World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Франция

Версия для распечатки

За бойкот президентских выборов во Франции

Заявление Международного Комитета Четвертого Интернационала
1 мая 2002 г.

Данное заявление было опубликовано на английской странице МСВС 26 апреля 2002 г.

Международный Комитет Четвертого Интернационала призывает французских рабочих, молодежь и интеллигентов бойкотировать назначенный на 5 мая второй тур президентских выборов, в котором кандидат от неофашистского Национального Фронта Жан-Мари Ле Пен выступит против представителя правых, нынешнего президента Франции Жака Ширака.

Прорыв на выборах, совершенный Ле Пеном в первом туре голосования, обнаружил далеко зашедший кризис Пятой республики во Франции. Политический порядок, который предоставляет лишь выбор между двумя подобными кандидатами, утратил всякое доверие. Рабочий класс должен отвергнуть такую антидемократическую головоломку и готовиться к мобилизации своего собственного независимого движения против этих реакционеров, вне зависимости от того, кому из них достанется победа на выборах.

Почему бойкот является необходимым и правильным политическим ответом французского рабочего класса на второй тур президентских выборов 5 мая? Потому что он откажет в законности избирательному обману и обеспечит средства для превращения массового недовольства в действенную политическую акцию.

Анализ результатов голосования в первом туре ясно показывает, что широкие слои французских избирателей оказались фактически лишены своих избирательных прав. Одна треть от общего числа граждан, имеющих право голоса, не пришла на выборы из-за неприятия всех кандидатов, в то время как почти 40 процентов тех, кто принял участие в голосовании, выбрали партии, характеризующие себя в качестве составной части левых сил. Среди проголосовавших 11 процентов отдали свои голоса за партии, идентифицирующиеся с революционной социалистической политикой. Однако всем избирателям придется выбирать между двумя крайне правыми кандидатами, которые вместе получили поддержку менее четверти от всего числа граждан, имеющих право голоса.

Сотни тысяч французских рабочих и представителей молодежи вышли на улицы, чтобы выразить свою оппозицию политической линии Национального Фронта Ле Пена, направленной против иммигрантов и рабочего класса, а также свою ненависть по отношению к системе социального неравенства и политической коррупции, которая породила это реакционное политическое движение.

Новые сотни тысяч выйдут на демонстрацию в день Первого мая в Париже. Это день международной солидарности рабочего класса следует использовать для начала истинной кампании классовой оппозиции против двух кандидатов буржуазной реакции посредством бойкота выборов. Это вопрос не простого отказа от голосования, а начала рабочего движения как независимой силы против тех элементов — как фашистских, так и голлистских — которые пытаются выставить иммигрантов и самые угнетенные слои общества в качестве козлов отпущения.

Кампания, развернутая Социалистической партией, Коммунистической партией, «Зелеными» и другими слоями французских левых в поддержку Ширака во втором туре заслуживает только презрения. Голосование за Ширака никоим образом не продвинет борьбу против Ле Пена, но только усилит политическую дезориентацию, которая обеспечила успех неофашистам в первом туре.

Первый тур выборов дал самый высокий уровень неявки с 1958 года, явственно обнажив отчуждение широких масс населения от двух партий — голлистской и Социалистической — которые преобладали в политической жизни страны в течение десятилетий. Эти партии правящей элиты фактически стали неразличимы в своей политике и во все большей степени неспособны реагировать или хотя бы понимать настроение масс.

В условиях отсутствия какой-либо независимой альтернативы партиям, которые исторически получали голоса рабочего класса, Национальный Фронт смог провести кампанию правого популизма, обращаясь к «маленькому человеку» и выступая против монолитного политического «истэблишмента».

В результате Ле Пен получил поддержку не только в традиционно голосующих за него округах на юге Франции, но и в рабочих районах на севере, которые традиционно составляли основу поддержки сталинистской Компартии. Последняя столкнулась с падением числа поданных за нее голосов с 2,6 млн. в 1995 году до всего 960 тысяч на этих выборах.

Угрозы, возникшие в результате роста поддержки неонацистской партии во Франции, не следует недооценивать. Однако при анализе значения голосования за Ле Пена необходимо понять, что результаты выборов обнажили кризис доверия буржуазному политическому строю в целом.

«Сорок процентов голосовавших отвергли партии, входящие в правительство, что в два раза больше, чем на выборах 1988 и 1995 годов, вместе взятых, — отметила Le Monde. — Если к этому числу добавить воздержавшихся от голосования, то три пятых от общего числа зарегистрированных избирателей отвергли кандидатов, способных сейчас возглавить правительство. Одна эта цифра показывает, что, кроме провала левых, успеха крайне правых и слабости правых, существует фундаментальная и беспокоящая атмосфера неприятия, которая и нашла свое выражение в итогах голосования».

Политические партии и общественные деятели, призывающие голосовать за Ширака во имя «референдума против Ле Пена» или «престижа демократии», пытаются вернуть народное доверие политической системе, которую отвергают широкие слои французского народа. В свою очередь, Ле Пен приветствовал сплочение рядов социалистов и голлистов в качестве обоснования своей реакционной демагогии.

Прикрываясь национальным трехцветным флагом, Ширак заявил, что его победа необходима для «спасения чести Франции». Между тем нет никакого противоречия в том, что сомнительная цель «спасения чести Франции» должна быть отождествлена с выборами человека, имя которого служит синонимом коррупции и подкупа.

Действующий президент отказался от дебатов с Ле Пеном. «При столкновении с нетерпимостью и ненавистью никакие дискуссии невозможны, — заявил Ширак на своей первой после голосования 21 апреля встрече с избирателями. — Так же как я не согласился на какое-либо объединение с Национальным Фронтом в прошлом... Я не соглашусь на дебаты с его лидером и в будущем».

Для Ле Пена не составило труда разоблачить это лицемерие. Он рассказал о том, что Ширак добивался именно такого объединения в 1988 году, вскоре после того как лидер Национального Фронта высказал свое одиозное изречение о нацистских газовых камерах, назвав их «деталью истории». В результате этой сделки лидер Национального Фронта убеждал своих избирателей голосовать во втором туре за голлистскую RPR.

У Ширака были дополнительные соображения для отказа от дебатов с Ле Пеном. Он, как и другие французские правые, имеет в виду парламентские выборы, назначенные на июнь. Его главной заботой является не нанесение поражения Ле Пену, а объединение правых партий для получения парламентского большинства. С этой целью он учредил новый политический фронт, Объединение за президентское большинство (ОПБ), чтобы обеспечить союз правых и правого центра.

У Ширака не принципиальных политических различий с Ле Пеном. Он озабочен тем, чтобы оставить дверь открытой для сотрудничества с неонацистами в будущем.

Вся избирательная система превратилась в средство политического удушения масс. Она не дает трудящимся никаких средств для выражения своего социального недовольства. Так называемые левые партии — социалисты и коммунисты — несут главную ответственность за такое положение дел. Подавая себя в качестве самых лучших управленцев капиталистического государства и капиталистической экономики, они возглавили процесс уничтожения социальных услуг, приватизации промышленности и наступления на демократические права.

Ле Пен эффективно использовал путаницу, созданную совершенно оппортунистической политикой этих партий, изображая из себя противника всех правящих кругов.

Отвратительное проявление трусости премьер-министра и кандидата на пост президента от Социалистической партии Лионеля Жоспена, который объявил о своей отставке спустя всего несколько часов после получения известий о разгроме своей партии на выборах, стало примером банкротства официальных «левых». Прострация перед Ле Пеном характеризует Жоспена как политического наследника лидера французской Радикальной партии Эдуарда Даладье, который подал в отставку после фашистского мятежа в феврале 1934 года, а позднее проложил дорогу взятию власти во Франции германским фашизмом в мае-июне 1940 г.

Бойкот необходим для начала политического просвещения рабочего класса и борьбы против дезориентации, созданной предательством Социалистической и Коммунистической партий. Рабочие, студенты и представители интеллигенции, которые разгневаны результатами выборов, не должны остаться в изоляции, или, что еще хуже, склониться к тому, чтобы помочь выбрать правительство, заведомо нацеленное на атаки против рабочего класса. Нужна активная политика, включающая в себя организацию собраний, призывающих к бойкоту, демонстраций и политических забастовок.

Те, кто заявляют, что голосование за Ширака является единственным способом нанести поражение Национальному Фронту, попросту выдают с головой свой собственный паралич и пессимизм. Политическая элита, которая рассматривает подобную фигуру в качестве защитника демократии, разоблачает этим лишь свое собственное старческое бессилие.

Президентство Ширака при правом большинстве в парламенте явно является тем результатом, которому отдают предпочтение наиболее влиятельные слои французской буржуазии. Такое правительство осуществит многое из политической программы, выдвигаемой Национальным Фронтом, чьи предвыборные лозунги против иммигрантов и в защиту «закона и порядка» были в значительной степени воспроизведены голлистами во время их собственной предвыборной кампании.

Значительная часть избирателей, около 11 процентов, отдала свои голоса за организации, которые называют себя троцкистскими и заявляют о продвижении революционной политики. Эти партии и их кандидаты — Арлет Лагилье (Laguiller) из «Lutte Ouvriere» [«Рабочая борьба»], Оливье Безансон (Besancenot) из Ligue Communiste Revolutionnaire [Революционный коммунистический союз] и Даниэль Глюкштейн от Parti des Travailleurs [Рабочая партия] — несут сегодня ответственность за выдвижение лозунга с требованием бойкота и за проведение активной кампании в пользу бойкота.

Первоначальная реакция Лагилье, однако, была совершенно пассивной. В своем последнем заявлении она сказала, что «не будет призывать к неучастию в голосовании во втором туре президентских выборов». Она добавила, что хотела бы убедить рабочих не голосовать за Ле Пена, но отказалась в то же время присоединиться к коалиции, поддерживающей голосование за Ширака.

Это отговорка, а не политика борьбы с правыми. Такая позиция не объясняет рабочим, что они должны делать дальше. Формула Лагилье предоставляет решение отдельному избирателю и в скрытом виде поддерживает голосование за Ширака.

Активная политика в форме организованного бойкота необходима для объединения рабочего класса и прокладывания новой дороги борьбы, которая послужит для создания действительно независимого массового социалистического движения.

Французский рабочий класс не сможет найти пути выхода из политического кризиса, основываясь на французской национальной программе. Альтернатива, предлагаемая Социалистической и Коммунистической партиями — бюрократизированное государство всеобщего благосостояния без всеобщего благосостояния — вовсе не дает никакой альтернативы.

Против национального шовинизма, ксенофобии и протекционизма, к которым подстрекает Ле Пен — и которые поддерживаются широкими слоями так называемых левых — рабочий класс должен выдвинуть свою собственную интернационалистскую программу по объединению борьбы рабочих всей Европы, направленную на защиту своего жизненного уровня и демократических прав. Для рабочих альтернативой Единому европейскому рынку транснациональных корпораций является борьба за Соединенные Социалистические Штаты Европы.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site