World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : История : Летняя школа ПСР/МСВС 2005

Версия для распечатки

Летняя школа ПСР/МСВС:

Лекция третья: Возникновение большевизма и работа Ленина " Что делать? "

Часть 6 | Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5 | Часть 7

Дэвид Норт
17 декабря 2005 г.

Ниже публикуется шестая часть лекции "Возникновение большевизма и работа Ленина "Что делать?" ", прочитанной председателем редколлегии Мирового Социалистического Веб Сайта Дэвидом Нортом в рамках летней школы американской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и МСВС, которая проводилась с 14 по 20 августа 2005 года в Анн-Арборе, штат Мичиган. Лекция публикуется в семи частях.

Наука, общество и рабочий класс

Это подводит нас к центральному теоретическому и философскому вопросу, который лежит в основе не только ленинской концепции роли партии, но и всей марксистской программы. Если, как утверждает Хардинг, сознание и мнения, складывающиеся в умах рабочих на основе их непосредственного опыта, являются не менее действенными и необходимыми, чем знания, развитые на основе понимания законов общественного развития, то тогда у рабочих нет нужды в политической партии, которая стремится привести их практику в соответствие с закономерными тенденциями, раскрытыми наукой. Позвольте мне указать на то, что можно, основываясь на аргументах Хардинга, отрицать, что существует какая-либо нужда в науке вообще, в любой ее форме. Наука возникает из различия между действительностью, как она проявляется в непосредственном чувственном восприятии, и действительностью, как она выясняется через сложный и длительный процесс анализа и теоретической абстракции.

Существенный вопрос, с которым мы сталкиваемся, состоит в следующем: может ли объективная общественная реальность — допуская факт существования такой реальности (что для университетских профессоров является большим вопросом) — быть понятой отдельными рабочими или рабочим классом в целом на основе непосредственного опыта? Именно этому вопросу Ленин посвятил огромное количество исследовательского времени, особенно когда он, несколькими годами позже, занимался написанием теоретического трактата Материализм и эмпириокритицизм. Ленин писал: "Вступая в общение, люди во всех сколько-нибудь сложных общественных формациях — и особенно в капиталистической общественной формации — не сознают того, какие общественные отношения при этом складываются, по каким законам они развиваются и т. д. Например, крестьянин, продавая хлеб, вступает в "общение" с мировыми производителями хлеба на всемирном рынке, но он не сознает этого, не сознает и того, какие общественные отношения складываются из обмена. Общественное сознание отражает общественное бытие — вот в чем состоит учение Маркса. Отражение может быть верной приблизительно копией отражаемого, но о тождестве тут говорить нелепо" [24].

"...Каждый отдельный производитель в мировом хозяйстве сознает, что он вносит такое-то изменение в технику производства, каждый хозяин сознает, что он обменивает такие-то продукты на другие, но эти производители и эти хозяева не сознают, что они изменяют этим общественное бытие. Сумму всех этих изменений во всех их разветвлениях не могли бы охватить в капиталистическом мировом хозяйстве и 70 Марксов. Самое большее, что открыты законы этих изменений, показана в главном и в основном объективная логика этих изменений и их исторического развития, — объективная не в том смысле, чтобы общество сознательных существ, людей, могло существовать и развиваться независимо от существования сознательных существ (только эти пустяки и подчеркивает своей "теорией" Богданов), а в том смысле, что общественное бытие независимо от общественного сознания людей. Из того, что вы живете и хозяйничаете, рожаете детей и производите продукты, обмениваете их, складывается объективно необходимая цепь событий, цепь развития, независимая от вашего общественного сознания, не охватываемая им полностью никогда. Самая высшая задача человечества — охватить эту объективную логику хозяйственной эволюции (эволюции общественного бытия) в общих и основных чертах с тем, чтобы возможно более отчетливо, ясно, критически приспособить к ней свое общественное сознание и сознание передовых классов всех капиталистических стран" [25].

Когда люди идут на работу, в какой степени они осознают огромную сеть мировых экономических взаимосвязей, в которой их рабочее место является мельчайшим элементом? Можно резонно допустить, что даже самый интеллигентный рабочий может иметь только самое смутное ощущение отношения его работы, или его компании, к неизмеримо сложным процессам современного транснационального производства и обмена товарами и услугами. Отдельный рабочий не в состоянии проникнуть в тайны международных капиталистических финансов, понять роль глобальных хедж-фондов и раскрыть секрет и часто нераскрываемые способы (даже для специалистов в этой области), которыми десятки миллиардов долларов финансовых активов пересекают международные границы каждый день. Реалии современного капиталистического производства, торговли и финансов столь сложны, что корпоративные и политические руководители зависимы от анализа и советов крупных академических институтов, которые, скорее более, чем менее, расходятся между собой в мнениях относительно значения той информации, которой они располагают.

Но проблема классового сознания идет дальше очевидной трудности усвоения и овладения сложными явлениями современной экономической жизни. На более фундаментальном и существенном уровне точная природа общественного отношения между отдельным рабочим и его работодателем, а тем более между всем рабочим классом и классом буржуазии, не может быть схвачена на уровне чувственного восприятия и непосредственного опыта.

Даже рабочий, который убежден, что его или ее эксплуатируют, не может на основе своего собственного горького личного опыта понять социально-экономический механизм, лежащий в основе этой эксплуатации. Более того, понятие эксплуатации не является понятием, которое легко усваивается, а тем более извлекается непосредственно из инстинктивного ощущения того, что вам заплатили недостаточно. Работница, которая заполняет бланк заявления по поводу устройства на работу, не осознает того, что она предлагает продать свою рабочую силу, или что уникальным качеством этой рабочей силы является ее способность производить стоимость б о льшую, чем цена (заработная плата), по которой она приобретается; и что прибыль извлекается из этой разницы между ценой рабочей силы и стоимостью, которую она создает.

Рабочий не осознает, что когда он приобретает товар за определенную сумму денег, сущность этого обмена заключается не в отношении между вещами (пальто или какой-то другой товар за определенную сумму денег), а в отношении между людьми. И действительно, он не понимает природу денег: каким образом они исторически возникли как выражение формы стоимости и как они служили для маскировки в обществе, в котором производство и обмен товаров универсализированы на основе базовых общественных отношений капиталистического общества.

Все, о чем я только что говорил, может служить общим введением в то, что можно рассматривать как теоретико-познавательные основы самой важной работы Маркса Капитал. В завершающей части решающей первой главы первого тома Маркс формулирует свою теорию товарного фетишизма, которая объясняет объективный источник мистификации общественных отношений внутри капиталистического общества — то есть причину, по которой в этой особой экономической системе общественные отношения между людьми необходимо кажутся отношениями между вещами. Для рабочих не ясно, и не может быть ясным, на основе чувственного восприятия и непосредственного опыта, что любая данная товарная стоимость является кристаллизированным выражением количества человеческого труда, затраченного на ее производство. Открытие объективной сущности формы стоимости стало выдающейся исторической вехой в развитии научного мышления: без этого открытия ни объективные социально-экономические основы классовой борьбы, ни выведенные из них революционные положения не могут быть поняты.

Несмотря на то что рабочему могут не нравиться социальные последствия системы, в которой он живет, он не в состоянии понять на основе непосредственного опыта ни ее происхождение, ни ее внутренние противоречия, ни исторически ограниченный характер ее существования. Понимание противоречий капиталистического способа производства, эксплуататорских отношений между капиталом и наемным трудом, неизбежности классовой борьбы и ее революционных последствий выросло на основе действительной научной работы, с которой навсегда будет связано имя Маркса. Знание, приобретенное в результате этой научной деятельности, равно как и метод анализа, использованный в достижении и расширении этого знания, должны быть привнесены в рабочий класс. В этом состоит задача революционной партии.

Если Ленин был элитистом, то тогда тот же ярлык следовало бы наклеить на всех тех, кто боролся под знаменем научной истины против бесчисленных форм мракобесия. Разве Томас Джефферсон не писал, что он присягнул на вечное противостояние всякой форме невежества и тирании над умами людей? На самом деле обвинение в элитизме следовало бы выдвинуть против тех, кто выступает против политического и культурного просвещения рабочего класса и таким образом оставляет его во власти эксплуататоров.

В заключение позвольте нам рассмотреть еще одно обвинение против Ленина. Ему ставят на вид, что, настаивая на необходимости борьбы против стихийно возникающих в капиталистическом обществе форм сознания рабочего класса и беспощадно воюя с простонародным общественным мнением, формирующемся под массированным воздействием пропагандистских органов СМИ, Ленин выражал "недемократические", даже "тоталитарные" тенденции своего мировоззрения. В основе этого обвинения лежит разновидность социального ожесточения, глубоко укорененная в классовых интересах и общественных предрассудках, вызванных стремлением социалистического движения создать иную, не буржуазную, форму общественного мнения, в которой находят свое выражение действительные политические и исторические интересы рабочего класса.

Не существует программы, более демократической, нежели программа, которая выразилась в стремлении марксистского движения развить классовое сознание рабочего класса. Ленин не "навязывал" свою научную программу рабочему классу. Наоборот, вся его политическая деятельность в течение более четверти века до событий 1917 года была направлена на то, чтобы поднять социальное мышление передовых слоев российского рабочего класса на уровень науки. И в этом он и большевистская партия достигли успеха. В выполнении этой задачи Ленин показал себя, по замечанию Джона Рида, как "необыкновенный народный вождь, вождь исключительно благодаря своему интеллекту... обладающий могучим умением раскрыть сложнейшие идеи в самых простых словах и дать глубокий анализ конкретной обстановки при сочетании проницательной гибкости и дерзновенной смелости ума" [26].

Ленин не был тем, кто первым провозгласил необходимость внесения социалистического сознания в рабочий класс. Его критика прославления экономистами "стихийного элемента" определенно опиралась на глубокое прочтение Капитала Маркса и на понимание способа, которым капиталистическое производство, как система производственных отношений, установленных между людьми, скрывает действительные социально укорененные механизмы эксплуатации. Оригинальность Ленина как политического мыслителя нашла выражение не в его утверждении о необходимости внесения сознания в рабочий класс — это широко признавалось марксистами в Европе, — а в последовательности и настойчивости, с которыми он применял это правило, а также в далеко идущих политических и организационных выводах, которые он делал на основе этого понимания.

Примечания:

[24] Ленин В.И., Полн. собр. соч., т. 18, с. 343 (выделено курсивом у Ленина).
[25] Ленин В.И., Полн. собр. соч., т. 18, с. 345 (выделено курсивом у Ленина).
[26] Рид Дж., 10 дней, которые потрясли мир, М., 1959, с. 116.

Смотри также:
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция третья: Возникновение большевизма и работа Ленина " Что делать? " Часть 1
(29 ноября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция вторая: Марксизм против ревизионизма накануне двадцатого столетия. Часть 1
( 9 ноября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Лекция первая: Русская революция и нерешенные исторические проблемы XX века. Часть 1
( 21 сентября 2005 г.)
Летняя школа ПСР/МСВС: Летняя школа Партии Социалистического Равенства и МСВС в США
( 21 сентября 2005 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site