World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Статья 1998 года - Сэм Марси — апологет бюрократии

Фред Мазелис
29 января 2003 г.

Данная статья была опубликована в журнале Социальное равенс тво, № 3-4 (17-18), март 1998, с. 47-48.

Сэм Марси (Marcy), который умер 1 февраля 1997 года в возрасте 86 лет, был одним из последних представителей того поколения, которое было воспитано троцкистским движением, а затем в период, последовавший за Второй Мировой войной, отказалось от принципов социалистического интернационализма. Марси порвал с троцкистским движением в 1959 году. Партия Рабочих Мира (ПРМ — Workers World Party), которую он основал в этот период, до сих пор функционирует в качестве восторженных поклонников остатков сталинизма, с одной стороны, и профсоюзной бюрократии США — с другой.

Марси и его организация ухитрялась сочетать сикофантские восторги по поводу таких сталинистских тиранов, как Ким Ир Сен в Северной Корее и Николае Чаушеску в Румынии, — вместе с низкопоклоннической поддержкой антикоммунистической бюрократии АФТ-КПП.

Заявление, выпущенное партией Рабочих Мира в связи со смертью своего основателя, не содержит ни одного упоминания о троцкистском прошлом Марси. Марси посвятил последние 40 лет своей жизни попыткам загладить следы своей прежней борьбы против сталинизма. В последнем выпуске газеты Рабочие Мира (Workers World) описание его политической карьеры до 48-летнего возраста, когда он основал ПРМ, ограничивается только очень неопределенными ссылками на его профсоюзную деятельность.

Марси родился в царской России в 1911 году.

Пережив атмосферу антисемитских погромов в период, предшествовавший Октябрьской революции и последовавшей за ней гражданской войны, он прибыл в США, будучи еще ребенком. Выросши в Бруклине, он находился под первоначальным влиянием политического развития Русской революции на фоне общественной нищеты и классовой борьбы в США 1930-х годов.

После того, как он присоединился к Лиге Молодых Коммунистов (Young Communist League), молодежному движению Коммунистической партии, Марси провозгласил свою оппозицию сталинизму. В этот период он вступил в ряды троцкизма и создал в Буффало в 1940-50-е годы ячейку Социалистической Рабочей партии (СРП — Socialist Workers Party), как тогда называлось американское троцкистское движение.

Его последовавшее вслед за тем политическое вырождение происходило в сложных условиях, с которыми сталкивалось социалистическое движение Соединенных Штатов в послевоенный период. Подобно многим другим, Марси был не в состоянии выдержать огромное идеологическое давление, которое испытывали троцкисты в годы экономического процветания и «охоты на ведьм» периода «холодной войны».

Послевоенная стабилизация империализма вместе с могущественным влиянием и контрреволюционной политикой советского режима глубоко дезориентировали многих из тех, кто в прежние годы боролся против капиталистической эксплуатации, а также против империалистических агентур в лице социал-демократической и сталинистской бюрократии.

Стремительная бюрократизация профсоюзов КПП, а также относительная неподвижность американского рабочего класса, привела этих людей к тому, что они порвали с борьбой за марксистские принципы в рабочем классе как с безнадежной перспективой. В то же самое время расширение советского блока, а также революции в Китае и Югославии многими были восприняты как доказательство того, что советская бюрократия и сталинистские партии во всех странах могут быть сдвинуты в направлении революционных действий.

Перспектива мировой социалистической революции, которая одухотворяла основателей марксистского движения и лидеров Русской революции, была отвергнута ими в пользу «новой мировой реальности». Новыми «эпицентрами» революции были объявлены экономически отсталые страны. Вследствие этого значительные слои были оторваны от интернациональной перспективы и по существу приняли сталинистскую линию «национал-государственного социализма».

Мишель Пабло и Эрнест Мандель стали лидерами международной фракции, которая отказалась от борьбы за построение независимых революционных партий. Раскол, произошедший в Четвертом Интернационале в 1953 году, в ходе которого борьбой за защиту марксистских принципов руководил Джеймс П. Кэннон, основатель американского троцкизма, привел к созданию Международного Комитета Четвертого Интернационала.

Марси не присоединился к Пабло и его американским сторонникам, однако он принял на вооружение подобный же взгляд по отношению к решающему вопросу об интернационализме. Он выступил против наиболее вопиющих оппортунистических тенденций, развившихся внутри СРП в продолжение 1950-х годов, в частности, был против обращения СРП к американскому правительству с призывом послать федеральные войска в штат Миссисипи. Однако его попытка защищать пролетарскую ориентацию при отказе от борьбы против паблоистской атаки на Четвертый Интернационал неизбежно должна была завершиться капитуляцией перед тем же самым давлением правых сил.

Он взял на вооружение концепцию «глобальной классовой войны», в которой конфликт между американским империализмом и советским блоком подменял собой классовую борьбу как в интернациональном масштабе, так и в рамках каждой отдельной страны. Международный рабочий класс игнорировался как независимая сила, а в качестве активных сил классовой борьбы рассматривались советская бюрократия, а также различные буржуазные и мелкобуржуазные националистические силы, которые находились в конфликте с Вашингтоном. Необходимость продолжения защиты Советского Союза от империализма, равно как и защита колониальных и полуколониальных масс от империалистического подавления подменялась поддержкой национальной буржуазии и сталинизма.

Отказавшись признавать за рабочим классом какую-либо революционную роль, Марси отреагировал на восстание венгерских рабочих в 1956 году тем, что поддержал вторжение в Венгрию московской бюрократии и ее союзников по Варшавскому договору. Это привело его к открытому разрыву с троцкизмом несколько лет спустя.

Я вспоминаю длительную дискуссию с Марси в 1959 году, незадолго до того, как я вступил в СРП, и вскоре после того, когда Марси основал свою новую организацию. Марси безуспешно пытался убедить меня в том, что венгерские рабочие были безнадежными контрреволюционерами и что мы должны поддержать сталинистов в их подавлении венгерских рабочих Советов. Я ответил ему, что ни Маркс, ни Ленин, ни Троцкий никогда не защищали точку зрения, согласно которой социализм может быть навязан рабочему классу. Я убеждал его тогда, что действия сталинизма в Венгрии доказывают контрреволюционный характер последнего.

В годы, последовавшие вслед за тем, организация Марси проделала много зигзагов и поворотов. Если рассмотреть их в целом, то можно сказать, что сторонники Марси пришли к полному отказу от ориентации на рабочий класс. В 1950-е годы Марси развивал ультралевую линию, выступая против политической работы среди студенческой молодежи. В продолжение следующих нескольких лет он поставил эту «левизну» на голову, интегрировавшись в движение протеста среднего класса всех его разновидностей.

Рабочие Мира получили известность за их некритическую поддержку чернокожего национализма, прав гомосексуалистов и других форм идеологии среднего класса. Марси посвятил себя построению организации, которая жонглировала различными разъединенными элементами, начиная от старых сталинистов, оторвавшихся от официальной Коммунистической партии США, и заканчивая теми, кто видел свою главную политическую характеристику в том, чтобы выступать в качестве феминистов, транссексуалов или активистов гомосексуального движения. Когда партия Рабочих Мира выставляла своих кандидатов на выборы, они подавали себя не в качестве борцов за рабочий класс, а, скорее, в качестве представителей пола или сексуальной ориентации.

Что, однако, всегда составляло основную черту политической карьеры Марси, так это его лояльность по отношению к сталинизму и любым другим формам бюрократии в рабочем движении. Распад Советского Союза он рассматривал просто как «горбачевско-ельцинскую контрреволюцию» и связал себя с остатками русского сталинизма в лице Российской Коммунистической Рабочей партии (РКРП), — организации, политика которой сочетает в себе обожание Сталина с правонационалистическими настроениями и антисемитизмом.

В США Марси все в большей степени ориентировался на профсоюзную бюрократию, а также на «левые слои» Демократической партии. Он с энтузиазмом поддерживал Джесси Джексона, когда тот был кандидатом в президенты от Демократической партии, а Рабочие Мира регулярно прославляли политиков Демократической партии в Конгрессе США.

В статье, посвященной Марси, партия Рабочих Мира заявила: «Его анализ непримиримости конфликта между империалистической буржуазией, с одной стороны, и прогрессивным лагерем социалистических стран и национально-освободительных движений, с другой стороны, прошел проверку временем». Ничто не может более ясно продемонстрировать банкротство перспективы Марси, чем выраженное в словах его политических наследников полное непонимание реальности.

Так называемые «социалистические страны» оказались разрушенными той самой сталинистской бюрократией, которую Марси и его сторонники рассматривали в качестве оплота революции. Капиталистическая реставрация была осуществлена усилиями этих сталинистов. Цепляясь за государства и правящие партии, которые пока еще претендуют на то, чтобы выставлять себя в качестве защитников сталинистской пародии на социализм (Китай, Северная Корея, Вьетнам и Куба), сторонники Марси вынуждены отвергать очевидные факты, заключающиеся в том, что все эти режимы повернули в направлении к капиталистической реставрации и приспособления к империализму. Что же касается движений, которое провозглашали себя в качестве «национально- освободительных», то все они, начиная от ООП и кончая АНК, отказались от своих прежних антиимпериалистических претензий и сегодня соперничают в том, чтобы добиться расположения американского капитализма.

История окончательно разоблачила паблоистское прославление «прогрессивного лагеря» сталинизма, социал-демократии и буржуазного национализма. Единственное, чем отличался на этом фоне Марси, заключалось в том, что он брал эту перспективу в особенно грубом виде, вплоть до логического вывода об открытой поддержке сталинистской тирании. Его перспективы лежат в руинах, вместе с бюрократиями, на которых эти перспективы основывались.

Смотри также:
Комментатор Washington Post Майкл Келли ополчился на партию Рабочих Мира
(29 января 2003 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site