World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Ближний Восток

Версия для распечатки

Почему Израиль угрожает убить Арафата?

От редакционной коллегии
18 сентября 2003 г.

Израильское правительство премьер-министра Ариэля Шарона публично объявило о своем намерении убить Ясира Арафата, — всенародно избранного президента Палестинской национальной автономии.

Это заявление стало не результатом эмоционального всплеска некоего вышедшего из-под контроля члена кабинета. Оно было озвучено заместителем израильского премьера Эхудом Олмертом (Ehud Olmert), ближайшим союзником Шарона и человеком, которого часто называют его возможным преемником. Угроза была высказана вполне сознательно и нацелена на то, чтобы послужить определенным политическим целям.

Значительность этого предполагаемого преступления требует тщательного рассмотрения. Арафат является важнейшей фигурой мировой политической арены в продолжение примерно 35 лет. Каково бы ни было мнение относительно его политики, — а позиции Мирового Социалистического Веб Сайта вполне определенно отличаются от его националистических взглядов, — он, без сомнения, идентифицируется с национальными устремлениями палестинского народа, борьбе за реализацию которых он посвятил всю свою сознательную жизнь.

Это человек, который всего десятилетие назад был приглашен в вашингтонский Белый дом для подписания нереализованного мирного договора и, когда это соответствовало целям великих держав, был награжден Нобелевской премией мира.

Какова цель публичного заявления о планах убийства подобной фигуры?

Израильское правительство утверждает, что убийство Арафата необходимо, потому что 74-летний палестинский президент является главным «препятствием для процесса примирения и мира». Это говорится режимом, который вовлечен в цепь беспрерывных провокаций, начиная от уничтожения ведущих палестинцев, коллективных наказаний, вроде разрушения домов и оцепления целых городов, бомбардировок густонаселенных жилых пригородов и заканчивая непрерывной оккупацией палестинской земли.

Недовольство правительства Шарона в отношении Арафата сводится к тому, что тот не выступает в качестве марионетки и не желает развязывать гражданскую войну против своего народа.

Есть, однако, и более глубокая логика, приведшая к этому гнусному призыву к убийству. Израильское правительство проводит определенную политическую стратегию, направленную на разрушение палестинского национального движения, аннексию как можно большего количества земель на оккупированных территориях Западного берега реки Иордан и сектора Газа, а также на то, чтобы сделать невозможным формирование палестинского государства.

Правительство Израиля доводит свою отработанную тактику до качественно нового уровня: организуя целенаправленную провокацию с целью вызвать насильственную реакцию, которая в свою очередь может быть использована для оправдания дальнейшей израильской вооруженной агрессии и экспансии.

Правительство Шарона игнорирует предупреждения, согласно которым смерть Арафата вызовет массовые волнения и еще большее число актов терроризма в самом Израиле, потому что приветствует подобное обострение конфронтации. Оно рассматривает взрыв народного недовольства среди палестинцев как подходящую возможность для того, чтобы ликвидировать любую возможность договорных соглашений и реализовать свои давно вынашиваемые цели создания «великого Израиля» путем насильственного изгнания миллионов палестинцев с оккупированных территорий.

Это режим, который специализируется на провокациях и культивирует насилие. Сам Шарон, следует напомнить, организовал политическую кампанию, которая привела одного из его правых последователей к убийству бывшего премьер-министра Ицхака Рабина за то, что тот подписал соглашение с Арафатом. В сентябре 2000 года Шарон сознательно спровоцировал длящееся уже три года кровопролитие, посетив Храмовую гору в Иерусалиме. Этим жестом ему удалось подстегнуть конфронтацию и сделать невозможными любые дискуссии относительно мирного урегулирования между Израилем и палестинцами.

Убийство Арафата означало бы реализацию опасной провокации, рассчитанной на то, чтобы вызвать насильственный ответ, который будет использован израильским режимом в качестве оправдания для полномасштабной атаки на палестинский народ.

В данной угрозе содержится также элемент психологической войны. Это должно довести до народа Палестины мысль о том, что сопротивление бесполезно. Угроза должна оказать дополнительное воздействие на население, которое уже подвергается оккупации, блокированию дорог, постоянным оскорблениям и унижениям, внушив ему мысль о том, что оно изолировано, беззащитно и у него нет никакой надежды. Израильское правительство говорит своим жертвам, что нет такого преступления, которое бы оно не совершило против них, и ничто не сможет остановить его.

Весь этот образ мыслей был разъяснен газетой Jerusalem Post, крупнейшим ежедневным израильским англоязычным изданием, в редакционной статье, которая была опубликована 11 сентября и без обиняков озаглавлена «Убить Арафата». Языком, который может быть назван только языком Гитлера, газета отвергает предположение о том, что подобное убийство воспламенит недовольство на оккупированных палестинских территориях и на всем Ближнем Востоке:

«Смерть Арафата от рук Израиля не приведет к радикализации арабской оппозиции против Израиля; совсем наоборот. Происходящий против нас джихад подпитывается предположением, что Израиль не способен предпринять решительные действия для самозащиты... Убийство Арафата более чем какой-либо другой акт могло бы продемонстрировать, что использование террора в качестве средства недопустимо, — даже против Израиля, даже от имени Палестинского государства».

Примечательна идеология, которая позволяет газете Jerusalem Post прийти к поразительному выводу о том, что убийство избранного президента является средством продемонстрировать «недопустимость» «использования террора в качестве средства». Этот язык отдает вонючим душком фашизма и обнаруживает ту степень, до которой израильские правые усвоили себе мировоззрение нацистов.

Сегодняшний сионизм и израильское государство оправдывают свое существование постоянной ссылкой на наследие нацистского Холокоста, который был направлен против евреев. Специфическое воздействие, которое эта идеологическая установка оказала на поведение и психологию израильского государства, было отмечено израильским историком Томом Сегевом (Tom Segev) в его книге Седьмой миллион: израильтяне и Холокост (The Seventh Million: the Israelis and the Holocaust):

«Данная позиция исходит из предположения, согласно которому Холокост породил необходимость существования сильного Израиля, а неспособность мира спасти еврейский народ во время Второй мировой войны не позволяет ему напоминать Израилю о существовании моральных императивов, включая и уважение к правам человека. Ощущение неизбежности Холокоста, характерное для сионистской идеологии, а также то, что идентификация в качестве еврея почти наверняка делала его жертвой, привела израильтян к выводу, что их существование зависит исключительно от военной силы...»

Редакционная Jerusalem Post под названием «Убить Арафата» дает особенно гротескное выражение тенденции, описанной Сегевом. В статье говорится: «Мир не станет помогать нам; мы должны помочь себе сами. Мы должны убить как можно больше лидеров "Хамаса" и "Исламского джихада", сделав это как можно быстрее, с минимальным побочным уроном и не признавая, что этот урон может остановить нас. И мы должны убить Ясира Арафата, потому что мир не оставляет нам иной альтернативы».

Есть какая-то логика смерти в концепции, согласно которой Холокост был неизбежен, а нацисты действовали всего лишь в качестве иллюстрации к тому страшному факту, что мир жесток. Среди правых элементов поколения основателей Израиля, подобных Шарону, эта концепция выразилась в следующей идее: если чему-либо и можно научиться из опыта преступлений нацистов, так это тому, что, в сущности, все возможно, если только использовать достаточную степень насилия.

Эти слои недвусмысленно отказались от универсалистских, гуманистических, либеральных, а равно и социалистических идеалов, с которыми еврейский народ идентифицировался в продолжение многих поколений и которые сделали его мишенью крайне правых. Подхватывая идеологию этнического и религиозного национализма, эти представители сионизма обнаружили для себя глубоко привлекательными вполне определенные элементы нацистского взгляда на мир.

Отталкиваясь от исторической трагедии Холокоста, израильское государство, декларирующее свою легитимность в качестве необходимого ответа на преступления нацистов, восприняло методы, которые слишком напоминают те, которые привели к Варшавскому гетто и концентрационным лагерям.

Невиданные зверства нацистов имели вполне определенную цель. Они должны были продемонстрировать оккупированным народам и узникам лагерей смерти, что их положение абсолютно безнадежно, что сопротивление обречено.

То, что израильское государство использует тот же самый подход в попытках деморализовать и подавить палестинский народ, не является случайным. Скорее в этом факте кроется безжалостная историческая ирония. Израильские рабочие и молодежь должны понять ее, если они не хотят стать невольными соучастниками еще одного ужасного преступления.

Криминальные наклонности режима Шарона поддерживаются и с сочувствием принимаются так называемым мировым сообществом. В первую очередь Вашингтон обеспечивает полную поддержку политике целенаправленных убийств, называя в то же самое время любой акт сопротивления израильской оккупации «терроризмом» и извиняя практически любые репрессивные меры, проводимые израильским режимом.

Реакция администрации Буша на угрозу убить Арафата состояла в том, чтобы публично осудить ее, но лишь с точки зрения целесообразности, а не принципа. Навязав Арафату статус негативной политической фигуры, Вашингтон возражает только по части времени его убийства. США опасаются, что это разрушит их попытки по завоеванию международной поддержки собственной нелегальной оккупации Ирака. Более того, сама администрация Буша превратила убийство в инструмент внешней политики в масштабах, беспрецедентных в американской истории. Тем самым она еще сильнее поощряет зависимое от американской поддержки израильское государство.

Совершенно ясно, что никто в Вашингтоне не исходит из того, что убийство избранного палестинского лидера могло бы вызвать какую-либо паузу в потоке миллиардов долларов американской помощи, которая позволяет израильской экономике держаться на плаву.

ООН, Европейский союз, Лига арабских государств и другие подобные международные институты выступили в лучшем случае с вялыми протестами в ответ на объявление о готовящемся убийстве. Правительственные чиновники повторяют затасканные фразы о том, что угроза убийства — это «серьезное заблуждение» и «смертельная ошибка», вместо того, чтобы назвать это намерение его собственным именем: чудовищное преступление.

Степень распада международной политической атмосферы видна в том, что когда подобная угроза высказана, ни один международный институт или правительство не ответил на это тем, чтобы возложить на сионистское государство всю полноту ответственности за возможное преступление и провозгласить, что Шарон, равно как и любое другое официальное израильское лицо, будет арестован и подвергнут уголовному преследованию, как только пересечет границу Израиля.

Реакционные перспективы сионизма нашли себе итоговое и гротескное выражение в публичном объявлении об убийстве Арафата. Режим Шарона развязал кровавый конфликт на Ближнем Востоке для реализации своих экспансионистских целей. Только появление нового независимого политического движения, борющегося за объединение евреев и арабов на демократической, светской и социалистической основе, может остановить его.

Необходимо как можно скорее организовать массовые протесты в международном масштабе для защиты Ясира Арафата и осуждения гнусных угроз израильского правительства.

Смотри также:
Израиль — Американская «дорожная карта» обещает палестинцам лишь продолжение репрессий
(17 июня 2003 г.)
Этнические чистки стали официальной политикой израильского правительства
( 12 декабря 2002 г.)
Политическое значение израильской политики государственного террора
( 19 сентября 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site