World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Размышления по поводу 40-й годовщины убийства Кеннеди

Дэвид Норт и Билл Вэнн
21 декабря 2003 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 22 ноября 2003 года.

В ноябре 1963 года, за 37 лет до того, как Джорджа Буша-младшего при помощи политического заговора посадили в кресло президента США, на примере Джона Кеннеди было показано, как можно устранить человека из этого кресла — опять же путем заговора.

Сорок лет спустя после убийства Кеннеди в Далласе все факты этого преступления все еще не установлены, а официальная версия событий многими рассматривается лишь как прикрытие.

Убийство Кеннеди было политическим преступлением, поэтому оно нуждается в политическом объяснении. Это основной принцип, для отрицания которого была создана комиссия Уоррена (Warren) и который пытались затемнить в течение последующих четырех десятилетий.

Хотя многие важные детали все еще покрыты тайной, кризисы и разногласия внутри правящей элиты США убедительно свидетельствуют о том, что Кеннеди пал жертвой государственного заговора, организованного частью самих же правящих кругов, цель которого состояла в изменении внутренней и внешней политики страны. Это преступление имело глубокие корни в политической атмосфере того времени и вызвало далеко идущие последствия.

Годовщину этого убийства американские СМИ отметили, с одной стороны, публикациями сентиментальной биографии, восхваляющей легенду о "Камелоте", и, с другой, бранью и поношениями со стороны правых комментаторов, пытавшихся выставить Кеннеди некомпетентным политиком, злоупотреблявшим таблетками и заглядывавшим под каждую юбку.

Что, однако, действительно требуется, так это трезвая оценка Джона Кеннеди как человека своего времени, принимая во внимание и события последовавших 40 лет. Марксисты оценивают политику прежде всего с классовых позиций и признают, что Кеннеди был представителем американской финансовой элиты, противником рабочего класса и сознательным врагом социализма.

Но мы также сознаем, что произошедшее 40 лет тому назад событие было трагедией — как в жизни отдельного человека, так и с точки зрения того, какое влияние оно оказало на широкие массы трудящихся.

Сохраняющаяся притягательная сила очень короткого периода правления Кеннеди не является случайностью. Этот человек и его политическая карьера в сжатой форме воплотили в себе острые социальные и политические противоречия своей эпохи.

В последние годы много написано о жизненном пути и поведении Кеннеди. Иногда даже кажется, что он прожил не одну, а две жизни. Его публичный образ был воплощением принципа "положение обязывает" — физически крепкий и энергичный молодой президент, у которого прекрасная жена и маленькие дети. Трудно отрицать, что в его личности было что-то привлекательное: способность посмеяться над самим собой и обреченность, причиной которой была трагедия в личной жизни и драматический опыт, вынесенный из Второй мировой войны.

В то же время обществу не дозволялось увидеть другого человека — страдающего от болезни, попавшего в зависимость от болеутоляющих средств и неистово развлекающегося с проститутками, которых ему поставляла мафия.

Такая же двойственность была характерна для его политической жизни. Он мог произносить речи, проникнутые идеализмом, который, несомненно, вырастал из политической незрелости и иллюзий того времени; но многих молодых американцев эти речи подвигли на участие в социальной борьбе, выходящей далеко за границы того, чего желал или вообще мог себе представить автор этих речей.

В то же время он принимал участие в ужасающих заговорах, связанных со зверским подавлением и убийством повстанцев по всему миру. Его администрация, преследуя внешнеполитические цели США, тайно сотрудничала с крайними антикоммунистами, убийцами и преступниками, — силами, которые яростно выступали против многих аспектов политики его собственного правительства. В итоге именно связь с подобными элементами привела к его убийству.

Тем не менее, стоит рассмотреть содержание некоторых речей Кеннеди — хотя бы для того, чтобы понять, как далеко за четыре десятилетия продвинулся вперед процесс вырождения американской буржуазной политики. Можно сказать, что Кеннеди был последним американским президентом, верившим в постулат, согласно которому публичные речи должны обладать подлинным социальным и моральным содержанием для того, чтобы вести диалог с публикой на высоком интеллектуальном уровне.

Объявляя о начале переговоров с Советским Союзом по поводу всеобъемлющего договора о запрете испытаний ядерного оружия и о введении со стороны США моратория на ядерные испытания в атмосфере, Кеннеди сказал своим слушателям в Американском университете 10 июня 1963 года:

"... Давайте не забывать о наших разногласиях, но также давайте помнить о наших общих интересах и о средствах, которыми могут быть разрешены эти разногласия. Мы не можем сразу покончить с этими разногласиями, но мы в силах сделать мир более безопасным в условиях такого многообразия. Ведь, в конечном счете, нас объединяет именно то, что мы все являемся жителями этой маленькой планеты. Мы все дышим одним воздухом. Мы все желаем счастливое будущее своим детям. И все мы — смертны".

День спустя, обращаясь по телевидению к нации, Кеннеди проинформировал о том, что он приказал федеральным частям Национальной гвардии провести в жизнь десегрегацию Алабамского университета, а также обнародовал планы принятия законодательных актов, запрещающих расовую дискриминацию.

"Родившийся сегодня в Америке негритянский ребенок — к какому бы слою общества он ни принадлежал — имеет примерно наполовину меньше шансов окончить среднюю школу, чем белый ребенок, увидевший свет там же и в тот же день, в три раза меньше шансов окончить колледж, в три раза меньше шансов получить хорошую профессию, но в два раза больше шансов стать безработным, примерно в семь раз меньше шансов зарабатывать 10 тысяч долларов в год, а его ожидаемая продолжительность жизни короче на семь лет, предполагаемый заработок — наполовину меньше..."

"Сто лет прошло с тех пор, как президент Линкольн дал свободу рабам, однако их потомки, их внуки еще не обрели полную свободу. Они все еще подвергаются социальному и экономическому угнетению. Они все еще скованы цепями несправедливости. И эта страна — как бы она на это ни надеялась и как бы она этим ни кичилась, — не будет полностью свободной, пока не станут свободными все ее граждане".

В другой речи, произнесенной в колледже Амхэрст в штате Массачусетс 26 октября 1963 года, менее чем за месяц до убийства, Кеннеди обратился к проблеме социального неравенства в Америке и к роли художника в обществе:

"Люди обладают привилегиями, а привилегии связаны с ответственностью... В марте 1962 года лица в возрасте 18 лет и старше, не окончившие среднюю школу, составляли 46 процентов всех работников, а среди безработных их было 64 процента. В 1958 году беднейшая пятая часть семей в США получала 4,5 процента общего дохода, в то время как наиболее богатая часть — 44,5 процента. В этой стране богатство передается по наследству, но также есть люди, которые наследуют бедность. И если выпускники этого и других, подобных ему колледжей, получившие хорошие стартовые позиции в жизни — если они не готовы отдать на благо нашего общества свой талант, понимание и сочувствие, — если они не готовы поставить эти качества на службу Великой Республике, то ясно, что исходные предпосылки нашей демократии оказались ошибочными..."

"Художник, будучи, конечно, верен своему личному в и дению реальности, не может отказаться от роли последовательного защитника индивидуальной мысли и не должен утрачивать восприимчивость перед лицом навязчивого общества и назойливого государства. Поэтому великий художник всегда одинок. Как сказал Фрост, он возражает всему миру, стремясь к индивидуальному восприятию реальности, он часто вынужден плыть против течения своей эпохи. Это не приносит ему популярности. Если Роберт Фрост и получал почести при жизни, то лишь потому, что многие предпочитали не замечать его горькую правду..."

"Если великие художники иногда резко критиковали наше общество, то лишь потому, что их восприимчивость и боль за попранную справедливость, побуждающие действовать каждого подлинного художника, позволяли им увидеть, что наша страна не полностью реализует свой потенциал".

Разве можно представить себе кого-либо из сегодняшних ведущих политиков, выступающего с подобными речами? Конечно, эти слова по большей части принадлежали перу талантливых составителей речей и интеллектуалов, собранных администрацией Кеннеди. Но ведь сочинители речей есть и у Джорджа Буша-младшего, исторгающего перлы вроде "или вы с нами, или против нас", и у тех политических лилипутов, которых демократы прочат в претенденты на пост президента.

У этого идеализма и призыва к социальной справедливости и реформам была определенная причина. Эра Кеннеди фактически была кульминацией американского либерализма.

Ведь лишь 30 лет миновало со дня инаугурации Франклина Делано Рузвельта (Franklin Delano Roosevelt) в 1933 году до убийства Кеннеди — гораздо меньше времени, чем отделяет это убийство от наших дней. Все еще ощущалась мощь общественного движения, вырвавшегося наружу в 1930-е годы и вынудившего осуществить реформы "Нового курса". Массовые профсоюзные организации, созданные АФТ-КПП, все еще были серьезной силой в американской политической жизни.

Американский капитализм находился в зените своей экономической и политической мощи. Он накопил колоссальные общественные богатства, и в то же время еще сохранялась широкая поддержка продолжению и углублению политики социальных реформ, отождествляемых с "Новым курсом".

Нарастающие противоречия и конфликты

Однако этим основам угрожало разрушение из-за огромного напряжения и противоречий, которые никак не могла устранить политика Кеннеди. Существовала глубокая пропасть между надеждами, порожденными "Новым курсом", идеализмом речей Кеннеди в среде рабочих, чернокожих американцев и интеллектуалов, и экономической системой — капитализмом, лежавшим в основе этой политики.

Стремление миллионов к подлинным социальным реформам нельзя было совместить с системой, основанной на частной собственности на средства производства. Уже к 1963 году доллар с трудом выдерживал углубление экономических противоречий. Рост дефицита платежного баланса, увеличение иностранных инвестиций и военных расходов подрывали американское процветание, служившее основой социальных реформ.

В этих условиях политика администрации Кеннеди была отмечена резкими противоречиями и острыми конфликтами между соперничающими группировками американской правящей элиты. Правительству приходилось балансировать между конфликтующими социальными силами.

Например, после того, как Кеннеди сыграл роль посредника между рабочими-сталелитейщиками и предпринимателями, он в 1962 году выступил против US Steel, которая повысила цены на 6 долларов за тонну, и возглавил общественную кампанию против этого концерна, приведшую к расследованию со стороны большого жюри (grand jury), которое добилось отмены повышения цен. В то время он сказал следующее: "Отец всегда говорил мне, что все бизнесмены — "сукины дети", но я поверил в это только сейчас". Позже он позволил концерну снова поднять цены.

В 1963 году администрация столкнулась с борьбой за гражданские права, которая вышла далеко за рамки традиционной политики, став массовым социальным движением. Это привело к взрывоопасной напряженности в партии самого Кеннеди. Некоторые губернаторы-демократы, например, Джордж Уоллес (Алабама) и Росс Барнетт (Миссиссипи), буквально грозили восстанием против федерального правительства. В конце концов этот конфликт привел к расколу в стане демократов. Кеннеди оказался последним президентом-демократом, избранным при единодушной поддержке "сплоченного Юга", и последним либералом-северянином в Белом доме.

Как в политическом, так и в интеллектуальном плане американский либерализм основывался на лжи. Ему удалось пережить социальные бури 1930-х и 1940-х годов, только заключив фаустовский договор с политической реакцией. Господствующей идеологией американского истэблишмента стал антикоммунизм, который исповедовали как демократические, так и республиканские политики.

Проникнутые идеализмом речи Кеннеди маскировали идеологию мощного империалистического государства, проводившего жестокую политику угнетения по всему миру. Воспевая красоту человеческого духа, администрация Кеннеди стояла по колено в грязи и крови.

Эту администрацию вспоминают как создательницу Корпуса мира и отрядов "Зеленых беретов". Обе эти структуры действовали за границей, способствуя достижению внешнеполитических целей США, причем первая призывала молодых американцев к самопожертвованию во имя помощи бедным, в то время как вторая набирала молодежь в отряды, задачей которых было убийство тех же бедняков, если они воспротивятся политике Вашингтона и интересам американских корпораций.

Акцент на социальный прогресс и идеализм в речах Кеннеди в значительной мере был реакцией наиболее чувствительной и дальновидной части правящего класса США на угрозу революции и на привлекательность социализма и коммунизма для угнетенных масс во всем мире.

Однако по поводу того, как именно должен в этом случае действовать американский империализм, внутри правящей элиты вспыхнул продолжительный конфликт, в конце концов стоивший жизни самому Кеннеди.

Во-первых, существовала кубинская проблема. Кеннеди начал свое правление с осуществления плана, разработанного его предшественником, Дуайтом Эйзенхауером (Dwight D. Eisenhower), — послал против Кубы армию правых кубинских эмигрантов, обученных ЦРУ. Когда эти силы потерпели позорное поражение на Плайя-Хирон, Кеннеди отказался их выручать, вызвав тем самым ненависть эмигрантов и их покровителей в ЦРУ. После этого поражения ЦРУ развернуло тайную кампанию, целью которой было убийство кубинского лидера Фиделя Кастро при содействии мафии.

Однако в 1962 году Кеннеди разрешил кубинский "ракетный кризис", заключив с Советским Союзом сделку, которая предусматривала удаление советских ракет с острова, а Вашингтон в обмен обязался не нападать на Кубу и, в свою очередь, пообещал удалить собственные ракеты из Турции.

Эта договоренность, а также соглашение о запрете ядерных испытаний, достигнутое с Москвой в следующем году, рассматривалось правыми в рядах армии и в ЦРУ — не говоря уже о союзниках последних в мафии и среди правых кубинских эмигрантов — как чудовищное предательство.

Для наиболее реакционных кругов правящего класса США политика Кеннеди, направленная на сдерживание Советского Союза и на разрядку напряженности в вопросе о ядерном оружии, была совершенно неприемлема. Кеннеди стремился к компромиссу, а они желали военной конфронтации и уничтожения СССР. Эти разногласия по поводу самой сути американской политики были глубокими и предельно острыми.

Наконец, начиналась затяжная война США во Вьетнаме. Всего лишь за три недели до гибели президента произошел военный переворот, приведший к убийству вьетнамского "сильного человека" Нго Динь Дьема (Ngo Dinh Diem). Кеннеди выразил свой ужас по поводу случившегося, хотя фактически сам же был ответственным за это убийство — ведь именно он дал добро на совершение переворота.

Ко времени своей смерти президент Кеннеди решал вопрос: расширять ли вмешательство Америки во Вьетнаме или же "рубить концы"? Последствия любого из этих решений могли оказаться катастрофическими для его администрации.

Было бы ошибочным считать ход американской политической истории за последние 40 лет последствием убийства Кеннеди. Социальные конфликты в США и противоречия мировой капиталистической системы оказали бы свое влияние на администрацию Кеннеди, если бы он был избран на второй срок — точно так же, как они повлияли на злосчастное правление Линдона Джонсона (Lyndon Johnson).

Тем не менее убийство Кеннеди было политическим событием, направленным на то, чтобы сдвинуть правительство США вправо. Заговор увенчался успехом. Более того, он оказался первым в ряду политических убийств, ликвидировавших некоторых из наиболее эффективных лидеров либерального крыла Демократической партии — Мартина Лютера Кинга (Martin Luther King) и Роберта Кеннеди (Robert Kennedy).

Смерть Кеннеди ознаменовала собой фактическую гибель Демократической партии — в том виде, какой эта организация приобрела в результате осуществления политики "Нового курса". После 1963 года либерализм оставался лишь "живым трупом". Постепенно политика обеих крупнейших партий США приобрела откровенно реакционные черты.

Сегодняшняя политическая жизнь Америки отражает на себе победу тех самых сил, которые были замешаны в убийстве 1963 года, и которым оно доставило столь много радости. Убийцы из ЦРУ, гангстеры и уголовники в рядах правящей элиты, с которыми тайно сотрудничала администрация Кеннеди, ныне вышли на авансцену и открыто претендуют на управление государством

Смотри также:
Карибский кризис в исторической перспективе Некоторые мысли по поводу фильма Тринадцать дней
(10 октября 2003 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site