World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

  МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Россия

Версия для распечатки

В основе кремлевского торга с США по поводу Ирака — конфликт интересов

Владимир Волков
16 октября 2002 г.

Американская правящая элита уже неоднократно демонстрировала всему миру готовность начать войну против Ирака в одностороннем порядке, невзирая на недовольство и сопротивление других стан и правительств. Тем не менее администрация Буша — на фоне роста массовой оппозиции внутри страны и опасения части истэблишмента по поводу возможных негативных последствиях действий в одиночку — предпринимает усиленные попытки сформировать более широкую международную поддержку своим военным планам. До сих пор, однако, только Британия выражала полную солидарность с позицией США.

Среди недовольных находится и российское правительство Владимира Путина. Оно по-прежнему настаивает на том, что начало войны против Ирака должно быть обусловлено одобрением со стороны ООН. Визит британского премьер-министра Тони Блэра в Россию, который состоялся 10-11 октября, не привел к изменению этой позиции Кремля.

Во время встречи с президентом Путиным Блэр пытался говорить о перспективах войны в самых обтекаемых формулировках: «Неизбежным являются не конфликты в Ираке, — сказал он, — а его разоружение, и предпочтительнее было бы, если бы это случилось под эгидой ООН». В ответ Путин повторил свою прежнюю формулировку о том, что инспектора по контролю над вооружениями должны провести новые проверки в Ираке, однако нет необходимости в каких-либо дополнительных резолюциях ООН на этот счет.

Понятно, почему Путин не поддерживает принятие новых резолюций по инспекторам. Эти резолюции будут содержать заведомо ультимативные требования, которые Ирак не сможет выполнить при любом желании. Как и переговоры в марте 1999 года в Рамбуйе по поводу Косово, которые были использованы Западом для навязывания Белграду заведомо невыполнимых условий и послужили предлогом к началу массированных бомбежек Югославии, так и новые резолюции ООН относительно инспекторов по контролю над вооружениями дадут формально-легитимное основание для начала агрессии против Ирака.

Упорство Путина, однако, имеет вполне очерченные пределы и не имеет ничего общего с действительной оппозицией против планов неоколониального захвата. Прежде всего Путин не ставит под сомнение доктрину «превентивной войны» против «терроризма» и общую идеологическую основу готовящегося нападения США: что Саддам Хусейн якобы представляет собой смертельную угрозу национальной безопасности США. Он также вполне признает право более сильного империалистического хищника грабить и подчинять более слабое, по существу беззащитное государство.

В то же время Путин ни мало не озабочен судьбой рядовых иракцев, которые окажутся первой и главной жертвой надвигающейся войны. Объявив в августе о планах сотрудничества с Ираком в размере 40 миллиарда долларов, Кремль преследовал прежде всего корыстные цели, пытаясь использовать слабость багдадского режима для того, чтобы навязать ему выгодные для себя соглашения.

Ни один политик или комментатор в Москве не сомневается в том, что как только вопрос будет поставлен ребром, то есть Вашингтон даст ясно понять, что война с Ираком начинается, правительство Путина тут же поддержит эту операцию. Путин просто-напросто лавирует, сочетая цинизм с лицемерием.

Целью его усилий является получение Россией определенных материальных выгод от этой поддержки. Ими прежде всего должны быть гарантии участия российских фирм в иракских нефтяных проектах после свержения Саддама Хусейна. Как известно, одна только кампания «Лукойл» еще в 1997 году подписала с Ираком соглашение на добычу в течение 23 лет 5 млрд баррелей [1 баррель примерно равен 159 литрам] нефти на месторождении «Западная Курна» общей стоимостью в 20 млрд долларов.

До сих пор с американской стороны не последовало ни одного конкретного заверения по этому поводу. В конечном итоге ведь американская правящая элита затевает опасную и кровавую неоколониальную авантюру не для того, чтобы делиться с кем бы то ни было, а, напротив, для того, чтобы обеспечить себе абсолютное превосходство и полный контроль над нефтяными ресурсами Ближнего Востока и Персидского залива.

Тот факт, что торг между Кремлем и администрацией Буша затянулся, говорит о том, что лежащие в его основе стратегические интересы не могут быть примирены для удовлетворения всех сторон и грозят дальнейшим обострением отношений.

В качестве одного из вариантов компенсаций нефтяному экспорту России, от которого целиком зависит российская экономика и который пострадает после возможного установления американского протектората в Ираке, была выдвинута перспектива прямых поставок нефти из России в США. Эта идея поначалу нашла поддержку по обе стороны Атлантики. Летом этого года компанией «Юкос», второй по величине нефтяной фирмой России, были доставлены в США два танкера нефти. Затем в сентябре в Хьюстоне, штат Техас, состоялась международная встреча нефтяников, на которой эти планы должны были получить продолжение. Однако этого не произошло. Нефть из России стоит дорого, объемы ее морского экспорта не могут быть сколько-нибудь значительными, а сама доставка по морю относительно дорога и трудоемка. В частности, Россия до сих пор не имеет прямого выхода в Средиземное море и зависит от нефтепроводов, идущих по нестабильным территориям Балканского полуострова.

Тем не менее американские масс-медиа продолжают вести на этот счет оптимистические разговоры, что продиктовано в большей степени политическими соображениями, нежели экономическими реальностями. Так, 30 сентября 2002 года газета The Washington Post, без какого-либо стеснения обсуждая попытку циничного сговора между Россией и США, писала: «Самый последний кризис в Ираке — это возможность, о который российские нефтяники, должно быть, втайне молились; это — шанс продать г-на Хусейна в обмен на часть иракской нефти и новое партнерство с Вашингтоном».

«Вне зависимости от того, удастся или нет избежать войны в Ираке, — продолжает газета, — эти русские нефтяные магнаты могут оказаться критически важными для американских усилий по изоляции г-на Хусейна и подорвать остатки той поддержки, которую ему оказывала Москва. И, если уж война в Ираке неизбежна, российские нефтяные компании — в партнерстве с американскими компаниями — могли бы способствовать закладыванию основы для настоящего американо-российского партнерства в области энергетики. Российский экспорт нефти в объеме 5 млн баррелей в сутки в совокупности с предполагаемым иракским потенциалом добычи 4 млн баррелей в сутки могли бы быть сопоставимыми с добычей нефти в Саудовской Аравии, равной 8 млн баррелей в сутки, и стать беспрецедентной силой для обеспечения стабильности на глобальном нефтяном рынке».

Эти общие цифры и сопоставления, однако, мало что могут означать на практике. Индикатором того, что российские нефтяные магнаты все меньше верят в осуществимость подобных планов, служит их растущая в последнее время озабоченность относительно негативных последствий войны против Ирака для своего бизнеса.

10 октября глава компании «Юкос» Михаил Ходорковский — главный энтузиаст перспектив прямого экспорта нефти в США — выступил на заседании одной из фракций парламента, где заявил, что удар США по Ираку может нанести существенный урон доходам российского бюджета и нефтяной индустрии. «Если операция будет проведена достаточно быстро и эффективно, цена нефти может на определенное время резко снизиться», — сказал он.

По мнению Ходорковского, в случае, если США удастся поставить под свой контроль нефтяные месторождения Ирака, цены на российскую нефть марки «Urals» могут упасть до $14-16 за баррель, а при более пессимистическом сценарии — до $12-14. По его прогнозу, «на приемлемом уровне» в $27 за баррель цены на нефть восстановятся лишь «в среднесрочной перспективе», то есть через три с половиной года.

Другой ведущий российский нефтяник, генеральный директор корпорации «Лукойл» Вагит Алекперов, еще во время американо-российского энергетического саммита в Хьюстоне 2 октября выдвинул план, согласно которому предлагается построить на территории России трубопровод в арктический порт Мурманск, который обойдется в 1,5 млрд долларов США. В этом случае российская нефть может доставляться танкерами прямо в Соединенные Штаты. «Это расстояние вдвое короче маршрута из Персидского залива», — сказал Алекперов.

Это проект, как и многие другие, слишком сложен, дорогостоящ и требует много времени для реализации, чтобы стать реальным планом массовых поставок российской нефти на рынок США. Экономически все они, в конечном итоге, малосостоятельны. Таким образом, шансов на то, что Америка окажется способной предоставить какие-либо значимые уступки России в обмен на поддержку войны против Ирака, немного. Конфликт по поводу материальных интересов будет неизбежно углубляться. И он особенно обострится в случае успешного завершения военной кампании против Ирака.

В этой атмосфере растущих сомнений и недоверия в российских СМИ появляется все больше голосов, требующих ужесточить отношения с Америкой, к каким бы последствиям это ни привело. В конце прошлой недели, например, газета Известия, путинский официоз de facto, опубликовала статью известного идеолога русских правых А. Дугина, в годы правления Ельцина считавшегося политическим маргиналом, которому нет доступа в «большую прессу». В своей статье Дугин пишет:

«Более всего от американской операции в Ираке теряет Россия. Это затрагивает и экономический аспект, поскольку выход иракской нефти на мировой рынок фактически подрывает экономическую систему российской экономики, в огромной мере функционирующей сегодня за счет экспорта энергоносителей».

Будущее России, продолжает он, «безусловно зависит от возможности установления многополярного мира. Следовательно: национальный интерес России состоит в противодействии американской операции против Багдада».

Вопреки утверждениям американской и российской пропаганды о том, что присоединение России к международному «антитеррористическому» альянсу после 11 сентября означало исторический поворот к коренному улучшению отношений между двумя бывшими соперниками по «холодной войне», в действительности каждый шаг на пути развертывания планов американского империализма будет вести к обострению международных и, в частности, американо-российских отношений и усиливать угрозу новых кровавых конфликтов и войн.

Смотри также:
Американский план инспекций в Ираке — замаскированное вторжение
(14 октября 2002 г.)
Альянс Путина с Бушем и экономические интересы России в Ираке
( 28 сентября 2002 г.)
Стройте международное движение против империализма! Нет американской войне против Ирака!
( 18 сентября 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site