World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа

Версия для распечатки

Расширение Европы как часть глобализации

Владимир Волков
8 мая 2004 г.

Каковы базовые движущие пружины процесса европейского расширения на Восток? Является ли стремление ведущих правительств и крупнейших частных корпораций Западной Европы к экспансии в глубины Евразии неким актом благородной заботы о процветании этого региона, росте благосостояния его жителей, средством принести туда гарантии демократии и соблюдения гражданских прав?

Или же борьба за доступ к рынкам труда и природных ресурсов на востоке Европы есть не что иное, как хищнический империалистический проект, направленный на установление максимального экономического и политического доминирования европейской правящей элиты в той части земного шара, которая непосредственно примыкает к территории "старой Европы"?

Ответ на этот вопрос можно дать только в том случае, если рассматривать положение в рамках мировой капиталистической системы как единого целого.

Мы видим два главных периода послевоенной мировой истории. Между примерно 1945 годом и серединой 1970-х годов мировой капитализм оказался в состоянии выработать условия для своей новой стабилизации. В рамках Бреттон-Вудской системы регулирования движения финансовых потоков — на международном и национальном уровне — был обеспечен новый цикл накопления капитала. Экономический бум позволил мировой буржуазии во главе с правящим истеблишментом США пойти на определенные уступки рабочему классу. Уровень жизни масс повышался, была создана определенная система социальных гарантий.

Однако сам успех послевоенной политики социал-реформизма и национального регулирования породил условия своего распада. Важнейшие тенденции капиталистической экономики, прежде всего стремление нормы прибыли к падению, со все большей силой снова начали проявлять себя на рубеже 1960-70-х годов. Экспансия капитала в предшествующий период привела к тому, что стало невозможным более контролировать его движение со стороны не только национальных, но и международных институтов. Как только революционный кризис конца 1960-х — начала 1970-х годов сошел на нет вследствие того, что рабочий класс не сумел порвать с доминированием реформистских бюрократий (сталинистских, социал-демократических и профсоюзных), мировая буржуазия, после некоторых колебаний, начала политику радикального разрушения того, что было создано после войны.

Начало этому процессу положил приход к власти в Британии М. Тэтчер, а в США — Р. Рейгана. Вся ось политики была передвинута в сторону предоставления неограниченных прав частному обогащению. Начались непрерывные атаки на уровень зарплат и системы социального обеспечения, а вместе с тем и на демократические права и свободы.

Этот процесс особенно ускорился после падения Советского Союза в 1991 году, ставшего жертвой бюрократического предательства и реакционной сталинистской теории о возможности построения социализма в отдельной стране.

Хотя уход СССР с политической карты мира породил временную эйфорию в непобедимость капиталистического рынка и многочисленные спекуляции насчет окончательного краха коммунизма, это событие не только не привело к возникновению более стабильного положения, но, напротив, лишь дало еще более сильный толчок обострению неразрешимых противоречий мировой капиталистической системы.

Наиболее очевидным образом этот кризис выразился в развивающемся упадке экономического могущества США, что вызвало среди американской правящей элиты мощное стремление к возрождению агрессивной империалистической политики как средства компенсировать экономическое ослабление путем использования военной силы и территориальных захватов.

На этом фоне террористические акты 11 сентября были использованы корпоративно-политической верхушкой США в качестве предлога для развязывания нового передела геополитических сфер влияния и, в частности, для захвата нефтяных богатств Ирака и Ближнего Востока.

Однако общий мировой кризис капитализма нашел свое выражение не только в Америке. В других формах он с не меньшей силой обнаружил себя в других частях мира, в частности, Японии и странах Юго-Восточной Азии, а также в Европе.

Европейская буржуазия попыталась отреагировать на рост кризиса и усиление геополитической конкуренции путем заключения в начале 1990-х годов Маастрихтского договора, а затем введения евро и расширения на Восток.

В основе этого лежит глобализация мирового капиталистического производства. Глобализация не является выдумкой идеологов капиталистического порядка или некоей чисто пропагандистской кампанией. Это вполне объективный процесс, связанный с такой ступенью в развитии мировой экономики, когда не только торговля и финансы вышли за национальные рамки, но сам процесс труда, то есть извлечение прибавочной стоимости из труда рабочего класса, приобрел непосредственно международный характер.

С точки зрения своего объективного значения глобализация связана с глубоко прогрессивным процессом формирования всемирно организованного экономического механизма, закладывающего предпосылки для коренного переустройства всего мира на началах социального равенства, планомерного, рационального и демократического управления общественными ресурсами и богатствами для удовлетворения насущных потребностей большинства членов общества. Однако в рамках социально-экономической системы капитализма, главный целью которой является извлечение частных прибылей, этот процесс ведет к прямо противоположным, социально-разрушительным результатам.

И если рост агрессивности американского империализма выступает как одна из форм того, как мировые правящие элиты пытаются реагировать на кризис капитализма, ускоренный развитием глобализации, то расширение Евросоюза на Восток является точно таким же по своей сути действием.

Европейская буржуазия на свой лад пытается решить проблему падения нормы прибыли. Главным источником для этого является разрушение "социального государства" в ведущих странах Западной Европы. Открытие для европейских концернов доступа к трудовым и промышленным ресурсам на Востоке, а также более прямого доступа к природным богатствам бывшего Советского Союза — еще один способ для усиления конкурентоспособности европейского капитала по отношению к его соперникам в США и Юго-Восточной Азии.

Известную роль в планах расширения ЕС на Восток играют также опасения относительно того, что социальная и политическая нестабильность этого региона будет возрастать. Европейские правящие элиты чувствуют необходимость взять на себя прямую ответственность за контроль над развитием событий в Восточной Европе.

Отдельно следует подчеркнуть важную роль, которую играет обострение геополитической конкуренции Европы с США. В то время как правящая элита Америки использует свое военно-политическое превосходство для усиления влияния в Центральной Азии, на Ближнем Востоке, на Кавказе и в странах бывшего "советского блока", Евросоюз пытается компенсировать это путем усиления собственного экономического влияния в государствах, непосредственно примыкающих к восточным границам Европейского Союза.

Наглядным примером того, что именно происходит, могут служить страны Балтии. Став почти в одночасье членами как НАТО, так и ЕС, они оказываются в центре переплетения конфликтующих интересов ведущих держав мира. Путем вовлечения этих государств в структуры НАТО свои позиции здесь усиливают США, в рамках же ЕС экономические позиции в Прибалтике укрепляют европейские концерны. В то же время эти страны продолжают сохранять зависимость от транзитного экспорта природных ресурсов из России.

В таком контексте ближайшими последствиями происходящих перемен будет не укрепление в странах Балтии демократических институтов, не рост политической и социальной стабильности, но, напротив, усиление борьбы более сильных держав за свои интересы, рост конфликтов и социальной нестабильности.

Европа в своем новом обличье выглядит разделенной как никогда — и по социальным, и по территориальным линиям. В то время как в Люксембурге годовой доход на душу населения составляет 40,315 евро, в Литве он равен 3,952. При сохранении сегодняшних темпов роста Литве понадобится 57 лет для достижения стандартов жизни, принятых во Франции, — даже без учета возможных перемен в самой Франции.

В действительности все эти линии разделения будут не ликвидироваться, а только расти. Подобные тенденции заложены уже в самой формуле вступления в ЕС новых членов. Фермеры из 10 новых стран — членов ЕС начнут получать субсидии только через 10 лет, а рабочие получат право трудиться на территории 15 "старых" членов сообщества не раньше 2011 года.

Если в 2004 году две трети бюджета ЕС (99,7 млрд евро) уйдут на дотации агропромышленному сектору Западной Европы, то сельское хозяйство 10 стран-новичков получит лишь 1,1 млрд евро поддержки. При этом по сравнению с прошлым годом бюджет уже расширенного Евросоюза возрос всего на 2,3%, так что в итоге дотации вступающим странам окажутся несопоставимо малы по сравнению с тем, что получают их партнеры.

Что касается демократических прав, то граждане стран-новичков с 2005 года получат право на безвизовое перемещение в пределах ЕС. Однако в течение ближайших семи лет они не смогут свободно искать себе работу на рынке Западной Европы. Единственное, на что они могут рассчитывать, — это на заключение двусторонних договоров о расширении допуска своей рабочей силы на рынки "старых" членов ЕС.

Но главное заключается в том, что социальные условия, существующие на Востоке, будут использованы как рычаг для резкого снижения заработных плат рабочих в Западной Европе, — притом что сами эти условия в странах-новичках не претерпят существенных изменений к лучшему. Уже сейчас ставка налога на прибыль в Эстонии нулевая. В то время как в Венгрии она составляет 16%, Польша снижает ее до 19%. В то же время британский корпоративный налог пока достигает 30%, а в среднем по зоне евро этот показатель составляет 33%.

Уже сейчас активно раздаются голоса, требующие привести условия европейского Запада в соответствие с европейским Востоком. Опасность колоссального социального разрушения нависла над территорией от Атлантики до Центральной Азии.

Если на фоне американской неоколониальной агрессии в Ираке правящие элиты "старой" Европы сумели на время выставить себя в качестве "демократической" альтернативы, то эта видимость немедленно падет, как только социальная цена европейского расширения на Восток станет реальностью.

Смотри также:
Расширение Евросоюза на Восток и Россия
(7 мая 2004 г.)
Социальные последствия расширения Евросоюза на Восток
(16 апреля 2004 г.)
Евро и объединение Европы
( 8 октября 2003 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site