World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Ближний Восток

Версия для распечатки

Альянс Путина с Бушем и экономические интересы России в Ираке

Владимир Волков
28 сентября 2002 г.

На фоне массированных приготовлений американской правящей элиты к войне против Ирака, целью которой является установление неограниченного контроля США над сырьевыми ресурсами всего Ближнего Востока, правительство Путина предпринимает отчаянные усилия для того, чтобы обеспечить сохранение экономического влияния России в этом регионе.

Прежде всего, Кремль демонстративно подчеркивает свое несогласие с планами вооруженной интервенции против Ирака без санкции Организации Объединенных Наций. Вместе с Германией, Францией и другими державами, которые опасаются ослабления своего геополитического влияния и непредсказуемых дестабилизирующих последствий этой кровавой авантюры, российское правительство заявляет о необходимости получить достоверные свидетельства о наличии в Ираке оружия массового поражения, что требует возвращения в Ирак инспекторов ООН.

Еще в начале сентября в телефонном разговоре с Блэром и Бушем Путин заявил, что Москва не поддержит операцию против Ирака. Более того, он пообещал выйти из контртеррористической коалиции, если война начнется вопреки позиции России.

По словам пресс-секретаря российский президент выразил «серьезные сомнения относительно обоснованности как в международно-правовом, так и в глобально-политическом плане применения силы в отношении Ирака».

Выступая за возвращение на иракскую территорию международных инспекторских групп и за развертывание в Ираке механизма ООН по контролю и инспекциям в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН, В. Путин «особо подчеркнул наличие реального потенциала для политического решения иракского вопроса и выразил глубокое сомнение в обоснованности применения силы в отношении Ирака как с точки зрения международного права, так и в плане возможных серьезных негативных последствий для ситуации в Персидском заливе, на Ближнем Востоке, а также для сохранения целостности антитеррористической коалиции».

Такой подход вызывает недовольство и даже раздражение со стороны США. Однако вашингтонская администрация пока предпочитает не высказываться чрезмерно осуждающе. Она исходит из того, что Россия не решится на радикальное изменение своего курса в сторону обеспечения «дружбы» с Америкой и в конечном итоге поддержит интервенцию против Ирака. Вопрос состоит только в том, чтобы найти для Кремля достаточную «компенсацию».

Одновременно Россия пытается продвинуть свои экономические проекты в Ираке в максимальной степени, — так, чтобы любое правительство, пришедшее на смену Саддаму Хусейну, было бы вынуждено продолжать это сотрудничество.

В августе Москва и Багдад объявили о заключении соглашения о сотрудничестве объемом в 40 млрд долларов. В эту сумму входит возвращение Ираком долга в сумме 8 млрд долл, а также реализация многомиллиардных контрактов на разработку иракских нефтяных месторождений, подписанных до настоящего времени российскими нефтяными компаниями.

Председатель совета Союза нефтегазопромышленников России, экс-министр топлива и энергетики Юрий Шафраник в интервью Газете от 29 августа сообщил, что документ о масштабном сотрудничестве начал разрабатываться еще в феврале. «В марте его канву обсуждали в российском правительстве. В апреле-мае все участники процесса - из России и из Ирака, а также другие заинтересованные стороны, пытались достичь согласия по всем спорным моментам. А уже в мае прошел "круглый стол", участники которого даже настаивали на переходе от слов к реальным делам».

По его словам, те проекты, в которых уже участвуют или планируют участие российские компании, потенциально могут быть значительно расширены. Один проект с «Лукойлом» (месторождение «Западная Курна-2») может «потянуть» на 20 млрд долларов.

Сделка с режимом Саддама Хусейна не означает, что Россия готова всерьез предпринимать усилия по защите Ирака от агрессии. Кремль ведет себя предельно цинично. Параллельно переговорам с иракскими официальными лицами российской стороной были инициированы также и переговоры с антисаддамовской оппозицией, которые состоялись во второй половине августа в Соединенных Штатах.

Второй секретарь посольства России приезжал в представительство Иракского национального конгресса (ИНК) в Вашингтоне для двухчасовой беседы. Директор представительства ИНК Энтифад Куанбар (Entifadh Qanbar) сообщил, что это была первая встреча членов его группировки с официальным российским представителем с 1995 года, когда сам Иракский национальный конгресс выступил инициатором переговоров с российской делегацией в Организации Объединенных Наций (ООН) в Нью-Йорке.

«По моему мнению, он (российский дипломат) приехал ко мне, чтобы сообщить, что мы являемся союзниками иракского народа, но не Саддама, — сказал Куанбар в телефонном интервью. — Он хотел сообщить, что сделки России с Ираком имеют в своей основе исторические и экономические отношения, а не связи с Саддамом».

Высказываться за кулисами о том, что судьба режима С. Хусейна не вызывает сочувствия, и в самом деле не сложно. В Ираке правит диктаторский авторитарный режим, запятнавший себя множеством преступлений. Однако предположение о том, что правительство Путина ведет себя как «союзник иракского народа», несостоятельно перед лицом реальных фактов. Если бы Путин и его окружение были хоть немного озабочены судьбой рядовых иракцев, они должны были бы прежде всего безоговорочно осудить военные приготовления за океаном и открыто солидаризироваться с иракским народом. Но это нимало не заботит российское руководство. Его поведение мотивируется исключительно тем, чтобы обеспечить интересы российского частного бизнеса, и использовать опасность, нависшую над Ираком для того, чтобы принудить режим С. Хусейна к выгодным для себя сделкам.

От слабого и прижатого к стене диктатора вымогают уступки. Фактически Кремль пытается вести себя как бандит, который шантажирует другого бандита (даже не обещая ему реальной поддержки), в то время как в последнего целится из пистолета третий бандит, наиболее сильный и хорошо вооруженный.

Ничто так не подчеркивает глубокий антидемократизм путинского режима, как его отношение к Ираку. Но именно так ведет себя этот режим и по отношению к своему собственному народу. В продолжение двух лет он продолжает вторую кровавую войну в Чечне, осуществляя при этом все новые и новые шаги по наступлению на жизненный уровень и демократические права российских граждан.

Если постсоветский режим в Кремле и предпринимал какие-либо серьезные усилия по сближению с Ираком, то это происходило в то время, когда премьер-министром был Евгений Примаков. Тогда, на фоне натовских бомбежек Югославии, Кремль попытался практически реализовать доктрину «многополярного мира», которая предполагала создание широкой антиамериканской коалиции, включающей Китай, Индию и многие страны арабского Востока, в которой Россия могла бы играть одну из ведущих ролей. Однако эта линия не получила продолжения, потому что пришла в противоречие с интересами крупнейших частных компаний России.

Основу российской экономики составляет экспорт сырьевых ресурсов на мировой рынок, то есть прежде всего в ведущие капиталистические страны. Конфронтация с Западом привела бы к огромным экономическим потерям для новой правящей российской элиты, которые не могут быть для нее покрыты никаким другим способом. Глубоко зависимый, по существу компрадорский, характер постсоветского режима в России заставляет его послушно следовать в фарватере мирового империализма во главе с США.

Но каково бы ни было видимое единство, оно не способно разрешить реально существующие конфликты. У России есть значительные экономические интересы в Ираке. При этом нет никаких гарантий того, что США готовы поделиться с кем бы то ни было в случае, если авантюра в Ираке завершится успешно и там будет установлен проамериканский протекторат.

Эта озабоченность открыто обсуждается в российской прессе. Вот, например, что писала Независимая газета 23 сентября по поводу ситуации вокруг Ирака:

«Примкнув к Америке, Россия стала ее важным союзником, а значит, и важным противником ее врагов. Отсюда — возможные последствия для России. Ведь мы более, чем Штаты, уязвимы в силу нашей военной слабости и большей географической близости к источникам угрозы. С возможным перенесением главного театра "борьбы с терроризмом" в Ирак Москва объективно становится перед выбором: что делать дальше? Стоит ли прибавлять в число своих врагов еще и нынешний иракский режим?»

«То есть мы должны соизмерить риски и возможные дивиденды от следования в фарватере американской политики. Когда США берут на себя роль мирового полицейского, они прекрасно осознают, ради чего борются. Если американцы усилят свой контроль над зоной Персидского залива, приведут к власти в Ираке "предсказуемый" режим, то они, очевидно, добьются искомых целей (по части нефти). Им это выгодно, так как их экономика зависит от импорта нефти. Как следствие, цена на нефть претерпит резкое снижение и на много лет стабилизируется где-то в районе 15-16 долларов за баррель.

В этом случае американцы объективно "опускают" нефтепроизводителей России, а также ее партнеров по СНГ, условия сотрудничества в энергетической области становятся более жесткими».

«... Уместен вопрос: есть ли у нас интерес заботиться о снижении цены на нефть, потворствуя американским планам? — продолжила затем газета. — Похоже, нет. С цинично-прагматической точки зрения, чем хуже американцам в регионе Ближнего Востока, тем лучше нам (или, скажем так, нашей сырьевой экономике). "Открытие" Ирака для мирового нефтяного рынка будет скорее всего означать закрытие этой страны для российских нефтяных корпораций».

Тем не менее правительство Путина не видит для себя никакой иной альтернативы, кроме как пытаться вести торг с США по поводу Ирака. Если оно и не может при этом на многое рассчитывать, то надеется по крайней мере получить в обмен «свободу рук», например, в отношении Грузии.

Однако независимо от того, какими могут быть ближайшие результаты всех этих сделок и насколько возможны уступки со стороны США, объективно разногласия обостряются. Извержение американского империализма не является просто субъективным выбором администрации Буша. За этим стоят экономические интересы ведущих слоев американской правящей элиты, которые не видят более никакой другой возможности сохранить свои мировые позиции, кроме как путем прямого использования военной силы и установления с ее помощью непосредственного контроля над регионами мира с ключевыми запасами сырьевых ресурсов.

И Ирак, и Грузия, так же как и Средняя Азия и Балканы, являются звеньями одной цепи. Все более агрессивное и одностороннее поведение США вызывает недовольство других крупнейших империалистических держав, прежде всего европейских, и приближает опасность глобальной войны за ресурсы и сферы влияния. Не стоит в стороне и Россия. Каким бы прочным внешне ни казалось участие России в международной «антитеррористической» коалиции, ход событий обнажает существование более глубоких и долгосрочных интересов, которые в рамках существующих в настоящий момент отношений никак не могут быть примирены иначе, как только путем открытой вооруженной конфронтации.

Смотри также:
Стройте международное движение против империализма! Нет американской войне против Ирака!
(18 сентября 2002 г.)
США приближают войну против Ирака
( 27 июля 2002 г.)
США подготавливают полномасштабное вторжение в Ирак
( 19 июля 2002 г.)
Администрация Буша подтверждает планы войны против Ирака
( 22 февраля 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site