World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Азия

Версия для распечатки

Попытка Китая приобрести Unocal усиливает напряженность в отношениях с США

Джон Чан
26 июля 2005 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 6 июля 2005 года.

Огромная сумма в 18,5 миллиардов долларов, за которую государственная Китайская национальная корпорация по разработке нефтяных месторождений на шельфе (CNOOC) готова приобрести контрольный пакет акций американского нефтяного конгломерата Unocal, вызвала ожесточенные споры в Вашингтоне по поводу необходимости недопущения такой сделки и поставила Белый дом перед дилеммой.

Нефть была центральной темой стратегии администрации Буша с самого начала ее прихода к власти в 2000 году. Целью вторжения в Афганистан и Ирак было обеспечение долгосрочного американского контроля над ключевыми регионами земного шара, изобилующими различными ресурсами — над Ближним Востоком и Центральной Азией, — и отстранение европейских и азиатских конкурентов США. Теперь принадлежащая государству китайская корпорация стремится овладеть восьмой по величине нефтяной компанией США, что в принципе поставило бы под контроль Пекина обширные нефтяные сделки Unocal в Азии и других регионах.

Если же Вашингтон решится на блокирование поглощения этой компании, то не исключены ответные меры экономического воздействия со стороны Пекина. В конце концов, сумма, предложенная CNOOC за Unocal, сравнительно невелика по сравнению с потоком инвестиций из США, Европы и Японии в Китай, направляемых туда в надежде на эксплуатацию дешевой китайской рабочей силы. США также необходим постоянный приток капитала, особенно из центральных банков азиатских стран, включая Китай, чтобы покрывать собственный огромный торговый и бюджетный дефицит.

На администрацию Буша оказывается растущее давление с тем, чтобы она выступила против предложения CNOOC. В своем недавнем письме 41 член американского Конгресса убеждал министра финансов Джона Сноу (John Snow) рассмотреть это поглощение с точки зрения безопасности. "Энергетическая безопасность для США имеет существенное и все более растущее значение. Мы очень обеспокоены по поводу продолжающейся скупкой Китаем энергетических активов по всему миру, включая США".

28-го июня председатель Комитета Палаты представителей по энергетике и торговле республиканец Джо Бартон (Joe Barton) направил письмо президенту Бушу, составленное в том же духе. "Китайцы — наши крупнейшие экономические и политические соперники, а не мирные конкуренты или союзники по демократии", — заявил он. Выражения, использованные Бартоном, заставляют вспомнить антикитайскую риторику Буша во время предвыборной кампании 2000 года, когда он объявил Китай "стратегическим конкурентом".

Два дня спустя Палата представителей американского Конгресса большинством голосов поддержала необязательную резолюцию, призывающую администрацию Буша блокировать предложение CNOOC по соображениям национальной безопасности. К антикитайской истерии присоединились как республиканцы, так и демократы. В апреле американский Сенат угрожал наложить торговые санкции на Китай, если тот откажется ревальвировать свою валюту по отношению к доллару США.

Реакция администрации Буша пока относительно сдержанная. Неназванный советник Буша заявил New York Times 26 июня: "У нас с Китаем очень много общих дел. Как же мы может обрушиться на них именно по этому вопросу?" Джеймс Стейнберг (James Steinberg), заместитель советника по национальной безопасности при президенте Клинтоне, в свою очередь прокомментировал: "Для них [администрации Буша] это сплошная головная боль".

Некоторые американские деловые круги потребовали принятия протекционистских мер против Китая, однако многие крупнейшие американские корпорации имеют огромные инвестиции в Китае и обеспокоены любой угрозой экономическим связям. В ответ на волну комментариев со стороны Конгресса и СМИ о китайской "угрозе", Сноу 28 июня заявил телеканалу CNBC: "Мы всегда будем защищать интересы национальной безопасности Соединенных Штатов, я могу уверить вас в этом".

Американское министерство финансов контролирует деятельность Комитета по иностранным инвестициям в США (CFIUS), который рассмотрит предложение CNOOC. В 1999 этот орган отклонил продажу китайскому консорциуму за 450 миллионов долларов спутника, принадлежащего неплатежеспособной компании телекоммуникаций Global Crossing, на том основании, что передача технологии может нанести вред национальной безопасности. Однако ранее в этом году Комитет, несмотря на подобные опасения, одобрил покупку дочернего предприятия IBM по производству персональных компьютеров китайской компьютерной компанией Lenovo.

Главный конкурент CNOOC в приобретении Unocal — американский нефтяной гигант Chevron, который предложил 16,45 миллиарда долларов. Chevron в семь раз больше, чем CNOOC, но китайская компания пользуется поддержкой Пекина и его огромными долларовыми запасами. На данном этапе Unocal дал понять, что отдает предпочтение предложению Chevron, однако китайская компания не собирается сдаваться.

Руководитель CNOOC Фу Ченьгю на прошлой неделе послал письмо американскому Конгрессу, пытаясь умиротворить законодателей, выступающих против предложения компании. Он убеждал законодателей не политизировать то, что он назвал "чисто коммерческим" мероприятием. Если поглощение американской компании состоится, CNOOC обещал сохранить рабочие места и существующие управленческие структуры Unocal в Америке, а также продолжать поставки нефти на североамериканский рынок.

4 июля CNOOC подал формальное прошение в комитет CFIUS с просьбой разрешить приобретение контрольного пакета акций. Китайское министерство иностранных дел в тот же день опубликовало заявление, в котором призывает Конгресс не вмешиваться в решение этой проблемы. "Мы требуем, чтобы американский Конгресс отказался от ошибочной политизации экономических и торговых проблем и прекратил вмешательство в нормальные коммерческие сделки между предприятиями наших двух стран", — говорится в этом заявлении.

Стратегические последствия

С предложением CNOOC связаны важные экономические и стратегические интересы Пекина. В прошлом году Unocal произвела 155 миллионов баррелей нефти и располагает проверенными запасами нефти и природного газа в объеме 1198 миллионов BOE (эквивалентов баррелей нефти). Большинство этих запасов находится в Азии, и 62 процента из них составляет природный газ. Поглотив Unocal, CNOOC более чем удвоит свою продукцию и увеличит свои резервы почти на 80 процентов. CNOOC уже сотрудничает с Unocal в Южно-Китайском море и в заливе Бохай.

Большинство азиатских владений Unocal находится вблизи границ Китая, в том числе в Бирме, Таиланде, Индонезии, в Бангладеш и в Азербайджане. Unocal имеет 100 платформ в Сиамском заливе и поставляет природный газ, объемы которого позволяют покрыть 30 процентов энергетических нужд Таиланда. В богатой нефтью Индонезии американская нефтяная компания инвестировала 5 миллиардов долларов. В Бангладеш Unocal разрабатывает проекты в области энергетики на сумму более чем 1 миллиард долларов.

Пекин видит растущую международную конкуренцию из-за нефти и желает усилить свои позиции. Поскольку в Китае наблюдается значительный рост промышленности, там соответственно возрос и спрос на нефть. Всего лишь десять лет тому назад Китай еще был экспортером нефти. Теперь эта страна — второй по величине потребитель и импортер нефти в мире после США. Спрос на энергию в Китае ежегодно растет на 15 процентов, а импорт нефти увеличивается на 30 процентов. В целом потребности Китая сейчас составляют 12 процентов от мирового спроса на энергоносители.

Принадлежащие государству китайские нефтяные компании в последние годы активно скупают по всему миру месторождения нефти и газа и обеспечивают снабжение своей страны энергоносителями. Сама CNOOC работает в Южной Азии, Австралии и Канаде. Эта компания — самый большой производитель нефти на шельфе Индонезии.

В 2004 году две китайские энергетические компании подписали соглашения с Ираном об импорте 360 миллионов тонн сжиженного газа (LNG) в течение 25 лет. Общие нефтяные и газовые инвестиции Китая в Иране, по имеющимся оценкам, за тот же самый период достигнут 100 миллиардов долларов. Китай также инвестировал десятки миллиардов долларов в Латинской Америке, особенно в Венесуэле — самом крупном производителе нефти в Западном полушарии, — чтобы облегчить экспорт нефти и сырья в Китай. До недавнего времени главным внешним рынком сбыта нефти для многих из этих стран были США.

Некоторые аналитики указывают на то, что китайские компании вкладывают капитал во многие энергетические проекты по "взвинченным ценам". В результате Китай может заплатить двойную или даже тройную цену — по сравнению с существующей — за нефть из этих источников. Готовность Пекина платить высокую цену подчеркивает тот факт, что его главным побуждением является стремление обеспечить себе долгосрочную энергетическую безопасность, что связано со стратегическими соображениями.

Хэ Джун, консультант китайских нефтяных компаний по вопросам энергетики, заявил Washington Post 27 июня: "Как и другие большие страны, Китай, естественно, хочет пользоваться имеющимися нефтяными запасами. Но если Запад будет рассматривать Китай в качестве угрозы, то Китаю неизбежно придется искать собственные пути удовлетворения своих потребностей в энергоносителях. За границей часто говорят, что нефть является только товаром, который может купить любой, кто имеет деньги. Но это высказывание популярно только в тех странах, которые уже контролируют поставки".

Пекин хорошо знает, что целью американского вторжения в Ирак была монополизация ближневосточной нефти, и предпринимает меры, чтобы обеспечить себе поставки энергоносителей. Комментатор Washington Post Пол Кругман (Paul Krugman) написал 27 июня, что Unocal является "именно такой компанией, контроль над которой необходим китайскому правительству, если оно намерено принять участие в "большой игре", где главные промышленные державы борются за доступ к обширным запасам нефти и природного газа".

Китай в этом году создал свой первый стратегический нефтяной резерв в прибрежной провинции Чжэцзянь. Согласно Международному энергетическому агентству, создание Китаем запасов нефти могло бы привести к повышению спроса и к еще более высоким ценам на нефть. Окончательная цель Пекина состоит в том, чтобы создать достаточно большой запас, позволяющий китайской экономике и вооруженным силам в течение трех месяцев обходиться без импорта нефти.

Китайское руководство явно озабочено тем, что военный конфликт с США, в частности, из-за Тайваня, почти наверняка привел бы к военно-морской блокаде. Военная модернизация Китая в значительной степени нацелена на защиту нефтяных ресурсов страны. Китай увеличил свои военно-морские силы, особенно подводные лодки, самолеты дальнего радиуса действия и противокорабельные ракеты, и стремится заручиться правом пользования портовыми сооружениями во множестве стран по морским маршрутам, ведущим к Ближнему Востоку.

На август запланированы первые совместные военные учения Китая и России, которые, вероятно, будут проходить в Желтом море с участием военно-морских сил и бомбардировщиков дальнего радиуса действия. Обе страны обеспокоены наращиванием американских военных сил в Средней Азии, которую они считают своим стратегическим "задним двором". Китай строит несколько трубопроводов в эти центрально-азиатские республики.

Независимо от того, приобретет ли CNOOC контроль над Unocal, эта проблема подчеркивает обостряющиеся напряженные отношения из-за нефти между крупнейшими державами. В определенный момент эти трения выльются в военный конфликт. Стоит напомнить, что Вторая мировая война в Тихом океане была вызвана острой конкуренцией между США и Японией по поводу их экономических интересов в Китае. В 1941 Вашингтон начал нефтяную блокаду Японии, поставив Токио перед выбором: полная капитуляция или война. Через несколько месяцев японские вооруженные силы нанесли удар по Перл-Харбору.

Смотри также:
США не смогли добиться от Китая ревальвации юаня
(12 сентября 2003 г.)
Китайско-российский договор — Реакция против политики агрессивной односторонности Вашингтона
( 8 августа 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site