World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа

Версия для распечатки

Саммит четырех держав в Брюсселе — Шрёдер и Ширак клянутся в верности Вашингтону

Петер Шварц
7 мая 2003 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 3 мая 2003 года.

Накануне начала руководимой Соединенными Штатами агрессии против Ирака и во время ее многие противники войны возлагали свои надежды на Германию и Францию — главные страны так называемой старой Европы, ожидая, что эти государства будут противодействовать агрессивной внешней политике Вашингтона и станут центром сопротивления против войны в Ираке в мировом масштабе.

Но еще до того, как война подошла к концу, стало ясно, что подобные надежды оказались преувеличенными. Правительства в Берлине и Париже ограничились выражением словесного и дипломатического несогласия, например, отказались поддержать в Совете Безопасности ООН резолюцию, санкционирующую эту войну. Немецкое правительство, в частности, не стало препятствовать использованию американскими войсками своих военных баз в Германии и воздушного пространства страны, хотя такой запрет мог бы в значительной мере повлиять на военные операции США.

Теперь, когда война окончилась, пришел конец и европейскому дипломатическому сопротивлению по отношению к политическому курсу американской администрации Буша. Это стало совершенно очевидным в ходе так называемого саммита четырех держав в Брюсселе, который состоялся в минувший вторник, 29 апреля. На этом мероприятии собрались вместе главы правительств, наиболее остро выступавших против войны.

Приглашения на эту встречу были разосланы главам правительств Германии, Франции, Бельгии и Люксембурга еще накануне войны. После того, как попытки отговорить США от начала войны в одиночку провалились, саммит стали рассматривать в качестве форума, который мог бы дать новый толчок осуществлению планов по созданию общеевропейской внешней и оборонительной политики. Подобные идеи обсуждаются уже в продолжение некоторого времени, однако пока они не привели к каким-либо практическим результатам. Из-за существующего в Европе раскола в отношении иракской войны, инициатива проведения данной конференции ограничилась лишь несколькими ведущими европейскими странами, — другие государства, поддержавшие войну, в том числе Великобритания, Италия и Испания, приглашены не были.

Если оглянуться в прошлое, то надо признать, что таким же эмпирическим способом был создан и Европейский валютный союз. Не дожидаясь от стран Европы единодушного согласия, достижение которого было сопряжено с многообразными трудностями, группа ведущих европейских государств проявила инициативу и, используя давление и политику навязывания совершившихся фактов, убедила остальные страны в необходимости присоединения к унии.

Вашингтон и его ближайшие союзники в Европе с самого начала рассматривали брюссельский саммит как антиамериканскую инициативу и, как этого можно было ожидать, выступили с нападками на него.

Правительство США постаралось воспользоваться своим влиянием для того, чтобы изолировать собравшиеся в Брюсселе четыре европейские державы. Четверка же, в свою очередь, в последний момент попыталась расширить круг участников. Но оказалось, что даже правительство Греции, ранее громко протестовавшее против войны, не прислало своего представителя в Брюссель. Греция сейчас председательствует в Европейском союзе, и давление других европейских государств заставило ее отклонить приглашение в Брюссель. По подобным причинам не прибыл и внешнеполитический координатор ЕЭС Хавьер Солана.

Министры иностранных дел Испании, Италии и Великобритании обвинили участников саммита в попытке расколоть ЕЭС и объявили «смешными» и «неприемлемыми» действия группы трех или четырех стран, направленные на присвоение ими права определять внешнюю и оборонительную политику Европы. Подобные обвинения прозвучали также и со стороны консервативных оппозиционных партий в Германии. Лидер Христианско-Демократического Союза (ХДС) Ангела Меркель заявила, что этот саммит стал «сепаратистским сигналом» для Европы.

Надежды или опасения — в зависимости от точки зрения, — относительно того, что эта встреча будет выступлением против империалистической политики США, оказались необоснованными. На саммите в Брюсселе не прозвучало ни слова критики в адрес американского правительства. Ничего не было сказано о войне, явившейся вопиющим нарушением Устава ООН и норм международного права, приведшей к гибели десятков тысяч людей в Ираке и установлению там колониального режима, противоречащего всем международным правилам и установлениям. Вместо этого, по словам одного комментатора, участники встречи «непрерывно посылали через Атлантику заверения в своей лояльности». Соревнуясь друг с другом, они клялись в верности американскому правительству.

Бельгийский премьер-министр Гий Ферхофстадт (Guy Verhofstadt) подчеркивал, что саммит не должен рассматриваться как «конкурент» по отношению к НАТО. Французский президент Жак Ширак добавлял: «Конечно же, мы выступаем за сохранение тесного трансатлантического альянса», — а германский канцлер Герхард Шрёдер заявил, что речь идет, скорее, о том, что «слишком мало Европы, а не о том, что слишком много Америки». В заключительном документе встречи категорически подчеркивалось, что трансатлантическое партнерство, то есть альянс с США, является для Европы «основным стратегическим приоритетом».

Если бы это не грозило серьезной потерей репутации, то участники саммита, наверное, вообще отменили бы его. Говорят, что германский канцлер до последней минуты сомневался, стоит ли ему ехать в Брюссель.

Ответные военные меры

Если вообще можно говорить о разработке каких-либо планов общеевропейских ответных мер в адрес США, то они носят исключительно военный характер. В заключительном документе брюссельского саммита утверждается, что предпосылкой «надежной и эффективной дипломатии» является «последовательная политика в области безопасности и обороны».

С этой целью хозяин саммита Ферхофстадт разработал проект обширного документа, включающего учреждение «штаб-квартиры» военных сил Европейского союза в пригороде бельгийской столицы Терфурене (Tervuren), что впервые позволило бы этим силам действовать независимо от НАТО — организации, в которой ведущую роль продолжает играть Америка. Ферхофстадт также заявил, что было бы целесообразным удвоить военные расходы Европы в течение следующих 10 лет, что повысило бы европейский военный бюджет до уровня военных расходов США.

Подобные меры направлены не против неоколониальной сути американской внешней политики, целью которой является подчинение целых стран и регионов власти Вашингтона. Скорее Европа хочет подчинить своему влиянию другие страны — либо в качестве партнера, либо в качестве потенциального конкурента США.

Участники брюссельской встречи также ни мало не руководствовались необходимостью защиты международных принципов, таких, например, как национальный суверенитет, а стремились к достижению собственных империалистических интересов — об этом чуть ранее уже свидетельствовало их участие в войне на Балканах и в Афганистане. Военные приоритеты европейских государств изложены в директивах для германской армии, где удивительно откровенно заявляется о необходимости «способствовать и обеспечивать политическую, экономическую, военную и экологическую стабильность во всем мире», а также «поддерживать свободную мировую торговлю и обеспечивать доступ к стратегическим сырьевым ресурсам».

Соответственно, в рамках ЕЭС имеются лишь очень незначительные разногласия по поводу перевооружения армии. Самые важные инициативы в этом направлении полностью поддерживаются ближайшим союзником Буше в Европе — Великобританией. Значительный толчок планам перевооружения ЕЭС был дан на британо-французском саммите в Сен-Мало в 1998 году, на который, кстати, не были приглашены представители других стран ЕЭС.

Однако сохраняются разногласия относительно роли США. Должна ли Европа удовлетвориться ролью младшего партнера? Или же она должна стать соперником и потребовать — говоря дипломатическим языком — «равноправного обращения» с собой?

Правительство Великобритании, которое стремится играть роль «моста» между Европой и Америкой, решительно выступает за первый вариант. Накануне брюссельской встречи британский премьер-министр Тони Блэр определенно высказался в интервью газете Financial Times в пользу однополярного мира под американским господством.

По этому поводу, сказал он, существуют «различные представления». «Некоторые хотят видеть мир многополярным, с несколькими центрами власти, которые, я убежден, скоро станут соперничать между собою; другие — в том числе и я — считают, что нам необходим лишь один полюс власти, включающий в себя партнерство Европы и Америки».

В другом замечании, явно адресованном французскому президенту, Блэр сказал: «Люди, которые боятся американской «односторонности» — так называемой и в кавычках, — должны понять, что самый верный способ вызвать ее — это установить соперничающий с Америкой центр власти».

Участники брюссельского саммита решительно возражали аргументам Блэра. «Многополярный мир существует, хотим мы этого или нет», — заявил Ширак. Наряду с США свою роль должны играть другие страны и регионы: Индия, Китай, Южная Америка и Европа, — добавил Шрёдер. Он сказал: «Важным элементом внешней политики Германии остается интеграция в многосторонние структуры».

Однако фронда собравшихся в Брюсселе глав государств ограничилась в большей степени чистой риторикой. Их военные планы остались на уровне стремления к более тесному сотрудничеству в Европе в военной области, а также необходимости перевооружения, — решения, относительно которых согласие в рамках ЕЭС существовало уже и прежде. Идея европейской «штаб-квартиры» трансформировалась в очень расплывчатую рекомендацию: «Мы предложили нашим партнерам создать ядро коллективного потенциала для планирования и ведения Европейским Союзом войсковых операций».

Как и можно было ожидать, американское правительство с презрением отнеслось к такому проявлению повиновения. Выступая перед одним из комитетов Конгресса США, американский министр иностранных дел Колин Пауэлл издевательски заявил: «Четыре европейские страны собрались, чтобы выработать какой-то план своего рода штаб-квартиры». Он добавил, что европейцам нет надобности в каком-либо новом центре. У них ведь все равно не будет необходимых финансовых средств для перевооружения и для дальнейшего развития их собственных вооруженных сил.

«Американские отношения» в Европе

Неспособность французского и немецкого правительств серьезно выступить против агрессивной внешней политики США вытекает, в конечном счете, из их собственной социальной программы. Хотя они и ощущают угрозу со стороны безжалостных агрессивных планов США по всему миру, они в то же время пытаются насаждать в Европе социально-экономические условия, подобные тем, какие уже существуют в Америке. Из-за этого они не могут апеллировать к широким массам европейцев, вышедших миллионами на улицу в знак протеста против войны в Ираке.

Если бы объединенная Европа могла предложить своим более чем 400 миллионам жителей хороший уровень благосостояния и приемлемые условия работы, она могла бы стать мощным средоточием сопротивления американскому империализму. Она также оказывала бы огромное влияние на американский народ, изнемогающий под тяжестью военной машины.

Но Шрёдер и Ширак намерены идти в совершенно противоположном направлении. В самый разгар иракской войны оба европейских лидера начали свирепое наступление на структуры «государства всеобщего благосостояния» в своих собственных странах. Ни тот, ни другой не могут критиковать преступные методы, которыми действует окружающая Буша-младшего клика, так как они сами стремятся к сходной цели — распространению на весь мир самых жестоких форм капиталистического грабежа и эксплуатации.

Их европейский проект, предусматривающий объединение континента в интересах крупного бизнеса и банков, неизбежно ведет ко все большему усилению разногласий. Их политика усиливает противоречия между отдельными европейскими правительствами, опасающимися господства той или другой великой державы. В то же время их рецепт для Европы полностью отвергается народными массами, которые в процессе объединения видит лишь угрозу своему материальному благосостоянию.

Совсем недавно правительство США воспользовалось своим влиянием, чтобы усилить раскол в Европе — в частности, с целью ослабления своих наиболее сильных соперников, Франции и Германии. Но эта возможность возникла лишь потому, что правительства Германии и Франции сами пошли на уступки Америке.

Первыми на сторону США решительно встали правительства стран Восточной Европы, которые совершенно не пользуются поддержкой собственных народов. Эти правительства представляют интересы тонкого слоя нуворишей и бывших сталинистских бюрократов, чудовищно обогатившихся путем разграбления бывшей государственной собственности. Тем временем широкие массы в этих странах живут в условиях жестокой безработицы и почти полного развала систем социального обеспечения.

Подобные же критерии оценки применимы и к правым правительствам Испании, Италии, Дании и Голландии. Пользуясь полным политическим банкротством старых реформистских партий, к власти в этих странах удалось прийти правительствам, которые начали проведение чрезвычайно непопулярных мер. В частности, в итальянском правительстве много представителей богатых, коррумпированных и зачастую преступных кругов, подобных тем, какие представлены в правительстве США. Бывший министр обороны Италии Чезаре Превити (Cesare Previti), близкий друг и адвокат главы правительства Сильвио Берлускони, только что признан виновным в подкупе судей и осужден на 11 лет тюремного заключения.

Развернутая в Германии и Франции кампания против безработных, пенсионеров и рабочих выгодна именно этим реакционным кругам. Подлинное и прогрессивное объединение Европы может произойти только по инициативе широких масс европейских трудящихся снизу. Поэтому борьба против милитаристской политики США неразрывно связана с борьбой против введения в Европе американских социальных условий. Объединение континента должно проходить под знаменем Соединенных Социалистических Штатов Европы.

Смотри также:
Как строить отношения с Америкой? Европейская дилемма
(27 января 2003 г. )

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site