World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Год после терактов 11 сентября: беспрецедентное наступление на демократические права

Билл Вэнн
21 сентября 2002 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 11 сентября 2002 г.

Любое объективное рассмотрение политических перемен, произошедших после атак 11 сентября 2001 года, должно привести к заключению, что трагические события этого дня стали начальной точкой для огромного изменения в американской внутренней, а также и внешней политике.

Однако ни взрыв милитаризма США за границей, ни наступление на гражданские свободы внутри страны не могут быть объяснены одними этими прошлогодними событиями, какими бы ужасными они не были. Напротив, потрясение, вызванное гибелью тысяч гражданских лиц, было использовано администрацией Буша для ускоренного проведения той политической линии, которой давно требовали самые правые слои американской правящей элиты.

В течение одного только года вашингтонская администрация осуществила самое широкое наступление на демократические права в истории Соединенных Штатов. То, что оно в себя включает, — не просто усиление полицейских сил, а демонтаж конституционных гарантий против тирании, которые восходят ко временам Американской революции. Сама структура правительства изменилась радикальным образом, трансформируя не только отношение между тремя его ветвями — исполнительной, законодательной и судебной, — но и между народом и вооруженной силой полиции и армии.

Даже основные средства массовой информации не могут игнорировать эти изменения. Передовая статья, опубликованная в газете New York Times 10 сентября, довольно типична в смысле предупреждений и критики, высказываемых слоями, которые представляют американский либеральный истеблишмент. Озаглавленная «Война против либеральных свобод», эта передовая возражает против некоторых наиболее крайних мер, принятых после 11 сентября.

В то же время газета утверждает, что эти внутриполитические меры как будто бы не соответствуют «войне с терроризмом», ведомой администрацией Буша. «Мы должны бороться с врагами свободы за границей, а не плодить их внутри страны», — причитает Times.

Демократические права и милитаризм

Такие заявления только ярко высвечивают сочетание лицемерия и самообмана, которые характерны для Times и выхолощенного либерализма, излагаемого на ее страницах. Точка зрения, согласно которой можно защищать демократические права внутри страны, поддерживая в то же время милитаризм США и агрессию за границей, является насквозь фальшивой. Мероприятия в духе полицейского государства, предпринятые внутри США администрацией Буша, и ее устремление к войне, от Афганистана до Ирака и далее, являются двумя сторонами одной и той же политики, проводимой одними и теми же политическими силами в интересах одной и той же финансовой элиты.

Остатки американского либерализма находятся в состоянии самоотречения. Они продолжают рассматривать наступление против демократических прав как некое случайное отклонение или недоразумение. Они стремятся скрыть от американского народа тот факт, что произошел принципиальный сдвиг в сторону диктаторских форм правления.

Проведенные за последний год нападки на демократические права не являются ошибками, совершенными в горячке после событий 11 сентября. Они являются систематическими и, если следовать словами администрации Буша, постоянными. Они должны длиться столько же времени, сколько и бесконечная мировая война против терроризма.

Существенные конституционные гарантии против незаконных обысков, произвольных арестов и заключения в тюрьму без суда были отменены, и правительство отстояло право на захват и содержание в одиночном заключении как иммигрантов, так и граждан США, которых оно считает угрозой национальной безопасности.

Стоит только сделать обзор некоторых из наиболее значительных мер, принятых в течение прошлого года, чтобы понять глубину и размах наступления на основные права граждан.

Закон о патриотизме (USA Patriot Act), протолкнутый через податливый Конгресс фактически без обсуждения всего через месяц после атак 11 сентября, отменил ограничения на внутренний шпионаж ФБР, которые были наложены Конгрессом после разоблачений Уотергейтского скандала, раскрывших широкомасштабные преступные злоупотребления федеральных агентов против критиков правительства.

Новый закон оставил иммигрантам мало или вовсе никаких прав, обусловливая для них перспективу въезда зависимостью от их политических взглядов, высылая их на основании принадлежности к легальному политическому объединению и подвергая их аресту по одному слову федерального агента.

Закон о патриотизме расширил полномочия полиции против населения в целом, предоставив ФБР намного большую свободу действий в прослушивании телефонов и электронных коммуникаций. Министр юстиции Джон Эшкрофт (Ashcroft) увеличил эти полномочия распоряжением, выпущенным прошлой осенью, которое подрывало конституционное право на законного адвоката. Санкция Эшкрофта позволяет агентам отслеживать телефонные разговоры между защитниками и их клиентами, принимая во внимание «обоснованное подозрение», что эти переговоры могут касаться терроризма.

Запросы на прослушивание телефонных разговоров, которые можно получить в результате отслеживания платных телефонов во всех окрестных местах, где живут предполагаемые террористы, сейчас санкционированы Судом по наблюдению за внешней разведкой (Foreign Intelligence Surveillance Court) в закрытых судебных слушаниях.

Согласно Закону о патриотизме, от школ снова требуют предоставления списков студентов, которые приобрели статус конфиденциальности в 1974 году после разоблачений шпионажа ФБР за участниками антивоенных протестов. Библиотеки должны передавать списки прочитанной литературы каждого, кого ФБР объявляет заподозренным в террористической деятельности. Агенты также могут требовать доступа к «деловым книгам», включая сюда подписку на газеты, квитанции из книжных магазинов и даже неопубликованные заметки и фотографии журналистов.

В июне Эшкрофт отказался отвечать на вопросы Юридического комитета Палаты представителей, в том числе на вопросы о том, сколько американских граждан были подвергнуты наблюдению на основе Закона о патриотизме, сколько раз министерство юстиции запрашивало библиотечные списки, списки из книжных магазинов или списки газетной подписки, и сколько перехватов телефонных разговоров было осуществлено.

Правительственным постановлением Буш создал военные трибуналы, чтобы судить неграждан США, подозреваемых в связях с терроризмом, лишая их элементарной юридической защиты.

Теневое правительство

В начале этого года обнаружилось, что администрация Буша учредила тайное «теневое правительство», состоящее из 75-150 представителей исполнительной власти, размещенных в укрепленных бункерах рядом с Вашингтоном якобы для того, чтобы обеспечить «преемственность» в случае более опасных террористических атак.

Этой структуре, созданной сразу после разрушения Всемирного Торгового центра и Пентагона, был придан постоянный характер без какого-либо публичного на этот счет упоминания. Конгресс также был оставлен в неведении, в том числе спикер Палаты представителей Денис Хастерт (Hastert) и временный председатель Сената Роберт Бёрд (Byrd), которые являются третьим и четвертым лицом в линии преемственности власти в случае смерти президента и вице-президента.

Администрация посредством создания Министерства внутренней безопасности (Homeland Security Department) продолжает лоббировать новое суперполицейское агентство, которое объединит, полностью или частично, 22 существующих правительственных агентства со 170 тысячами занятых в них и общим бюджетом в 37,4 млрд долларов.

Короче говоря, администрация вводит в действие структуру диктаторского режима, способную к тайному управлению без каких-либо конституционных сдержек и противовесов и опирающуюся на силу полиции и военных. Судебная и законодательные ветви власти, облеченные создателями Конституции равными полномочиями с исполнительной ветвью, фактически оказались сведенными к положению ставящих печать на готовые решения.

Наступление на иммигрантов

Пользуясь потрясением, вызванным террористическими атаками, и нацеливаясь прежде всего на самые уязвимые слои населения — мусульманских иммигрантов с Ближнего Востока и Центральной Азии, — правительство быстро перешло к отмене существенных демократических прав. Для миллионов иммигрантов habeas corpus [предписание о представлении арестованного в суд для рассмотрения законности ареста] — гарантия того, что никто не может быть арестован на неопределенное время без предъявления обвинения — было отброшено в сторону, как и право арестованных на встречу со своим адвокатом и право предстать перед открытым судом.

В течение первых же месяцев после атак 11 сентября федеральные власти использовали иммиграционное законодательство в качестве юридического фигового листка для заключения в тюрьму более 1200 человек без судебного разбирательства — по предполагаемому подозрению в соучастии в терроризме. Никто из них не был обвинен в каком-либо связанном с террором преступлении, и большинство было в конце концов выслано.

Доклад правозащитной организации Human Rights Watch объемом в 95 страниц, опубликованный в прошлом месяце, обвинил администрацию Буша в «оглушающем неуважении к демократическим принципам общественной прозрачности и ответственности» после событий 11 сентября. «Страна стала свидетелем упорного, умышленного и произвольного разрушения основных прав против злоупотребляющей правительственной власти», — говорится в нем.

Озаглавленный «Презумпция виновности», этот доклад сообщает, что 1200 иммигрантов, попавшие в облаву после террористических атак, были заключены в одиночные камеры на основании их вероисповедания или национального происхождения, их права попирались, а сами они во многих случаях подвергались оскорблениям и жестокому обращению. Один задержанный, Тони Олаи, гражданин Берега Слоновой Кости, рассказал этой правозащитной организации, что его били в тюрьме Флориды до тех пор, пока он не «начал умолять сохранить ему жизнь», а кровь потекла у него из его носа, рта и ушей. Другие описывали, как на них неоднократно нападали обитатели местных тюрем, в то время как охранники безразлично наблюдали за этим.

Нападки правительства распространились на граждан США

Хотя иммигранты, таким образом, в значительной мере приняли на себя главный удар атаки на демократические права, правительство быстро движется к тому, чтобы распространить свои полномочия полицейского государства также и на граждан США. Два американских гражданина — Ясир Исам Хамди (Yaser Esam Hamdi) и Хосе Падилла (Jose Padilla) — сегодня содержатся в военных тюрьмах под бессрочным арестом в качестве «вражеских боевиков». Им не предъявлено обвинения, к ним не допускают адвокатов, и правительство говорит, что оно не собирается выводить их на судебный процесс.

«Вражеский боевик» (enemy combatant), согласно характеристике министерства юстиции — это всякий, кого таким образом назвал президент. В то время как Хамди был захвачен в Афганистане, Падилла был пойман федеральными агентами в аэропорте О'Хара (Чикаго). Его задержание создало прецедент, по которому любой гражданин США может быть схвачен на улице и арестован без предъявления обвинения и даже без того, чтобы правительство признало, что он или она находятся под арестом.

В прошлом месяце газета Wall Street Journal сообщила, что правительство освободило камеры в «Гус-Грике» (Goose Creek — военной тюрьме в Южной Калифорнии, где содержится Падилла), чтобы подготовить их для содержания в заключении других американских граждан. Газета сослалась на высокопоставленного чиновника, который сказал, что в тюрьме «сегодня есть специальное крыло, которое можно использовать для заключения около 20 американских граждан, если правительство будет считать их вражескими боевиками». В наличии имеются и другие военные объекты для изоляции, если число задержанных продолжит расти.

Чиновники министерства юстиции заявили, что следует учредить тайный комитет, который бы принимал решения, какие граждане должны быть арестованы и посланы для содержания в этих тюрьмах. Показатели, по которым будут определяться те, кто представляет достаточную угрозу, чтобы подвергнуться такому обращению, составляются под диктовку указаний ФБР по проведению уголовных расследований актов терроризма.

«Природа поведения, проявляющегося в [террористическом] предприятии, должна оправдывать заключение, что показатель [для начала уголовного расследования] отвечает требованиям, даже если нет известных заявлений участников, которые бы защищали или выявляли планирование насильственных или запрещенных действий».

В Законе о патриотизме США термин «терроризм» определен настолько широко, что включает действия, которые могут быть интерпретированы просто как «запугивание» правительства. Другими словами, любой противник внешней или внутренней политики США, чьи слова считаются Бушем или министром юстиции США Джоном Эшкрофтом «запугивающими», может быть схвачен федеральными агентами, брошен в военную тюрьму и содержаться там бессрочно без права на разбирательство своего дела или на общение с адвокатом.

Хотя навязывание администрацией беспрецедентных полномочий полицейского государства встретило смиренное согласие со стороны демократов в Конгрессе и получила в общем зеленый свет со стороны органов юстиции, ряд недавних судебных решений указал на далеко идущие конституционные нарушения, содержащиеся в этих действиях.

В прошлом месяце федеральная апелляционная комиссия из трех судей в штате Огайо приняла решение, характеризующее закрытые слушания о высылке, проводимые администрацией Буша, как угрозу конституции и демократии. Этот суд принимал решение по заявлению четырех мичиганских газет и конгрессмена Джона Кониерса (Conyers) относительно отстранения прессы и общественности от участия в закрытых слушаниях по вопросу о депортации мусульманского религиозного деятеля Раби Хаддада из Энн-Эрбора, штат Мичиган.

«Демократии умирают за закрытыми дверями, — писал для комиссии судья Деймон Дж. Кейт (Keith). — Когда правительство начинает закрывать двери, оно выборочно контролирует информацию, по праву принадлежащую народу. Выборочная информация есть дезинформация».

Называя образ действия министерства юстиции «глубоко антидемократичным», он приходит к выводу: «Правительство, действующее под завесой тайны, находится в полной противоположности к обществу, представленному создателями нашей Конституции».

Суд по наблюдению за внешней разведкой недавно признал, что Эшкрофт и министерство юстиции неоднократно нарушали Конституцию при проведении наблюдений и обысков. Суд ссылался на 75 заявок на наблюдение, в которых допускались серьезные злоупотребления, включая ложную информацию от агентов ФБР. Он отметил, что одному агенту постоянно запрещали появляться перед судом.

Международные последствия политики Буша

Международные последствия наступления на демократические права в США были охарактеризованы уходящим в отставку комиссаром Организации Объединенных Наций по правам человека Мэри Робинсон, бывшим президентом Ирландии. В гневных интервью прессе Робинсон пояснила, что была вынуждена покинуть свой пост в результате мощного давления США на ООН.

Робинсон заслужила гнев администрации Буша своим осуждением нарушений США Женевских конвенций в ходе войны в Афганистане. Она осудила отказ Вашингтона дать статус военнопленных заключенным в тюрьму членам Талибана и «Аль-Каиды», которые содержатся в одиночном заключении на военно-морской базе Гуантанамо на Кубе. Она также обвинила США в неспособности удержать своих доверенных лиц из Северного Альянса и других антиталибских сил от массовых убийств талибских пленных.

Недемократические действия, предпринятые Вашингтоном, по словам Робинсон, были восприняты режимами всего мира как «зеленый свет для проведения репрессивной политики, основанной на убеждении в том, что любые эксцессы будут игнорироваться».

Призрак полицейского государства

Характеризуя меры администрации Буша первых шести недель после атак на торговый центр и Пентагон, Мировой Социалистический Веб Сайт дал 7 ноября следующий комментарий: «Если бы среднему американцу показали 10 сентября картину Соединенных Штатов, какова она сегодня, его реакция, вероятно, была бы такой: "Это не та Америка, которую я знаю. Это больше похоже на полицейское государство"».

Через год после атак этот процесс зашел намного дальше. Хотя и представленное как неизбежный ответ на акты террора 11 сентября, огромное усиление полицейских полномочий, к которому стремилась и которого добилась администрация Буша, согласуется с программой, которая годами проталкивалась ФБР, ЦРУ и крайне правыми.

Демократы, как и республиканцы, приняли политику администрации Буша, и ни один видный национальный политик не выступил со сколько-нибудь значимым протестом против массового ареста иммигрантов или угроз посылки граждан, считающихся «вражескими боевиками», в концентрационные лагеря.

Почему правительство зашло так далеко в проведении своей войны против демократических прав после 11 сентября? Эти действия не могут быть правдоподобно объяснены как необходимые меры защиты в «войне против терроризма». Ни в годы Второй мировой войны, ни в годы «холодной войны» администрация США не заходила так далеко в ограничении гражданских свобод или в требовании неограниченных полномочий для исполнительной власти. В первом случае силы США вынуждены были бороться на два фронта против могущественных империалистических врагов в Германии и Японии. Во втором случае Вашингтон находился в конфронтации с обладающим ядерным оружием Советским Союзом. Сегодня предполагаемым врагом является разношерстная банда террористов из беднейших стран планеты.

Социальная основа наступления на демократические права

Источник этих нападок лежит в изменениях в социальной структуре внутри самих США. Эти изменения являются продуктом огромного роста общественного неравенства и окончательного загнивания американской политической системы, что отразилось в утрате массовой поддержки обеими двумя крупнейшими партиями.

Социальная пропасть, выросшая между тонким слоем мультимиллионеров и миллиардеров, которые контролируют обе партии, и широкими массами населения, насколько широка, что внутри политической элиты нет больше каких-либо реальных сторонников защиты основных демократических прав. Напротив, гражданские свободы и конституционные принципы по большей мере рассматриваются правящей элитой как препятствия проведению непопулярной политики, которую она поддерживает, включая войну и ликвидацию важнейших социальных программ, таких как Social Security и Medicare.

При администрации Буша эта тенденция проявилась с полной силой. Это правительство, которое пришло к власти в 2000 году посредством подавления итогов народного голосования путем беспрецедентного нарушения демократических норм. Присвоение им власти представляло собой продолжение и углубление серии политических заговоров, которые едва не достигли успеха в осуществлении внеконституционного государственного переворота посредством импичмента Клинтона, обвиненного в сексуальных злоупотреблениях.

После 11 сентября прошлого года стало особенно ясно, что самой серьезной опасностью, стоящей перед американскими трудящимися, являются не бомбы террористов, а невыбранное правительство, нацеленное на накопление беспрецедентных репрессивных полномочий, — правительство, которое служит финансовой аристократии. Прошедший год подчеркнул неразрывную связь между защитой демократических прав и борьбой против империалистической войны и экономической системы, которая ее порождает. Основные права могут быть защищены только в борьбе за международный социализм.

Смотри также:
Стройте международное движение против империализма! Нет американской войне против Ирака!
(18 сентября 2002 г.)
Дымовая завеса заговора — Администрация Буша и 11 сентября
( 6 июня 2002 г.)
Тень диктатуры — После 11 сентября Буш создал секретное правительство
( 5 марта 2002 г.)
Домашняя война Буша — Ползучий государственный переворот
( 21 ноября 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site