Мировой Социалистический Веб Сайт (www.wsws.org/ru)

www.wsws.org/ru/2002/mai2002/rog7-m14.shtml

Презентация 7-го тома исторического исследования В. Роговина состоится в Москве

14 мая 2002 г.

Роговин В.З. Конец означает начало. М., 2002. — 480 с.

В конце апреля в Москве вышел из печати 7-ой том исторического исследования Вадима Роговина Была ли альтернатива? под заглавием Конец означает начало. Эта книга посвящена событиям 1939-1941 годов и охватывает три основные темы: положение в Советском Союзе после завершения Большого террора и до вторжения гитлеровских армий в СССР; международные отношения этого периода, в особенности, между нацистской Германией и сталинским режимом; обстоятельства убийства Льва Троцкого в Мексике в 1940 году.

V. Rogovin, vol 7Книга Конец означает начало завершает многотомное исследование, которому В. Роговин посвятил последнее десятилетие своей жизни: написание истории марксистской оппозиции сталинизму в Советском Союзе между 1923 и 1940 годами.

Первый том этой серии под названием Троцкизм : Была ли альтернатива?, освещающий события 1922-1927 годов, появился в 1992 году. Второй том Власть и оппозиции (повествующий о событиях 1928-1933 гг.) вышел год спустя.

Затем были опубликованы: Сталинский неонэп о периоде 1934-1936 годов и книги 1937 год и Партия расстрелянных, где описывается кровавая драма подготовки и осуществления Большого террора 1937-1938 годов, приведшего к физическому уничтожению в СССР всего старого поколения большевистской партии, а также целого слоя социалистически мыслящих рабочих и интеллигенции.

Предпоследний, шестой том исследования под названием Мировая революция и мировая война (события 1938-1940 годов) появился в августе 1999 года.

Труд В. Роговина представлен теперь в полном объеме и может быть охарактеризован как целое. Он не имеет аналогов в современной российской и мировой исторической науке как по охвату материала, так и по глубине представленного в ней исторического анализа. Автор противостоит тому общепринятому как в либерально-антикоммунистической, так и в традиционно-сталинистской историографии представления, согласно которому Сталин и созданным им режим были естественным и неизбежным продуктом Октябрьской революции и большевизма. Основываясь на многочисленных фактах и источниках, ставших доступными в том числе после частичного открытия бывших советских архивов, В. Роговин показывает, что сталинизм был не продолжением, а отрицанием традиций и духа международного революционного движения первой половины XX столетия, нашедшего в русском большевизме свое наиболее яркое проявление.

Возвышение Сталина было не закономерным продуктом революции Октября 1917 года, а результатом ее контрреволюционного перерождения, вызванного как задержкой пролетарской революции в Европе, так и культурно-экономической отсталостью молодой Советской республики. На почве изоляции и отсталости в СССР выросла новая социальная прослойка советской бюрократии, создавшая себе материальные привилегии на почве национализированной собственности. В продолжение 1920-30-х годов эта новая бюрократия, во главе со Сталиным, постепенно сумела захватить власть в свои руки, задушить ростки рабочей демократии и, в конечном итоге, физически расправиться с кадрами старых большевиков-революционеров, которые представляли для нового режима смертельную опасность.

Описывая в деталях этот процесс контрреволюционного перерождения, Вадим Роговин, однако, далек от мысли рассматривать его под углом зрения фатальной неизбежности. Напротив, он исследует многообразное и противоречивое сцепление внутренних и внешних обстоятельств, которые позволили Сталину одержать верх. Роговин показывает, что сформированная в 1923 году Левая оппозиции под руководством Льва Троцкого, даже в самых тяжелых условиях полицейских преследований и репрессий обладала политическими возможностями переломить ход событий. Вера советских рабочих и интеллигенции в перспективы социализма и растущее массовое недовольство новой привилегированной аристократией были той основой, которая могла снова дать перевес революционным силам, вернуть трудящимся контроль над рычагами власти и возродить демократическую атмосферу и традиции пролетарской солидарности, определявшие характер Советской республики в первые послеоктябрьские годы.

В. Роговин говорит о социалистической «альтернативе» сталинизму не с точки зрения отвлеченных понятий и надежд. Он исходит из основ социально-политических отношений советского общества, которые настоятельно требовали как демократического участия самых широких масс в управлении хозяйством, так и смелой революционной политики на международной арене. Сопротивление, которое сталинистская бюрократия оказывала этим тенденциям, породило тотальные формы государственного насилия, провоцировало постоянные провалы и трудности в экономическом развитии, а за пределами СССР вызывало волны контрреволюционных предательств и преступлений.

События 1991 года и распад Советского Союза, который был организован самыми высокопоставленными функционерами сталинистского режима, полностью подтвердил, пусть и в отрицательной форме, тот социально-исторический прогноз, который был сделан Троцким и полностью разделяется В. Роговиным. Троцкий писал, что если советский рабочий класс окажется неспособен свергнуть власть новой бюрократической касты, то она неизбежно реставрирует капитализм и разрушит СССР.

Автор не успел самостоятельно подготовить заключительный, 7 том, своего исторического исследования к печати. В сентябре 1998 года Вадим Роговин умер от ракового заболевания, с которым мужественно боролся в продолжение нескольких лет. В предисловии к книге вдова В. Роговина, Галина Валюженич-Роговина, пишет:

«Название этой книги символично и многозначно. Вадим искренне верил, что с крахом и развенчанием сталинизма и сталинских режимов появится реальная возможность объединения людей на основе истинно большевистских идей, продолжением которых в современном мире является троцкизм. Именно поэтому главным смыслом своей жизни он считал восстановление правды о тех, кто боролся ос сталинизмом».

«Это и своего рода ответ на действия Сталина, который мобилизовал колоссальные усилия на физическое уничтожение своего главного политического и идейного противника, считая, что, только убив Троцкого, он сможет заглушить обличающий его в предательстве голос, убить сами идеи, генерируемые и отстаиваемые Троцким, свести на нет его влияние на международное коммунистическое движение».

Подчеркивая символический смысл названия последнего тома для судьбы самого автора, Г. Валюженич-Роговина говорит:

«Момент его ухода из жизни совпал с мировым признанием значимости его исторического исследования, его концепции развития самого драматического периода нашей истории. Его книги переводятся и издаются во многих странах мира. Его лекции и вступления за рубежом собирали многотысячные аудитории. Обладая даром высокого ораторского искусства, он завораживал слушателей. Страстность его выступлений и глубина знаний будили сознание и интерес к тому, о чем он говорил. Магическая сила его воздействия на слушателей, на мой взгляд, обусловливалась еще и тем, что он идентифицировал себя с теми людьми из левой оппозиции, правду о которых он хотел восстановить в исторической памяти народа».

Огромный вклад, сделанный Вадимом Роговиным в понимание и объяснение советской истории, стал в значительной степени результатом его интенсивного и весьма плодотворного сотрудничества с современным мировым троцкистским движением. Не случайно автор посвятил этот том Международному Комитету Четвертого Интернационала.

Презентация книги Конец означает начало состоится в Москве 15 мая в Институте развития прессы (Тверской бульвар, 20).

Начало в 15.00. Вход свободный.



© Copyright 1999 - 2002,
World Socialist Web Site!