Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2005/dez2005/dn35-d13.shtml

Летняя школа ПСР/МСВС:

Лекция третья: Возникновение большевизма и работа Ленина " Что делать? "

Часть 5

Дэвид Норт
13 декабря 2005 г.

Ниже публикуется пятая часть лекции "Возникновение большевизма и работа Ленина "Что делать?" ", прочитанной председателем редколлегии Мирового Социалистического Веб Сайта Дэвидом Нортом в рамках летней школы американской Партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) и МСВС, которая проводилась с 14 по 20 августа 2005 года в Анн-Арборе, штат Мичиган. Лекция публикуется в семи частях.

Буржуазная критика работы "Что делать?"

Приведенные фрагменты неоднократно осуждались как квинтэссенция выражения "элитизма" большевиков. В этих фрагментах, сверх того, якобы содержатся ростки их будущей тоталитаристской эволюции. В книге под названием Семена зла (The Seeds of Evil) Робин Блик (Robin Blick), экс-троцкист, ссылается на последнее предложение, процитированное выше (в котором Ленин говорит о "стремлении тред-юнионизма под крылышко буржуазии") как на "совершенно из ряда вон выходящую формулировку для тех, кто обычно так озабочен тем, чтобы его рассматривали в качестве защитника марксистской "ортодоксии" и, несомненно, в своей смелости равняющуюся любому из положений ревизии марксизма, предпринятой в то время немецким социал-демократом Эдуардом Бернштейном... что Маркс и Энгельс никогда не пытались сделать, так это изложить в своих работах разработанную доктрину политического элитизма и организационного манипулирования" [16].

Более основательно этот аргумент развивается в хорошо известной работе ученого философа Лешека Колаковски (Leszek Kolakowski) под названием Основные течения марксизма (Main Currents of Marxism), трехтомном труде, впервые опубликованном в 1978 году. Колаковски отвергает как "нововведение" ленинское утверждение о том, что стихийное движение рабочих не может развить социалистическую идеологию и что поэтому оно должно иметь буржуазную идеологию. Что вызывает еще большее беспокойство, по мнению Колаковски, так это вывод, что движение рабочих должно принимать буржуазный характер, если оно не возглавляется социалистической партией. "Это дополняется вторым выводом: движение рабочего класса в настоящем значении этого термина, то есть политическое революционное движение, определяется не тем, что оно движение рабочих, а тем, что оно обладает правильной идеологией, то есть марксистской идеологией, которая является "пролетарской" по определению. Другими словами, классовый состав революционной партии не имеет значения для определения ее классового характера" [17].

Далее Колаковски приводит несколько фальсифицирующих и циничных комментариев, насмехаясь над заявлением, что партия "знает, в чем состоит "исторический" интерес пролетариата и каково должно быть действительное сознание последнего в каждый данный момент, несмотря на то, что его эмпирическое сознание будет по большей части оказываться отстающим" [18]. Замечания такого сорта, как полагает их автор, являются невероятно искусными, разоблачая абсурдное самомнение маленькой политической партии, согласно которому ее программа выражает интересы рабочего класса, даже если масса рабочих не согласна с ней или даже не понимает эту программу. Однако аргументы подобного рода кажутся искусными только до тех пор, пока не даешь себе труда более тщательно их обдумать.

Если аргументы Колаковски верны, то в чем тогда заключена необходимость любой политической партии, рабочего ли класса или, коли на то пошло, партии буржуазии? Прежде всего, разве не факт, что все политические партии и их лидеры заявляют о том, что они говорят от имени и выражают интересы более широких социальных слоев населения? Если посмотреть на историю буржуазии, то ее интересы как класса определялись, вырабатывались и выражались политическими партиями, лидеры которых нередко вынуждены были действовать в оппозиции как маленькая фракция меньшинства, и даже нелегально, до тех пор, пока они не добивались поддержки своего класса, или, по крайней мере, наиболее решающих элементов внутри него, в отношении перспектив и программы, за которые они боролись.

Пуританизм существовал как религиозно-политическое течение в Англии за полвека до того, как он стал преобладающим течением внутри растущей буржуазии и обеспечил, под руководством Кромвеля, победу революции над монархией Стюартов. Сто пятьдесят лет спустя якобинская партия политизированных руссоистов стала — в результате ожесточенной фракционной борьбы внутри буржуазии и мелкой буржуазии с 1789 по 1792 гг. — во главе Французской революции. Не менее уместные примеры можно было бы привести из американской истории, начиная с предреволюционного периода вплоть до настоящего времени.

Политические взгляды, которые выражают "объективные интересы" класса — то есть определяют и формулируют в форме программы средства установления условий, необходимых для продвижения особых классовых политических, социальных и экономических интересов — не могут быть признаны большинством или даже существенной частью класса в каждый данный момент. Отмена рабства, как окончательно показала история, привела к консолидации американского национального государства и огромному ускорению промышленного и экономического роста капитализма. И тем не менее политический авангард борьбы портив рабовладения, аболиционисты, был вынужден вести жестокую борьбу, которая длилась несколько десятилетий, против мощного сопротивления, существовавшего в буржуазии северных штатов, поскольку она опасалась и выступала против конфронтации с Югом. Относительно небольшое число аболиционистов гораздо лучше, нежели огромное большинство предпринимателей, торговцев, фермеров и, если на то пошло, городских рабочих Севера, понимало, что в действительности соответствовало интересам долговременного развития американского национального государства и капитализма на Севере. Конечно, аболиционисты начала девятнадцатого века не объясняли свою программу и действия в таких ясных классовых выражениях. Однако это не отменяет того факта, что они выражали — на языке, приемлемом для своего времени, — интересы растущей буржуазии Севера тем способом, каким они осознавались наиболее политически дальновидными слоями этого класса.

Более свежим примером политической партии, определяющей объективные интересы буржуазии против широких слоев этого класса и борющейся за них, является Демократическая партия США при Рузвельте. Он представлял ту фракцию внутри американской буржуазии — определенно бывшей в меньшинстве — которая пришла к убеждению, что спасение капитализма в Соединенных Штатах было невозможным без серьезных социальных реформ, которые содержали бы в себе значительные уступки рабочему классу.

Позвольте мне также указать на то, что господствующая элита пользуется услугами сотен тысяч специалистов в области политики, социологии, экономики, международных отношений и т.д., которые помогаю ей понять, каковы ее объективные интересы. Даже несмотря на то, что по причинам, которые я ниже объясню, намного легче для среднего буржуа, чем для среднего рабочего, понять, в чем заключаются его истинные интересы, разработка политики господствующего класса не может быть просто прямым отражением того, что думает "средний" американский бизнесмен или даже средний мультимиллионер — исполнительный директор какой-нибудь корпорации.

Заявление Колаковски, что ленинская концепция отношения между социалистической партией и развитием сознания не имеет основания в марксизме, требует попросту игнорировать то, что в действительности писали Маркс и Энгельс по этому вопросу. В Святом семействе, написанном в 1844 году, они объясняли это следующим образом:

"Дело не в том, в чем в данный момент видит свою цель тот или иной пролетарий и даже весь пролетариат. Дело в том, что такое пролетариат на самом деле и что он, сообразно этому своему бытию, исторически вынужден будет делать. Его цель и его историческое дело самым ясным и непреложным образом предуказываются его собственным жизненным положением, равно как и всей организацией современного буржуазного общества" [19].

В другой книге, нападающей на ленинское " Что делать?", приводится процитированный только что фрагмент — но не для того, чтобы дискредитировать одного лишь Ленина, как это делает Колаковски. Точка зрения британского историка Нейла Хардинга (Neil Harding) состоит в том, что Ленин являлся, на самом деле, ортодоксальным марксистом. Идеи, развитые в книге " Что делать?", основываются на том, что писал сам Маркс в Святом семействе. Поэтому, согласно Хардингу, "привилегированная роль, предназначенная социалистической интеллигенции в организации и выражении жалоб пролетариата и в руководстве его политической борьбой, вовсе не являясь ленинским отклонением от марксизма, является центральном пунктом в самонадеянности марксизма в целом. Маркс (как и все последующие марксисты) должен утверждать, что он имел более глубокое осознание долговременных интересов и целей пролетариата, чем то, каким могли бы обладать любой пролетарий или группа пролетариев" [20].

Хотя Колаковски утверждает, что Ленин ревизовал Маркса, а Хардинг настаивает, что Ленин основывался на Марксе, их осуждение "Что делать?" проистекает из отрицания заявления, что социалистическое классовое сознание нуждается в том, чтобы быть привнесенным в рабочий класс политической партией, и что любая партия может заявлять, что ее программа представляет объективные интересы рабочего класса. Марксистские претензии на обладание объективной истиной проистекают якобы из слепого увлечения наукой, от веры в то, что мир является, в объективном смысле, как познаваемым, так и закономерным, "и что систематическое, обобщенное (или "объективное") научное знание дает преимущество над "субъективным" знанием, доставляемым непосредственным опытом" [21]. Хардинг нападает на марксистскую концепцию, согласно которой объективная истина есть нечто, что следовало бы рассматривать вне и даже вопреки результатам, полученным из анализа опросов общественного мнения. Хардинг пишет:

"Ленинизм является целиком порождением марксизма в отношении к базовым основам его теории партии. Он опирается на сходную претензию на особый сорт знания и сходное самонадеянное утверждение, что пролетарская цель не может быть обнаружена просто посредством проведения опроса между рабочими" [22].

Вооруженный модным постмодернистским жаргоном, столь любимым современными экс-левыми университетскими профессорами — в котором научное знание переопределяется просто как "преимущественный" способ рассуждения, который сумел, по причинам, совершенно не связанным с действительным качеством его содержания, утвердить свое превосходство над другими менее подходящими в культурном смысле формами выражения — Хардинг отвергает то, что он называет "туманным представлением об исторической неизбежности", которого придерживались Маркс и Ленин. Другими словами, Хардинг отвергает представления, согласно которым "тщательное исследование развития общества способно выявить определенные общие тенденции, которые, однажды установленные и получившие преобладание, побуждают людей действовать определенным образом" [23].

Примечания:

[16] London: Steyne Publications, 1995, p. 17. [17] London: Oxford University Press, 1978, pp. 389-90. [18] Ibid, p. 390. [19] Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2-е изд., т. 2, с. 40 (курсив Маркса). [20] Leninism (Durham, N.C.: Duke University Press, 1996), p. 34. [21] Ibid, p. 173. [22] Ibid, p. 174. [23] Ibid, p. 172.



© Copyright 1999 - 2005,
World Socialist Web Site!