World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Доводы Чейни в пользу войны — ложь и исторические фальсификации

Дэвид Уолш и Бэрри Грей
14 сентября 2002 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 2 сентября 2002 года.

На прошлой неделе вице-президент США Дик Чейни (Cheney) дважды выступал с речами, положив тем самым начало политическому наступлению правительства Буша, предпринятому с целью подтолкнуть Америку на войну с Ираком. Обе практически одинаковые речи были направлены не на убеждение американского общества относительно оправданности военных планов правительства, а, скорее, на то, чтобы заручиться для этого поддержкой правящих кругов.

В продолжение нескольких последних недель среди политической элиты, включая и само правительство Буша, разгорелся яростный конфликт по поводу планируемого военными нападения с целью свержения Саддама Хусейна и установления марионеточного правительства в Ираке.

Видные фигуры в администрации Буша-старшего (1989-1993) открыто выступили против планов односторонних действий, разрабатываемых нынешним правительством. Бывший Советник по национальной безопасности Брент Скоукрофт (Brent Scowcroft) в начале этого месяца заявил, что немедленный конфликт с Ираком может дестабилизировать весь регион и затруднить «войну с терроризмом». Далее он предположил: отсутствие доказательств того, что режим в Багдаде представляет собой непосредственную угрозу, может помешать мобилизации международной коалиции в поддержку новой войны.

Бывший Государственный секретарь Джеймс Бейкер (James Baker) — человек, который два года назад руководил махинациями предвыборного штаба Буша по недопущению пересчета голосов во Флориде, — 25 августа опубликовал в New York Times статью, где говорилось, что нынешняя администрация «неправильно» проводит «смену режима» в Ираке. Бейкер советовал Бушу выступить перед Советом Безопасности Организации Объединенных Наций и добиться принятия резолюции, требующей от Ирака согласия на «назойливые инспекции — в любое время, в любом месте, безо всяких исключений». Если Ирак откажется подчиниться такой резолюции или будет каким-либо образом препятствовать ее выполнению, то США «получат моральное преимущество» и смогут начать войну при международной поддержке.

Чейни в своих выступлениях дал ответ именно этим критическим голосам. Он выражает мнение наиболее авантюристических и милитаристских кругов политического истэблишмента, стремящихся использовать американское военное превосходство для того, чтобы силой навязать миру новый порядок — глобальное господство США.

Тот факт, что обоснование необходимости превентивной войны против Ирака было возложено на Чейни, а не на президента Буша, говорит о реальном соотношении сил в администрации. Именно Чейни задает тон, а Буш остается лишь «человеком-вывеской», которого вполне заслуженно презирают даже те, кто формально является его подчиненными.

Критики, против которых выступает Чейни, не осуждают американскую агрессию против Ирака в принципе; они лишь советуют более осторожно проводить курс на расширение американского господства над территориями и ресурсами Ближнего Востока. Эти люди обеспокоены тем, что клика Чейни безрассудно толкает США на войну без необходимой военной или дипломатической подготовки, без должной обработки общественного мнения в США, и к тому же своими действиями совершенно оттолкнет Европу, подорвет арабские буржуазные режимы и дестабилизирует международные экономические и политические отношения, что приведет к непредвиденным последствиям.

Важно и то, перед кем выступал Чейни. 26 августа это был национальный съезд Ветеранов иностранных войн в Нэшвилле, штат Теннеси, а через три дня — собрание Ветеранов Корейской войны в Сан-Антонио, штат Техас. Выбор групп ветеранов в качестве аудитории свидетельствует о наличии у правительства стратегического плана: сначала подавить в военной среде сопротивление неминуемому нападению, при котором не избежать значительных потерь в живой силе и длительной военной оккупации Ирака.

Кроме того, это вполне в духе нынешней администрации — начать кампанию по обработке общественного мнения обращением за поддержкой к военным. Чейни вполне сознательно апеллирует к военным как к противовесу критикам в Конгрессе, Государственном департаменте и во внешнеполитических кругах, в том числе и в рядах его собственной партии, а также лицам в правительстве Буша, сдержанно относящимся к перспективе односторонней войны в Персидском заливе.

Cредства массовой информации — даже те, которые раньше считались либеральными — отозвались в целом похвально об этих речах. Их преподнесли как серьезный вклад в политическую «дискуссию». Например, в передовой статье Washington Post от 27 августа первая речь Чейни характеризовалась как «наиболее исчерпывающее и убедительное изложение позиции правительства Буша по поводу опасности, которую представляет режим Саддама Хусейна, и причин для осуществления превентивных действий против него», а подстрекавший к войне Чейни делал это «страстно и убедительно».

На самом деле заявления Чейни состояли из голословных утверждений, исторических фальсификаций и лжи.

Обосновывая необходимость войны с Ираком, Чейни сначала подчеркнул, что война в Афганистане и предлагаемое вторжение в Ирак являются лишь первыми выстрелами в неограниченном по времени конфликте. Он заявил слушателям в Нэшвилле: «Однако, как сказал министр [обороны Дональд] Рамсфелд (Rumsfeld), мы находимся скорее в начале, чем в конце этой войны. Соединенные Штаты вступили в борьбу, которая будет длиться годами — в войну нового типа, против врага нового типа». Далее он охарактеризовал военные преимущества США, которые «будут приобретать все большее значение в будущих кампаниях».

Говоря о географических границах этого конфликта, Чейни заявил: «В более чем 60 странах существует преступное террористическое подполье». Так как в ООН состоят 189 стран, то, по словам Чейни, получается, что почти треть государств мира дала приют «преступному террористическому подполью» и, по всей видимости, может стать объектом американского вмешательства.

Основная мысль заявления Чейни совершенно ясна: американский народ должен быть готов к десятилетиям непрерывной войны.

Для оправдания такой кровожадной перспективы Чейни использовал тактику, к которой правительство Буша прибегает особенно часто после 11 сентября — к сознательному запугиванию населения. Он сказал: «11 сентября и его последствия заставили нашу страну осознать опасность, реальные устремления глобальной террористической сети и то, что определенные враги пытаются заполучить оружие массового уничтожения; они применят его против нас без колебаний».

Целью подобных слов является создание в Америке атмосферы постоянной тревоги. Это делается по нескольким причинам. Такое состояние позволяет правительству, военным и разведывательным учреждениям преподносить себя как единственных защитников населения против грозящего ему уничтожения, в то время как на самом деле правительство активно разрушает демократические права и проводит авторитарные мероприятия.

Более того, эти подстрекательские речи рассчитаны на подавление любой здравой оценки нападений 11 сентября и любой попытки их расследования. Администрация Буша неуклонно препятствует расследованию террористических атак, ибо у нее есть, что скрывать. Серьезное рассмотрение дела показало бы, что правительство повинно, по меньшей мере, в преступном сдерживании работы учреждений разведки и безопасности. Оно бы пришло к выводу, что правительство Буша использовало события 11 сентября для осуществления собственных, заранее разработанных планов.

В своих речах на прошлой неделе Чейни довел разжигание паники до абсурда предостережением о том, что грядет новый Перл-Харбор. Он сравнил опустошенный и доведенный до нищеты Ирак с имперской Японией и нацистской Германией.

Главные среди представленных Чейни доводов в пользу войны против Ирака были основаны на нескольких предположениях, ни одно из которых не выдерживает критики.

Превентивная война вместо «сдерживания»

Продолжая политический курс, выдвинутый в июне Бушем в своей речи в Уэст-Пойнте, Чейни пытался внедрить в сознание слушателей мысль о том, что «старые доктрины безопасности неприменимы» в новой ситуации, которая сложилась в мире. «Во время холодной войны, — заметил вице-президент, — мы могли справляться с угрозой, используя политику сдерживания. Однако намного труднее сдерживать врага, не имеющего своей страны, которую ему приходилось бы защищать — тогда сдерживание становится невозможным. Диктаторы получают в свое распоряжение оружие массового уничтожения и готовы поделиться им с террористами, намеревающимися нанести катастрофический урон».

Если оставить в стороне ничем не подтвержденные и апокалиптические утверждения, то аргументы Чейни представляют из себя ряд нелогичных выводов, не соответствующих посылкам. Логике и здравому смыслу противоречит утверждение о том, что США подвергались меньшей угрозе в пору конфронтации с высокоразвитым обществом — Советским Союзом, который был вооружен тысячами ядерных боеголовок, нацеленных на все крупные американские города, чем сейчас, при столкновении с бандами вооруженных боевиков.

Более того, ложным является утверждение, будто превентивная война — это новая доктрина, диктуемая новым положением в мире; к тому же ее отнюдь нельзя считать оборонительным мероприятием. В действительности «доктрина Буша» — это возрожденная стратегия «выдавливания» (roll-back), которую во время «холодной войны» пропагандировали наиболее правые и воинственные круги американской правящей элиты. Сторонники «выдавливания» отвергали доминирующую в то время политику «сдерживания» (containment) советского влияния. Они выступали за агрессивное использование военного давления, экономических и политических средств для свержения поддерживаемых Советским Союзом режимов, чтобы таким образом изолировать и дестабилизировать СССР. Сейчас идеологические наследники фанатических приверженцев «выдавливания» занимают доминирующие позиции в американском политическом и военном истэблишменте.

Не соответствует действительности и то, что превентивная война против Ирака или любой другой страны навязывается Соединенным Штатам ростом терроризма — явления, которое едва ли можно назвать чем-то новым и неожиданным для нашего мира. Наоборот, американские правящие круги считают, что распад Советского Союза стал удобным моментом, когда можно использовать военное превосходство США для того, чтобы захватить запасы нефти и других жизненно необходимых ресурсов, а также для распространения американского господства на всю планету.

Ирак и «оружие массового уничтожения»

Вице-президент в своих речах утверждал, что режим Хусейна в Ираке обладает арсеналом химического и биологического оружия и стоит на пороге создания ядерной бомбы.

Чейни заявил: «Попросту говоря, нет никаких сомнений в том, что Саддам Хусейн сейчас располагает оружием массового уничтожения, нет никаких сомнений в том, что он накапливает его для применения против наших друзей, против наших союзников и против нас. И нет также никаких сомнений в том, что его агрессивные региональные амбиции в будущем приведут его к столкновению с соседями...»

Тут Чейни использует риторическую хитрость, повторяя фразу «нет никакого сомнения» для того, чтобы скрыть отсутствие каких-либо фактических доказательств своим голословным утверждениям. Если в чем-нибудь и нет никакого сомнения, так это в том, что подобные обвинения не имеют ни малейшего подтверждения — по крайней мере, правительство США таковых не представило.

Упомянутый в речи Чейни в Нэшвилле «один пример» иракского вероломства был вскоре разоблачен как фальшивка. «Весной 1995 года, — сказал вице-президент, — инспекторы [UNSCOM по оружию] уже собирались объявить о том, что полностью обследованы и прекращены программы разработки химического оружия и баллистических ракет дальнего радиуса действия. Но тут неожиданно дезертировал зять Саддама и стал делиться информацией. Спустя несколько дней инспекторов привели на одну иракскую птицеферму. Там были укрыты ящики с документами и уйма доказательств, имеющих отношение к самым секретным иракским программам по разработке оружия».

Через два дня, выступая в программе новостей PBS, бывший главный инспектор ООН по оружию Скотт Риттер (Scott Ritter) доказал ложность изложенной Чейни версии и обвинил его в «переписывании истории». Риттер заявил журналисту PBS: «То, что вице-президент Чейни сказал американскому народу, можно назвать ложью. ЦРУ знает, что Хусейн Камаль, зять Саддама Хусейна, после перехода к нам ясно сказал, что все программы разработки оружия были ликвидированы по его распоряжению. Вот вам факт. Он не помог нам получить ни одного документа. Это сделало правительство Ирака».

На следующий день, выступая в Сан-Антонио, Чейни уже не стал рассказывать историю про птицеферму. В средствах массовой информации никто этого не заметил — или не пожелал заметить. Ложь достигла своей цели.

Саддам Хусейн и химическое оружие

Следуя традиции американских должностных лиц, Чейни в своей речи пытался представить Саддама сущим демоном, игнорируя тот факт, что иракский лидер в 1980-е годы был союзником США и пользовался поддержкой Вашингтона в войне против Ирана (1981-1988). Хусейн — лишь один из множества бывших союзников и орудий в руках ЦРУ, вступивших в конфликт с американскими интересами и превратившихся в международных изгоев. Такая же судьба постигла Мануэля Норьегу (Manuel Noriega) в Панаме, Слободана Милошевича (Milosevic) в Сербии, Мохаммеда Фараха Айдида (Mohammed Farah Aidid) в Сомали и Усаму бен Ладена (Osama bin Laden) — одного из исламских фундаменталистов, которых США вооружали и финансировали во время войны, ведшейся моджахедами в 1980-е годы против советских войск в Афганистане.

Когда Саддам Хусейн применял химическое оружие против иранских сил и иракских курдов в конце восьмидесятых, он действовал с молчаливого согласия США. В статье, которую недавно (18 августа) опубликовала New York Times, указывалось: «Американские разведывательные службы знали, что иракские командиры будут использовать химическое оружие в решающих битвах ирано-иракской войны». Однако они не пытались предотвратить это. Занимавший в то время высокий пост в военной контрразведке полковник Уолтер П. Лэнг (Walter P. Lang) сказал газете, что американские разведчики «старались любой ценой предотвратить поражение Ирака» в войне с Ираном. «Применение иракцами газа на поле боя не беспокоило разработчиков нашей стратегии», — прокомментировал Лэнг данный факт.

США оказывали поддержку Хусейну и Ираку в войне с Ираном, ибо американская правящая элита считала радикальный исламский режим в Иране гораздо большей опасностью. Когда война закончилась и Иран оказался ослабленным, Вашингтон стало беспокоить усиление правившего в Багдаде националистического режима и приобретение им слишком большого влияния в этом богатом нефтью регионе. Американские должностные лица начали подыскивать повод для войны с Ираком и нашли его, когда иракский режим 2 августа 1990 года оккупировал Кувейт.

Позднее стало известно, что 25 июля 1990 года посол США в Ираке Эйприл Глэспай (April Glaspie) в разговоре с Хусейном, используя дипломатический язык, буквально дала «зеленую улицу» этому иракскому предприятию, заявив: «У нас нет никакого мнения по поводу конфликтов между арабскими странами». Более того, генерал Норман Шварцкопф (Norman Schwarzkopf), действуя по приказанию тогдашнего начальника объединенных штабов Колина Пауэлла (Colin Powell), за несколько месяцев до захвата Кувейта разработал план широкомасштабного и направленного против Ирака американского военного вторжения в регион Персидского залива. В июне 1990 года Шварцкопф уже проводил военные маневры, в которых тысячи американских солдат выступали против иракских танковых дивизий.

Имеются указания и на то, что США помогли Саддаму Хусейну начать разработку планов по использованию сибирской язвы в качестве биологического оружия. Консервативная французская газета Le Figaro сообщила в 1998 году, что США и Франция в середине восьмидесятых годов снабдили Ирак штаммами бациллы сибирской язвы; до этого режим Хусейна в начале 1985 года уже развернул программу по созданию секретного биологического оружия. Это сообщение подтвердили исследователи из Американского Собрания культур штаммов (American Type Culture Collection) в Роквилле, штат Мэриленд.

Американское «освобождение» Афганистана

Чейни привел американскую войну в Афганистане в качестве доказательства того, что вторжение США в Ирак будет бескорыстным и гуманным поступком. «Сегодня в Афганистане — объявил он, — мир видит, что Америка занимается освобождением, а не завоевыванием».

Это заявление было бы смешным, если бы не было сделано в столь зловещем контексте. Даже во время речи Чейни продолжали появляться все новые сообщения журналистов и документальные кадры, свидетельствующие об ужасных военных преступлениях, совершенных в Афганистане. Американские военные и политические лидеры замешаны в массовых убийствах сотен или даже тысяч пленных талибских солдат. Сотни других талибов брошены в американскую тюрьму — в нарушение Женевских конвенций. И это — не говоря уже о многих тысячах афганских гражданских лиц, погибших от американских ракет и бомб.

Американское вторжение погрузило Афганистан в еще более отчаянную бедность и анархию, ничуть не ослабив контроль соперничающих между собой военачальников над народом. К марионеточному режиму Хамида Карзая (Hamid Karzai) относятся с таким презрением, что его руководящие фигуры вынуждены пользоваться защитой американских солдат и едва отваживаются выезжать за пределы Кабула из-за страха за свою жизнь.

Кроме того Чейни отлично знает, что американские планы войны против Ирака включают в себя и «ковровые бомбардировки» всех главных городов, и что во второй войне в Заливе число жертв среди гражданских жителей Ирака, по предположениям американских военных разработчиков, будет гораздо больше, чем в первой.

С точки зрения нынешней политической ситуации самым значительным аспектом речей Чейни, возможно, был отказ прислушаться к советам Джеймса Бейкера и других, в том числе и многих европейских лидеров, призвавших правительство Буша перед развязыванием войны против Ирака обратиться в ООН для получения фигового листка одобрения. По различным сообщениям в печати в администрации Буша все еще продолжаются споры об этом тактическом вопросе — использовать ли проблему ооновских инспекторов по оружию как повод для войны?

Чейни выразился о советах Бейкера по этому вопросу с нескрываем пренебрежением: «Возвращение инспекторов не даст абсолютно никаких гарантий, что он [Хусейн] будет выполнять резолюции ООН».

Клика в правительства Буша, сплотившаяся вокруг Чейни и министра обороны Дональда Рамсфелда, настроена враждебно по отношению к этому маневру ООН, так как хочет установить новый принцип — военные и дипломатические действия США не должны быть ограничены какой-либо международной организацией или сводом законов.

Речь Чейни, по мнению американских средств массовой информации, является вкладом в публичную «дискуссию» о войне против Ирака. Но ведь это оскорбление американского народа — приписывать подобной демагогии какое-то позитивное содержание или предполагать, что она является частью демократических взаимных уступок в отношениях между правительством и народом. На самом деле никто даже не собирается спрашивать мнение американского народа. Война с Ираком будет навязана жителям страны политической группировкой, имеющей самые тесные связи с военными и крайне правыми кругами. Эта группа пришла к власти, используя антидемократические и жульнические средства. Она знает, что не столкнется с серьезным сопротивлением в Демократической партии или в кругах, которые считаются либеральными.

Движущей силой этого военного безумия являются два основных фактора. Во-первых, США хотят обеспечить себе контроль над некоторыми ключевыми ресурсами нефти и газа — в Ираке и по всему Ближнему Востоку. Война против Ирака будет лишь первым шагом к установления фактического американского протектората в этом регионе.

В то же время разгул американского милитаризма — это ответ правящей элиты на опасный социальный и политический кризис в своей стране, кризис, из которого нет выхода. «Война с терроризмом» должна отвлечь внимание от последствий экономического спада, дополняемого корпоративной преступностью в невиданных доселе масштабах. Непримиримые противоречия в американском обществе — в первую очередь громадная пропасть, отделяющая богатую элиту от широких слоев населения, стимулируют нынешнее стремление к войне и делают его особенно неистовым.

Смотри также:
США приближают войну против Ирака
(27 июля 2002 г.)
США подготавливают полномасштабное вторжение в Ирак
( 19 июля 2002 г.)
Администрация Буша подтверждает планы войны против Ирака
( 22 февраля 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site