть немецких сил располагалась на восточном фронте. Без побед, достигнутых советскими силами в 1943 и 1944 годах, высадка англо-американских войск во Франции была бы немыслима.

В процессе освобождения Восточной Европы от немецкой оккупации Советский Союз понес огромные человеческие и материальные потери. Рузвельт понимал, что Советский Союз, почти полностью разрушенный нацистской Германией, не станет выводить свои войска из Восточной Европы и не примет пассивно факт возрождения враждебных правительств, способных стать частями новой коалиции, нацеленной на вторжение против СССР. Историк Эрик Альтерман (Eric Alterman) заметил в своей недавно вышедшей книге, что СССР был не более подготовлен к признанию проамериканского правительства в Польше, чем Соединенные Штаты были бы готовы признать установление просоветского правительства в Мексике (When Presidents Lie, New York: 2004, pp. 37-38).

Единственный политический вывод, который может быть извлечен из заявления Буша в Латвии, состоит в том, что, по мнению Буша, Соединенные Штаты должны были продолжать военные действия в Европе и добиться вывода советских сил из Восточной Европы. Для того чтобы достичь подобного в 1945 году, Вашингтон должен был заключить сепаратный мир с Германией и направить все, что осталось от военной машины нацизма, на совместную германо-американскую кампанию против СССР.

Это тот самый политический сценарий, который стремились реализовать ключевые нацистские лидеры, подобные вождю СС Генриху Гиммеру, и некоторые элементы американского командования вроде генерала Джорджа Паттена (George Patton). Однако подобный курс никогда не рассматривался среди наиболее влиятельных слоев американского политического истэблишмента в качестве жизнеспособного ориентира. Даже не говоря о том, что в военном отношении это было невозможно, сепаратный мир с нацистами и нападение на Советский Союз могло бы могло вызвать бунт в американской армии, рядовые солдаты которой рассматривали советские войска как братьев по оружию. Это вызвало бы также массовые политические протесты американского народа в самих Соединенных Штатах.

Политические настроения внутри США в 1945 году были намного отличны от тех, которые возникли к 1948 году. Потребовалось три года непрерывной антисоветской пропаганды и жестокого преследования сторонников коммунизма в Соединенных Штатах, прежде чем существенные слои американского общества оказались готовы к тому, чтобы признать возможной перспективу войны с Советским Союзом. Важнейшим элементом этой пропаганды было утверждение, что Рузвельт "распродал" Восточную Европу в Ялте.

Как обычно администрация Буша рассчитывает, что американские СМИ не станут подвергать заявления президента какому-либо серьезному политическому и историческому анализу. Снова, как и прежде, президент не будет разочарован. Упоминания Буша об "угнетении" в Европе пройдут на страницах печати и в эфире радио- и телестанций, не встретив возражений. Американскому народу пытаются навязать впечатление, в соответствии с которым советская оккупация восточноевропейских стран грубо растоптала цветущие демократии.

Действительность выглядит совсем иначе. Режимы Восточной Европы были очагами политической реакции. Перед началом Второй мировой войны в Польше стояла у власти полувоенная диктатура во главе с наследниками маршала Пилсудского. Фанатически антисоветский режим Пилсудского был первым среди европейских правительств, заключившим соглашение с Гитлером и подписавшим в 1934 году с нацистским правительством пакт о ненападении, который был направлен против СССР. Режимы в Венгрии, Болгарии и Румынии были частью "Оси", возглавлявшейся в годы Второй мировой войны германскими нацистами. В Венгрии диктатура адмирала Миклоша Хорти еще до войны стала союзником Третьего Рейха и вместе с Болгарией участвовала в мае 1941 года в нападении на Югославию. Через месяц после этого Венгрия поддержала Гитлера в его вторжении в Советский Союз.

В Румынии у власти находился диктатор маршал Ион Антонеску. Его правительство присоединилось к гитлеровской "Оси" в ноябре 1940 года, установив между экономиками Германии и Румынии самые тесные отношения. Антонеску поддерживал кровавые погромы против румынских евреев, а когда Гитлер вторгся на территорию Советского Союза, послал войска на восточный фронт. На тех территориях Советского Союза, которые были оккупированы румынскими войсками — а именно, в Бессарабии и Буковине — еврейское население было уничтожено. Румынские войска сыграли также важную роль во время ужасной бойни в Одессе, которая привела к гибели 280 тысяч человек, большая часть из которых была евреями.

В Латвии, где Буш выступил со своей речью, 75 тысяч евреев были убиты наряду с примерно 15 тысячами "политически нежелательных элементов". Во главе этих убийств стояли правые латвийские националисты, подобные "команде Арайса". Они устраивали погромы и помогали нацистам загонять тысячи людей в шахты в лесу Румбула, где те подвергались убийствам.

После поражения нацистов было совершенно невозможным, чтобы СССР позволил заново создать на востоке Европы антисоветские режимы.

Возражая против чудовищных исторических фальсификаций администрации Буша, мы не имеем намерения приукрасить негативные стороны советской оккупации Восточной Европы. Еще меньше мы склонны прославлять сталинистские режимы, созданные в этих странах после войны. Однако марксистская и социалистическая критика советской политики не имеет ничего общего с мифологией, продвигавшейся империалистическими идеологами времен "холодной войны", согласно которой речь шла о противостоянии "демократии" и "диктатуры".

Марксистская критика советской послевоенной политики исходит из глубоко консервативного и контрреволюционного характера советской политики, проводившейся в Восточной и Центральной Европе. Советская политика диктовалась соображениями национальной защиты — в том виде, как это понималось бюрократией, — а совсем не интернациональной революционной стратегией.

Стремясь создать защитный буфер зависимых государств на периферии СССР, правящая советская бюрократия обеспечила гарантии для защиты капитализма в Западной Европе. То, что сталинизм подавил революционное движение рабочего класса в первые годы после окончания войны, с точки зрения длительной перспективы оказалось важнейшей причиной распада Советского Союза.

Демагогия Буша в Латвии служит одной цели — еще раз подчеркнуть сущность доктрины превентивной войны. Согласно этой доктрине, Соединенные Штаты не побоятся развязать войну где бы то ни было и когда бы то ни было в том случае, если возникнет угроза "демократии", то есть, точнее говоря, в том случае, если дело будет идти о ключевых американских интересах.

Смотри также:
К 60-летию победы Красной армии над нацизмом: Антироссийский национализм в странах Балтии — Часть вторая
(11 мая 2005 г.)
К 60-летию победы Красной армии над нацизмом: Антироссийский национализм в странах Балтии — Часть первая
( 10 мая 2005 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site