World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Земельные выборы в Германии — Крайне правая НПГ получает представительство в парламенте Саксонии

Ульрих Рипперт и Петер Шварц
7 октября 2004 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 23 сентября 2004 года.

Пятнадцать лет спустя после крушения сталинистской Восточной Германии неофашистская НПГ (Национальная партия Германии) провела двенадцать своих депутатов в парламент федеральной земли Саксония. Таков тревожный результат выборов в земельные парламенты, состоявшиеся в Германии 19 сентября.

Впервые после 1968 года НПГ, открыто проповедующая расистские и крайне националистические взгляды, получила представительство в одном из земельных парламентов.

Поддержка избирателями Социал-демократической партии Германии (СДПГ) резко сократилась до менее чем десяти процентов от общего числа проголосовавших; такое случилось впервые за всю историю этой партии. В Саксонии СДПГ будет иметь лишь на одного депутата больше, чем крайне правая НПГ.

Продолжающийся уже длительное время закат СДПГ также отразился на результатах выборов в восточногерманской земле Бранденбург, включающей в себя столичный город Берлин. В этой федеральной земле СДПГ играла ведущую роль, и ее представители занимали должность премьер-министра со времени воссоединения Германии в 1990 году. Однако 19 сентября число бранденбургских избирателей, проголосовавших за эту партию, сократилось на 7 процентов. При этом СДПГ все же сохранила первое место, набрав 32 процента голосов.

До этих земельных выборов главная германская оппозиционная партия, консервативный Христианско-демократический Союз (ХДС), всегда оказывалась в выигрыше от падения поддержки СДПГ. Но на этот раз ХДС не сумел преуспеть и оказался главным потерпевшим. В Саксонии, где ХДС стоял у власти, опираясь на абсолютное большинство, он потерял 15,8 процентов. В Бранденбурге ХДС в процентном отношении потерял столько же, сколько и СДПГ — 7 процентов, — и оказался на третьем месте, вслед за партией Демократического Социализма (ПДС), выросшей из сталинистской правящей партии Восточной Германии.

Две главные "народные партии" Германии, в прошлом без труда набиравшие в совокупности 70 или 80 процентов от общего числа поданных голосов, на выборах в воскресенье, 19 сентября, смогли получить только 50 процентов. Если принять во внимание низкий уровень активности избирателей (56% в Бранденбурге и 59% в Саксонии), то лишь четверть электората поддержала обе партии, доминировавшие в политической жизни послевоенной Германии.

Эти выборы показали всю глубину расширяющейся пропасти между населением в целом и политическим истэблишментом.

От сокращения поддержки СДПГ и ХДС сумели выиграть другие партии. В обеих федеральных землях на второе место вышла ПДС, больше голосов, чем прежде, получила партия "Зеленых" и выступающая за "свободный рынок" партия Свободных Демократов (ПСвД). Однако две последние партии не преодолели пятипроцентный барьер, поэтому не будут представлены в парламентах этих земель.

Несмотря на значительные потери СДПГ и ХДС (в общей сложности 14%), политический состав бранденбургского парламента может остаться прежним. ПДС дополнительно получила пять процентов и со своими 28 процентами показала рекордный результат за всю историю своего участия в выборах в земельные парламенты. Тем не менее вместе СДПГ и ХДС имеют неоспоримое большинство и, по всей вероятности, останутся во главе земельного коалиционного правительства на третий срок подряд после 1990 года.

Четвертой партией, представленной в бранденбургском парламенте, будет крайне правый Союз германского народа (СГН), который и ранее имел в нем своих представителей. СГН улучшил свой результат только на 0,8 процента.

Более впечатляющими оказались политические изменения в Саксонии — федеральной земле, граничащей с Польшей и Чешской Республикой и расположенной на юго-востоке Германии. Там в земельный парламент впервые попали три партии — "Зеленые", ПСвД и НПГ. Также и ПДС показала свой самый лучший результат в этой земле, получив 23,6 процента, но, по сравнению с прошлыми выборами в земельный парламент, привлекла ненамного больше избирателей.

Количество партий и представленный в новом земельном парламенте спектр политических взглядов заставил некоторых наблюдателей выступить с предупреждением об опасности складывающихся там "веймарских условий". (Имеется в виду нестабильная Веймарская республика, установленная после Первой мировой войны и подготовившая почву для фашистской диктатуры Национал-социалистической партии Гитлера.)

Потери, которые в Саксонии понес ХДС, означают, что эта партия не сможет править при поддержке своего предпочтительного коалиционного партнера — ПСвД. Ожидается, что новое земельное правительство будет коалицией представителей ХДС и СДПГ.

НПГ

Наиболее важной переменой в Саксонии стало появление в земельном парламенте представителей Национальной партии Германии (НПГ). В то время как СГН (Союз германского народа) рассматривается лишь в качестве орудия для пропаганды интересов мюнхенского издателя и миллионера Герхарда Фрея (Gerhard Frey), из личных средств финансирующего амбициозные пропагандистские и предвыборные кампании своей организации, НПГ в Саксонии добилась определенной поддержки банд "бритоголовых" и создала собственные организационные структуры в превоэкстремистской среде Германии.

Эта партия десятилетиями продолжает политические традиции нацизма, и интегрировалась в движение приверженных насилию правых экстремистов. Ведущий кандидат НПГ в Саксонии Хольгер Апфель (Holger Apfel) является владельцем крайне правой газеты Deutsche Stimme (Германский голос). В настоящее время прокуратура Дрездена расследует его деятельность — публичное подстрекательство и распространение национал-социалистических пропагандистских материалов, включая компакт-диски с нацистской рок-музыкой.

Во время предвыборных митингов Апфель, получивший на июньских муниципальных выборах место в городском собрании Дрездена, даже не пытался скрывать своих симпатий к фашизму. Он не только возбуждал ненависть к "иностранцам, гомосексуалистам и тем, кто употребляет легкие наркотики", но и не гнушался угроз, заявляя: "Мы не успокоимся до тех пор, пока не будут разрушены объекты, назначение которых — перевоспитание немцев; один из них — берлинский мемориал Холокоста".

В условиях, когда все крупнейшие немецкие партии поддерживают политику разрушения "государства всеобщего благосостояния", Апфель получил возможность представить свою партию "единственной оппозицией" в государстве, олицетворяющей "организованную волю германцев, направленную против либеральных взглядов, засилья иностранцев, глобализации и капиталистической эксплуатации".

НПГ смогла заручиться поддержкой жителей бедных сельских районов на границе с Чешской Республикой, в которых более 25% населения не имеет работы. Этот регион, называемый Саксонской Швейцарией и расположенный восточнее Дрездена, считается цитаделью неонацистов. В избирательном округе "Саксонская Швейцария-2" НПГ получила 15,1% голосов, а в региональном центре Аннаберг (в Рудных горах) за эту партию проголосовало 14 процентов избирателей.

Согласно исследованию, проведенному организацией "Wahlen" ("Выборы"), поддержка Национальной партии Германии среди молодежи и безработных (18 процентов) в два раза превышает соответствующий средний показатель в целом по Саксонии. НПГ получила 21% голосов молодых людей в возрасте 18-29 лет.

Многие наблюдатели считают рост поддержки НПГ выражением протеста против осуществляемого правительством плана "Гартц IV", направленного на сокращение пособий по социальному страхованию. Несомненно, это так.

Меры по сокращению социального обеспечения, предпринятые недавно федеральным коалиционным правительством СДПГ и партии "Зеленых", означают понижение жизненного уровня трудящихся и молодых людей, многие годы подряд лишенных постоянной работы и посылаемых на очередные курсу переподготовки или временную работу. "Гартц IV" ясно показал, что нет никаких надежд на улучшение положения в этом вопросе. Пятнадцать лет спустя после воссоединения Германии "Гартц IV" фактически сделал несостоятельными всякие обещания лучшего будущего.

Именно это в последние недели и повторяли все ведущие политики изо дня в день. Например, президент Германии Хорст Кёлер (Horst Kоеhler) заявил, что необходимо смириться с принципом неравенства.

Представляющий СДПГ канцлер Герхард Шрёдер (Gerhard Schrоеder), в свою очередь, всего за два дня до земельных выборов обвинил население Германии в том, что оно объято "иждивенческими настроениями". Эту тему подхватил еженедельник Der Spiegel, который вынес на свою обложку заголовок "Восточная юдоль слез", а в самом материале жалуется на то, что многие "восточные немцы страстно тоскуют по расслабленной жизни в ГДР и так и не привыкли к необходимости проявлять собственную инициативу".

Однако утверждения о том, будто многие избиратели использовали выборы 19 сентября для выражения протеста против сокращения социального обеспечения и против действий правительства в этой области, отнюдь не объясняют, почему поддержку столь значительной части избирателей получила именно крайне правая и националистическая партия, проповедующая ненависть к иностранцам.

Это можно объяснить только опытом последних лет — прежде всего, предательством интересов рабочего класса социал-демократами и профсоюзами, — а также тем, что до сих пор не сделаны политические выводы из объединения Германии и последовавшего за ним процесса социальной деградации. Люди лишились прежних иллюзий по поводу прекрасного будущего, которое их якобы ожидает при капитализме, однако широкими слоями населения не овладело понимание политического значения событий 1990 года.

Именно это, вплоть до настоящего момента, парализует рабочий класс и лишает его способности вмешиваться в события в качестве самостоятельной политической силы. В конечном счете, поддержка, которую НПГ получила от безработных и молодежи, является выражением дезориентации рабочего класса.

В момент объединения Германии политический истэблишмент и СМИ способствовали широкому распространению убеждения в том, будто крушение ГДР является доказательством несостоятельности социализма. Восстановление капитализма в рамках объединения страны многими воспринималось, как многообещающая альтернатива защите оставшихся в наследство от ГДР социальных завоеваний, какими бы ограниченными они ни были.

В таком контексте правящему капиталистическому классу на Западе и его помощникам из сталинистских бюрократов на Востоке не стоило большого труда направить в русло немецкого национализма и реформизма демонстрации осени 1989 года, участники которых требовали демократии и выступали против восточногерманского сталинистского режима.

Это очень быстро проявилось в той же Саксонии. На демонстрациях протеста, проходивших по понедельникам в Лейпциге в 1989 году, стали появляться флаги ФРГ (бывшей Западной Германии), а первоначальный лозунг "Мы — народ!" был заменен на "Мы — единый народ!" Именно в Лейпциге и Дрездене тогдашний канцлер Западной Германии Гельмут Коль (ХДС) выступал с речами о "цветущих пейзажах" и раздавал обещания, что в объединенной (капиталистической) Германии у всех сохранится прежний уровень жизни.

На самом же деле крушение ГДР стало результатом несостоятельности отнюдь не социализма, которого в ГДР никогда не существовало, а сталинистской перспективы "социализма в отдельно взятой стране". Развал государственной системы ГДР показал, что в условиях глобализации невозможно защищать социальные завоевания в национальных рамках — будь то в форме антиинтернационалистической и антиреволюционной программы сталинизма или в виде социал-демократической "социально-ориентированной рыночной экономики".

Крушение ГДР стало доказательством (хотя и в отрицательной форме) правильности марксистской позиции: социалистическая перспектива может быть осуществлена только на основе интернациональной программы, предусматривающей объединение трудящихся всего мира.

Когда произошло воссоединение страны, восточногерманское население попало из огня да в полымя. Вместо благополучия его ожидала массовая безработица, а "цветущие пейзажи" обернулись зарослями бурьяна на месте заводских построек. Одновременно на западе страны начали сокращать социальное обеспечение, урезать заработную плату, уничтожать рабочие места и целенаправленно понижать жизненный уровень.

Этот горький опыт позволяет сделать основополагающий вывод: самая важная граница в Германии пролегает не между западом и востоком страны, а между классом капиталистов и рабочим классом.

Недавнее распространение Европейского Союза на восток лишь усугубило этот социальный кризис. Крупные корпорации, ранее превозносившие систему так называемого "социального партнерства" — "Сименс", "Даймлер-Крайслер", "Фольксваген", — сейчас шантажируют своих рабочих угрозой перемещения заводов за границу и, таким образом, стараются добиться сокращения заработной платы. Ряд федеральных земель, в том числе Саксония и Бранденбург, граничат с восточноевропейскими странами, где, на расстоянии всего лишь нескольких километров, за ту же работу платят несравнимо меньше, чем в среднем по Германии.

Ни одна из крупных буржуазных партий не предлагает решение этой проблемы; о ней даже не было речи на выборах земельных парламентов. Вместо этого политики проповедовали необходимость проявления "собственной инициативы" и страстно клеймили "иждивенческие настроения".

В таких условиях НПГ получила возможность воспользоваться широко распространенным страхом перед социальной деградацией и направить его в расистское и националистическое русло. На первый взгляд может показаться непостижимым, как партия, пылающая ненавистью к иностранцам, сумела заручиться поддержкой в тех районах страны, где вообще-то трудно сыскать этих самых иностранцев. Однако там чувствуется близость чешской и польской границ, за которыми за работу платят значительно меньше, и это воспринимается как угроза.

НПГ также воспользовалась плодами политики правящего в Саксонии ХДС, чье правительство пропагандирует национализм и антикоммунизм. Десять лет тому назад бывший министр юстиции Саксонии Штеффен Гейтманн (Steffen Heitmann) из ХДС потерпел поражение, когда попытался выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Германии. Причиной неудачи стали его крайне националистические и шовинистические взгляды.

Роль ПДС

Главная ответственность за возросшее влияние правых ложится на партию Демократического Социализма. Хотя принадлежащие к истэблишменту политические партии и нападают на ПДС за то, что она критикует план "Гартц IV", ее критика сокращения социальных гарантий носит совершенно лицемерный и демагогический характер. Хорошо известно, что в тех регионах, где ПДС входит в земельное правительство, она поддерживает меры, направленные на подрыв социальных завоеваний.

Эта партия, выросшая из бывшей сталинистской правящей партии Восточной Германии, после объединения страны играла ключевую политическую роль в деле борьбы с любыми самостоятельными политическими инициативами рабочего класса. Ханс Модров (Hans Modrow), последний премьер-министр ГДР, пишет в своих воспоминаниях, что главной его заботой было "обеспечение управляемости страны и избежание хаоса".

По его мнению, курс на объединение был "совершенно необходим", и нужно было "решительно" идти по этому пути. В то же время лидер ПДС Грегор Гизи (Gregor Gysi) повторяет пропаганду СДПГ и заявляет: тогда главной проблемой был вопрос — "в какой мере в Германии возможна организация капитализма на гуманных, социально-справедливых и демократических основаниях".

Такую же роль ПДС играет и в наши дни. На словах она выступает за сопротивление и социальную справедливость, но на практике оказывает помощь в бесчеловечном наступлении на социальные структуры в тех регионах, где ее представители заседают в земельных правительствах.

После успехов НПГ в Саксонии ПДС, как и СДПГ и ХДС, выступает с призывами "объединения всех демократических сил". На самом дела такое единство будет означать подчинение рабочего класса — как на востоке, так и на западе — интересам буржуазии и помощь правительству в деле разрушения "государства всеобщего благосостояния". Такое "единство" лишь ускорит процесс социального разложения, питающий НПГ.

Необходимо подвести политические итоги земельных выборов. Спустя пятнадцать лет после объединения Германии иллюзии о возможности достижения социальной справедливости в условиях капитализма, по существу, полностью исчерпали себя. Перед трудящимися стоит задача самоорганизации и превращения себя в самостоятельную политическую силу, опирающуюся на социалистическую и интернационалистическую перспективу.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site