World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : СНГ : Война в Чечне

Версия для распечатки

Президентские выборы в Чечне — Кремль хочет сделать чеченским президентом министра МВД

Станислав Смолин
25 августа 2004 г.

Весь ход предвыборной кампании по досрочным президентским выборам в Чечне, проведение которых намечено на 29 августа, недвусмысленно свидетельствует, что Кремль готовит очередной полицейский фарс. Как и два других прошлогодних голосования в этой северокавказской республике — референдум по принятию конституции в марте и выборы президента в октябре — предстоящие выборы будут проходить под дулами автоматов федеральных войск и сил президентской службы безопасности, возглавляемой Рамзаном Кадыровым, сыном убитого Ахмада Кадырова.

Причина досрочных выборов в Чечне непосредственным образом порождена результатами жестокой кремлевской политики "крови и железа" на Северном Кавказе. Стремление любой ценой удержать Чечню под контролем, практика использования "федералами" беззаконий, насилий, запугиваний, похищений и внесудебных расправ, привели к тому, что силы исламского сепаратистского движения в Чечне не ослабевают. Одним из наиболее важных эпизодов продолжающейся войны стало убийство 9 мая в Грозном Ахмада Кадырова, произошедшее на центральном стадионе города во время мероприятия, посвященного празднованию Дня победы над фашизмом.

В ходе объявленной кампании выборов Кремль беззастенчиво и цинично использовал методы морального и физического давления против всех, кто рассматривается в качестве нелояльных сил, а также реальных или потенциальных противников.

Как и в прошлом году, Кремль решил полностью застраховаться и не допустить никаких "промахов", сняв с предвыборной гонки всех неугодных кандидатов. Из 15 заявлений, поданных в избирком Чечни, восьмерым заявителям сразу же по разным причинам было отказано в регистрации. В итоге нынешний список кандидатов по сравнению с прошлогодним является еще более политически ангажированным и однородным.

В выборах 29 августа примут участие, кроме министра внутренних дел республики Алу Алханова (главного "фаворита"), сотрудник УФСБ по Чечне Мовсур Хамидов, советник президента Чечни Ваха Висаев, сотрудник аппарата Госсовета республики Мухмуд-Хасан Асаков, директор чеченского филиала Современной гуманитарной академии Абдула Бугаев, директор АО "Недр" Магомед Айдамиров, гендиректор ГУП "Грознефтехим" Умар Абуев. Большинство этих людей являются фигурами, назначенными в свое время Ахмадом Кадыровым. В политическом смысле они не играют самостоятельной роли, выступая в значительной степени лишь как более-менее номинальные соперники кремлевского кандидата.

В списке отсутствуют имена влиятельных чеченских политиков и предпринимателей, имеющих в республике определенную известность. Например, кандидатом в президенты не смог стать московский бизнесмен Малик Сайдуллаев, выступавший в прошлом году в качестве одного из главных конкурентов А. Кадырова.

В самом начале избирательной кампании М. Сайдуллаев сделал несколько публичных заявлений о том, что он готов "приложить все силы, чтобы эти выборы прошли честно, даже если придется потерять все". Сам Сайдуллаев не стал собирать подписи, а ограничился избирательным залогом 4,5 млн рублей, дабы избежать придирок к подписным листам (именно качество подписных листов стало формальным основанием для его снятия в прошлом году). Однако избирком Чечни все же нашел способ выставить ему претензии, усмотрев "неряшливость в сдаче документов — сведений об имуществе и доходах", а также указав на неправильную запись в паспорте претендента о месте его рождения. Вместо Чечено-Ингушской республики в паспорте была указана Чечня. Подчеркнув такое "расхождение", чеченский избирком, при поддержке московской ЦИК, придал этому факту нарочито преувеличенное значение и отказал Сайдуллаеву в регистрации.

В условиях, когда ЦИК открыто поддерживает нужные Кремлю фигуры и любыми путями старается нейтрализовать неугодных, все усилия по изображению чеченских выборов "демократическим решением" народа выглядят циничной ложью, держащейся исключительно благодаря непрерывной и массивной пропагандисткой кампании в российских СМИ, известных своей коррумпированностью и находящихся под почти полным контролем путинской администрации.

"Силовой" кандидат

Несмотря на кажущееся могущество Кремля в деле продвижения своих кандидатов, долгое время вопрос о том, кто заменит погибшего А. Кадырова на посту президента, оставался, по существу, открытым. Появление рядом с президентом Путиным сына А. Кадырова Рамзана в первые часы и дни после теракта в Грозном, могло выглядеть как представление преемника. Однако по Конституции Чечни Р. Кадырову нельзя баллотироваться на пост президента по причине своего возраста. Вызывало сомнения также и то, насколько сам В. Путин был заинтересован в таком преемнике.

Тем, кто более внимательно следит за развитием событий на Кавказе, известно, что отношения между Кремлем и окружением А. Кадырова в течение прошедшего года оставались весьма сложными: они обострялись из-за поведения российских военных, вопроса о контроле над нефтяными ресурсами и по многим другим вопросам. Противоречия между Кремлем и республиканской элитой не исчезли и после насильственного ухода А. Кадырова с политической арены.

После некоторых колебаний Кремль пришел к выводу, что кадыровский клан уже настолько сильно укрепил свою власть и влияние в Чечне, что идти на отрытый конфликт с ним в данный момент невозможно. Не остается ничего иного, как поддержать нового кандидата на президентское кресло из рядов прежнего кадыровского окружения. Этим человеком стал глава МВД Чечни Алу Алханов, земляк А. Кадырова по селению Центорой.

Выдвижение далекого от политики и хозяйства человека из силового ведомства между тем целиком соответствует военно-политическим задачам, которые Кремль пытается решать в Чечне, и символизирует дальнейший курс на усиление полицейских методов правления в регионе. Президент Путин лично взял под контроль предвыборную кампанию А. Алханова — в начале июля последний побывал в Кремле, где получил соответствующие указания и напутствия.

После возвращения в Чечню А. Алханов подал заявление в республиканский избирком и уверенно заявил, что "если народ поддержит — победа будет в первом туре". По кремлевскому сценарию Алханову предстояло пойти на выборы путем сбора подписей и постараться преодолеть 6-тысячный рубеж с большим запасом, чтобы не только показать свою популярность, но и для того чтобы выглядеть безусловным лидером среди остальных кандидатов. Никаких убедительных сообщений о том, насколько фавориту Кремля удалось привлечь к себе симпатии чеченского населения, не появлялось. Однако сам А. Алханов заявил, что "рассчитывает именно на голоса тех людей, которые меньше года назад поддержали кандидатуру Кадырова".

Продвижение Кремлем в президенты "силовика", а не гражданской фигуры, фактически означает и признание российским руководством того факта, что перевод жизни в республике на мирные рельсы провалился. Серия мер, проведенных в прошлом году — принятие новой конституции, по которой Чечня была провозглашена частью Российской Федерации, а также легитимизация промосковского ставленника, ставшего "законно избранным" президентом — не привела к тому, что жизнь в республике вошла в более спокойное русло. Чечню продолжают сотрясать взрывы, гремят пулеметные очереди, а общее положение по-прежнему напоминает обстановку настоящей войны.

Наиболее кровавым эпизодом этой войны после теракта в Грозном 9 мая стало нападение многочисленной группы вооруженных исламских сепаратистов на кадры силовых структур Назрани в Ингушетии. Эта вылазка, проведенная в ночь на 22 июня, день вторжения нацистских войск в Советский Союз, привела к уничтожению около сотни работников правоохранительных органов Ингушетии, включая нескольких ведущих начальников. Часть боевиков была одета в милицейскую форму и могла без труда останавливать автомобили, расстреливая находившихся в них людей. Ряд зданий подвергся массированному обстрелу и был на время захвачен. В течение нескольких часов главный город республики находился под безраздельным контролем сепаратистов, число которых, по некоторым оценкам, доходило нескольких сотен человек. Достигнув намеченных целей — в частности, захватив большой арсенал оружия, — они фактически немедленно "исчезли", потеряв убитыми всего несколько человек.

Другим эпизодом стал подрыв автомобильного кортежа чеченского премьер-министра С. Абрамова, произошедший в Грозном 13 июня, в результате которого один человек погиб и двое были ранены. Сам С. Абрамов не пострадал благодаря тому, что машина, в которой он ехал, успела на большой скорости проскочить эпицентр взрыва. Как сообщили Известия в номере от 15 июня, "в тот же день служба безопасности чеченского президента обнаружила отряд боевиков и вступила с ним в ожесточенный бой. Потери "кадыровцев" составили 18 человек". При этом, как отметила газета, "отряд сепаратистов был отменно вооружен".

Рост напряженности в Чечне напрямую связан с возрастающим недовольством населения республики сохраняющимся бедственным положением, нерешенностью важнейших проблем материального и социального обеспечения. Промосковская чеченская элита, опасаясь социального взрыва, обращается к российскому руководству все с новыми требованиями, призывая принять меры по скорейшему восстановлению нормальных условий жизни в республике. При этом она рассчитывает получить самостоятельный контроль над природными ресурсами региона, в частности над добычей нефти.

Выступая 8 августа в Москве перед Советом Федерации, Алу Алханов, на правах председателя Общественного совета по контролю за восстановлением экономики Чечни (основной "титул", под которым он подается российскими СМИ), предложил создать в республике "свободную экономическую зону на период до 2013 года". При этом Алханов привел факты масштабной коррупции, процветающей на почве финансовой помощи, поступающей в республику из Москвы.

По словам Алханова, из направленных в республику с 2000 года 62 млрд рублей реально было использовано только 10 млрд. Он также заявил, что "основные злоупотребления в использовании бюджетных денег происходят именно на федеральном уровне". По мнению Алханова, недополученные деньги были просто украдены различными фирмами-посредниками, общей численностью более 90, из которых 80 зарегистрированы за пределами Чечни. Российская Счетная палата также не смогла установить, куда исчезли эти деньги.

Основываясь на фактах катастрофического положения в Чечне, Алханов потребовал ускорить заключение договора о разграничении полномочий, в котором предусматривается право чеченского правительства самостоятельно решать вопросы пользования землей, полезными ископаемыми и госимуществом (за исключением объектов федерального пользования). Также проект договора предусматривает создание национальной топливно-энергетической компании, в ведении которой находились бы добыча нефти и газа, а также все энергетические предприятия.

Обращаясь к членам Совета Федерации с предложением ускорить подписание договора, Алханов вынужден был признать, что "убогие условия существования толкают людей на пособничество террористам". В своем обращении он вновь подчеркнул то, что для жителей республики сохраняется угроза личной безопасности, которая "исходит, в том числе, от федеральных силовых ведомств, на своей родине чеченец в любой момент может пропасть без вести".

Несомненно, что острые заявления Алханова находятся в русле его предвыборной кампании, в которой он должен заручиться хотя бы минимальной поддержкой населения республики. В то же время высказанные им предложения могут свидетельствовать о новом нарастании противоречий между Кремлем и Грозным, в котором чеченская правящая элита пытается выторговать себе более выгодные позиции.

Но как бы то ни было, главным в сегодняшней ситуации в Чечне является огромное недовольство чеченского населения своим нынешним положением. Это недовольство грозит перерасти в массовые протесты, способные подорвать и без того шаткое положение прокремлевской администрации в республике.

Предстоящие выборы ни малейшим образом не смогут изменить жизнь простых чеченцев к лучшему. Фарс очередного голосования под дулами автоматов — лучшая иллюстрация положения, в котором находится народ Чечни. Его подлинная воля и нужды целиком игнорируются в рамках "демократического" мероприятия, главная и единственная цель которого в том, чтобы навязать республике очередного наместника из Москвы.

Смотри также:
Убийство А. Кадырова — результат преступной политики Кремля на Кавказе
(20 мая 2004 г.)
Нарушения прав человека в Чечне и Ингушетии
( 4 мая 2004 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site