World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Логика иррационального: Инаугурационная речь Буша и глобальная стратегия американского империализма

Дэвид Норт
4 февраля 2005 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 22 января 2005 года.

Каким бы незначительным ни был этот человек в личном плане, инаугурационная речь, произнесенная президентом Джорджем Бушем 20 января, является важным политическим заявлением, к которому следует отнестись с чрезвычайной серьезностью. В качестве выражения глобальной стратегии Соединенных Штатов эта речь предвещает огромное расширение военных операций по всему миру.

Речь была написана не Бушем — которому тяжело сконструировать даже одно грамматическое предложение, — а командой высокопрофессиональных советников под руководством Майкла Джерсона (Michael Gerson), который тщательно продумал то, что президент мог и чего не мог сказать.

Многими комментаторами было отмечено, что среди наиболее бросающихся в глаза тем, пропущенных в инаугурационной речи, было полное умолчание об Ираке. Очевидной, хотя и частной, причиной этого было то, что авторы речи Буша посчитали плохой идеей обращать внимание на катастрофические последствия вторжения США в эту страну. Однако более важной причиной была неспособность Буша сказать хоть что-нибудь о причине, по которой вторжение в Ирак было предположительно осуществлено — о "войне с террором". Ни эта фраза, ни слова "терроризм" или "террор" не были произнесены президентом Бушем ни разу.

Это умолчание поразительно, особенно если принять во внимание тот факт, что глобальная борьба против "террора" упоминалась бесконечное число раз в качестве главного оправдания для едва ли не любого действия, осуществлявшегося администрацией Буша. Требования антитеррористического крестового похода в особенности использовались для оправдания вторжения в Ирак и перспективы последующих "превентивных" войн против Ирана и Северной Кореи.

Когда Буш выступал перед Конгрессом три года назад, 29 января 2002 года, произнося свое Федеральное послание, он осудил эти три государства и "их террористических союзников" как "ось зла, которая вооружается, чтобы угрожать миру во всем мире". Буш заявил тогда: "Стремясь завладеть оружием массового поражения, эти режимы представляют серьезную и растущую опасность. Они могут передать это оружие террористам, давая им средство, сопоставимое с их ненавистью. В любом из этих случаев цена безразличия была бы катастрофичной".

Последующая неспособность обнаружить какое-либо оружие массового поражения или связь между Саддамом Хусейном и террористами "Аль-Каиды" слишком ясно высветило тот факт, что эта война оправдывалась на основе лжи, скрывавшей действительную причину вторжения в Ирак — стремление к мировой гегемонии и мировому господству со стороны Соединенных Штатов.

Урок, усвоенный администрацией Буша из разоблачения во всем мире ее преступной лживости, заключался в том, что Соединенным Штатам не следует оправдывать следующий раунд военных действий заявлениями о наличии какой-либо особой, конкретной материализованной угрозы, исходящей со стороны Ирана или любой другой страны, на которую нацелена военная атака. Такие заявления о неминуемой или даже возможной материализованной опасности для Соединенных Штатов ведут только — в том, что касается администрации Буша, — к раздражающим и заведомо бесплодным требованиям доказательства обоснованности предпринятых действий.

По этой причине инаугурационная речь исключала всякое упоминание о "терроре" и "терроризме" и обращалась в качестве нового оправдания войны к намного более абстрактному и бесплотному: к борьбе против "тирании" — за "свободу" и "независимость".

В ключевом месте своего обращения Буш заявил: "Мы увидели нашу уязвимость — и мы увидели ее самый глубокий исток. До тех пор, пока целые регионы мира пребывают в состоянии обиды и управляются тираниями, будучи склонны к идеологиям, которые вскармливают ненависть и оправдывают убийство, — насилие будет накапливаться и умножаться с разрушительной силой, пересекая самые защищенные границы и увеличивая смертельную угрозу".

Именно с этой "смертельной угрозой", которую представляет "тирания", должны теперь бороться Соединенные Штаты "силой оружия, когда это необходимо".

Конечно, это логическое обоснование войны покоится на бросающейся в глаза политической и психологической нелепости. Буш даже не пытался разъяснить, почему люди, живущие в "целых регионах мира", которые "пребывают в состоянии обиды и управляются тираниями", должны презирать Соединенные Штаты и представлять угрозу для американцев. Единственным разумным объяснением этого феномена является то, что они рассматривают Соединенные Штаты как угнетателя и врага. Таким образом, заявление, что Соединенные Штаты участвуют в глобальном крестовом походе против тирании, противоречит характеристике, которую дал сам Буш условиям, которые он использует в качестве оправдания войны.

Полнейшая нелепость этого аргумента коренится не в субъективной интеллектуальной ограниченности советников Буша — хотя они, несомненно, являются очень ограниченными людьми, — а в действительном противоречии между потребностями и устремлениями народных масс мира и безжалостными устремлениями глобальной политики Америки.

Что касается практической политики, преобразование борьбы против терроризма в борьбу против тирании имеет непосредственные и глубокие последствия: оно понижает порог для использования американской военщины, а также в огромной степени расширяет круг ее целей.

Новая формулировка Доктрины превентивной войны Буша больше не требует, чтобы то или другое государство угрожало Соединенным Штатам применением (или планами применения в будущем) оружия массового поражения или какой-либо другой формы террора против США. Напротив, для Соединенных Штатов достаточно объявить любую страну, какую они выберут, "тиранией", в которой насилие различными невиданными и мистическими способами накапливается и умножается.

Что именно держит в голове администрация Буша, когда она вступает в свой второй срок?

Ответ на этот вопрос предлагается в статье Чарлза Краутхаммера (Charles Krauthammer) из газеты Washington Post, которая вышла в свет через день после инаугурации Буша. Выбор времени, конечно, не случаен. Колонка Краутхаммера, подобно многим другим редакционным статьям и колонкам, приветствовавшим инаугурационную речь, стала частью начавшейся кампании по прессированию общественного мнения и манипуляции им в соответствии с программой второй администрации Буша.

Прежняя концепция войны с террором, которая поглощала внимание Буша в течение первого срока его президентства, как объясняет Краутхаммер, потеряла свое значение. Вырисовываются новые опасности. "Плохой новостью является событие, вызывающее большую обеспокоенность, чем это признается большинством наблюдателей: признаки появления — впервые после падения Советской империи — антиамериканского блока, заключенного Великими державами". О чем говорит Краутхаммер?

"Неслучайно Россия начала намекать на выработку общей основы для сотрудничества с Китаем. Это представляет потенциальную угрозу из-за растущей мощи Китая и его статуса государства, не обладающего влиянием сообразно своему весу как своего рода Германии XXI века. В декабре, в течение недели повторный выборов на Украине, которые в конце концов привели к власти прозападного Виктора Ющенко, Россия сделала два значительных шага навстречу Китаю. Первым было объявление об усилении экономической кооперации в развитии огромных энергоресурсов России. Более угрожающим было объявление, сделанное 27 декабря российским министром обороны, о "первых в истории" больших совместных военных учениях на китайской территории".

"В свою очередь, Китай развивает отношения с такими злобно антиамериканскими государствами-изгоями, как Иран. Добавьте к этому такие различные самозваные антиимпериалистические обломки как Сирия, Северная Корея, Куба и Венесуэла Уго Чавеса, и вы получите начало формирования реального "антигегемонистского" блока, нацеленного на нас".

Список американских врагов поистине бесконечен! Миллиарды людей на континентах всего мира являются новыми мишенями американского "освобождения" от "тирании". Борьба может не иметь конца из-за того, что — как провозглашает Краутхаммер в конце своей колонки — "нет отдыха усталым".

Если все это звучит как бред сумасшедшего, то так оно и есть. Однако подобно тем противоречиям, о которых я уже говорил, сумасшествие коренится не в мозгах людей вроде Буша, Краутхаммера и множества пишущих передовицы авторов, которые осыпают похвалами инаугурационную речь, а, напротив, в самой природе американской имперской программы.

Сегодня администрация Буша вступила в свой второй срок, политика и дела которого приведут к еще большему кровопролитию, человеческим страданиям и трагедиям, чем это было в период первого срока. Поскольку это ведет к бездне, возникает вопрос: как долго страна и мир будут терпеть все это?

Смотри также:
Вторая инаугурация Буша: Позорный день для Америки
(31 января 2005 г.)
После президентских выборов в США — политический и социальный кризис будет усиливаться
( 12 ноября 2004 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site