World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Новый договор о разоружении открывает путь американской вооруженной экспансии

Джозеф Кэй
28 мая 2002 г.

Нижеследующая статья была опубликована на английской странице МСВС 22 мая 2002 г.

Во время встречи в Москве американский президент Джордж Буш и российский президент Владимир Путин подпишут новый договор об ограничении ядерного оружия. Однако достигнутое 13 мая соглашение лишь на словах обеспечивает контроль над вооружениями. В действительности российское правительство лишь дало согласие на продолжение эскалации американского милитаризма.

Основное содержание договора заключается в обязательстве каждой стороны в течение следующих десяти лет сократить ядерные боеголовки примерно до одной трети от нынешнего уровня. Сегодня каждая из этих двух ядерных держав имеет от шести до семи тысяч боеголовок. Теперь количество боеголовок с обеих сторон должно быть сокращено до уровня от 1500 до 2200. Но договор не устанавливает никакого графика этого сокращения. Это означает, что Соединенные Штаты или Россия могут даже увеличивать число боеголовок в течение десятилетнего срока договора, если только к концу этого срока их число дойдет до установленного лимита. Договор истекает в 2012 году в том случае, если не будет продлен.

Это лишь одна из лазеек в договоре. Договор не требует фактического уничтожения недействующих боеголовок. Россия выразила свое возражение против намерений США сократить свой арсенал путем простого складирования боеголовок, поскольку в этом случае их можно довольно быстро снова привести в готовность. Договор не создает запрета для этой уловки, и американские представители заявили, что они намерены применить эту меру в отношении по крайне мере части нынешнего арсенала оружия.

Каждая из сторон может выйти из договора после 90-дневного предупреждения. Договор по противоракетной обороне (ПРО), который был расторгнут Соединенными Штатами в декабре прошлого года, а также большинство других договоров о разоружении, предусматривают шестимесячный период предупреждения. В то же время договор отличается от договора «ОСВ-1» тем, что не создает ограничений относительно того, какие типы ядерного оружия могут быть использованы в военных целях.

Переговоры по выработке соглашения продолжались шесть месяцев, а сам текст договора занял всего три страницы (для сравнения: договор «ОСВ-2» был опубликован на 700-х страницах, а переговоры о нем заняли десять лет). Договор выглядит не более, как жестом для спасения репутации Путина — это бумажка без содержания, однако она позволяет Путину заявить, что он вынудил американцев подписать договор.

Со времени своего вступления в Белый дом администрация Буша резко оспаривала любые международные договоры, которые могли бы ограничить прерогативы американской военщины и военной промышленности. Эта линия лишь повторяет общий односторонний (unilateralist) характер действий американского правительства, которое отказывается признавать какие-либо ограничения для проведения своей внешней политики. В течение прошлого года Буш повторно заявлял, что любой договор о разоружении должен иметь форму личного соглашения между двумя правительствами, а не выражаться в формальном договоре.

Администрация Буша согласилась с российским требованием о подписании формального договора лишь потому, что это никак не повлияет на военную политику Америки. Буш еще раньше провозгласил, что намерен сократить ядерные силы США до уровней, оговоренных в договоре, независимо от того, будет ли он подписан или нет. Но представители Пентагона и сам Буш хотят сохранить за собой право увеличить запасы оружия в любой момент, когда им это захочется. Американская военная комиссия, недавно рассмотревшая ядерную готовность и планы США, пришла к выводу, что ядерный арсенал нужно сократить, но также заявила: «В случае, если американо-российские отношения значительно ухудшатся, США будут вынуждены пересмотреть количество своих ядерных сил и степень их готовности к применению».

Договор дает те же самые права и прерогативы России, включая и право запасаться наземными многоголовочными ракетами (Пентагон раньше сопротивлялся этому). Но российская экономика не способна поддерживать ядерные войска наравне с Соединенными Штатами, и договор является признанием американского перевеса сил. «Грубо говоря, — заметил российский обозреватель Александр Гольц, — односторонняя американская политика в области ядерного оружия приняла форму двухстороннего договора». Высокопоставленный представитель США заявил в подобном духе: «В договоре мы согласились сделать то же самое, что намеревались сделать в любом случае. Это тот тип договора, который нас устраивает».

Quid pro quo (одна рука моет другую)

Соглашение по контролю над ядерными вооружениями является одним из шагов в целой серии переговоров между Соединенными Штатами и Россией. Под руководством Путина российское правительство в течение ряда месяцев пытается изменить свои отношения с США и упразднить или смягчить свое сопротивление против военных операций Пентагона в надежде, что Вашингтон ответит тем же.

В целях получить американскую поддержку своим собственным действиям Россия в целом уже не противится американским планам создания национальной противоракетной обороны (НПО). До осени прошлого года Россия резко возражала против шагов Вашингтона в сторону упразднения Договора по противоракетной обороне (ПРО). Но когда администрация Буша зимой объявила о своем выходе из Договора, ответ России был весьма мягким. В тот момент Буш заверял Россию, что постройка этой противоракетной системы не повредит ядерному арсеналу России. Однако нынешний договор не кодифицирует это обещание и вообще не упоминает о противоракетной системе.

Этот договор таким образом открывает дорогу к созданию в США национальной противоракетной обороны, сооружение которой начнется в штате Аляска через пару недель, как только истечет шестимесячный срок действия прежних договоренностей. Между Россией и Америкой даже имели место переговоры о возможном российском участии в сооружении будущей американской НПО. Буш и Путин согласились образовать совместную комиссию для обсуждения этой возможности, и один высокопоставленный представитель США заявил, что во время своей встречи в Москве они будут обсуждать «расширение сотрудничества... в области противоракетной обороны». США надеются, что поддержка России ослабит европейское сопротивление планам создания этой системы.

Правительство Путина также приглушило прежнюю критику растущего американского военного присутствия в Центральной Азии, включая также и несколько бывших советских республик. В то же самое время НАТО продолжает свои планы по расширению числа своих членов и по включению в структуры НАТО бывших советских республик Прибалтики.

Замечаются также признаки того, что Россия готова согласиться с американской военной интервенцией в Ираке, которая может начаться уже в этом году. Вскоре после достижения согласия по ракетам Россия проголосовала вместе с другими членами Совета Безопасности ООН в пользу принятия поддерживаемого США предложения об изменении режима санкций против Ирака. Имея это одобрение, Вашингтон пытается парировать критику европейцев по адресу политики санкций и, таким образом, сфабриковать повод для военной интервенции. Со своей стороны, Россия надеется, что после свержения Хусейна в Ираке Соединенные Штаты позволят ей контролировать часть региональных нефтяных месторождений.

Россия надеется, что более близкие отношения с США позитивно повлияют на экономику России и позволят ей преследовать свои региональные цели без сопротивления Америки. Владимир Фролов, советник председателя Комитета по внешней политике в Госдуме, сказал в редакционной статье в газете St. Petersburg Times : «Кажется, Путин и вправду верит, что присоединение России к Западу... глубоко в российских интересах в качестве единственной возможности создать среду, дающую необходимые внешние условия для хозяйственного и общественного восстановления России и ее конечного возрождения как великой державы... Он не одинок в этом взгляде на вещи, находя живую поддержку со стороны растущего предпринимательского класса России, который жаждет быть признанным на Западе».

Спустя день после того, как соглашение об ограничении вооружений было достигнуто, НАТО согласилось на принятие новых партнерских отношений с Россией. Россия будет иметь голос в решениях НАТО в некоторых вопросах, хотя Соединенные Штаты и другие ведущие державы Западной Европы оставят за собой право принимать решения относительно большинства проблем, включая вопрос о перемещении и размещении войск. Путин также надеется на американскую поддержку в деле вступления России в этом году во Всемирную Торговую организацию.

Путин переменил цели российской внешней и военной политики в сторону региональных вопросов, в частности в отношении продолжающегося подавления националистического восстания в Чечне и конфликта в Грузии, которые оба угрожают российскому доступу к нефтяным богатствам Каспийского моря. С тех пор как Россия начала эту переориентацию, США смягчили свою прежде весьма резкую критику по поводу жестокостей, творимых российскими военными в Чечне.

13 мая, то есть в день достижения договоренности по вопросу об ограничении вооружений, Россия заключила сделку с Казахстаном относительно раздела нефтяных и газовых источников в районах Каспийского моря. Ведущая российская нефтяная компания «Лукойл» обладает значительными долями в проектах по развитию производства нефти в северной части Каспия. Россия надеется расширить эксплуатацию ресурсов в этом регионе, что позволило бы ей конкурировать с Ближним Востоком по части продаж нефти в Европу и Америку. В течение прошедших месяцев США заняли более благожелательную, чем раньше, позицию по отношению к российским нефтяным интересам.

Внутренние конфликты

В течение прошлого года российское правительство заметным образом изменило тон своих заявлений в отношениях с Вашингтоном. Оно по существу отказалось на некоторое время от своих претензий оспаривать роль США в «многополярном мире». Описывая договоренность об участии России в НАТО, министр иностранных дел Игорь Иванов с энтузиазмом воскликнул: «Мы должны вместе строить новый мировой порядок».

Эта переориентировка может быстро измениться, особенно в том случае, если рост напряжений между США и Европой приведет к открытому разрыву в трансатлантических связях. Россия тесно связана с Европой, особенно с Германией. Фактически, в стратегию Путина входит тактика использовать Вашингтон для улучшения отношений с Западной Европой. Если эта тактика себя не оправдает, то проамериканское направление российской политики может развалиться.

Кроме того, в правящих кругах России замечается острая оппозиция той политике, которая выглядит как полная капитуляция перед Соединенными Штатами. Леонид Ивашев, бывший начальник отдела внешних связей в министерстве обороны, назвал политику Путина «попыткой геостратегического самоубийства».

Член Госдумы Алексей Митрофанов назвал соглашение об ограничении ядерного оружия «ошибочным решением... Мы делаем одолжение Соединенным Штатам. Они сооружают щит, а мы ломаем наш меч. Мы должны оставить за собой право иметь множество ракет, столько, чтобы мы могли их поставить под каждым деревом». В особенности в военном ведомстве существует обширная оппозиция планам создания американской противоракетной обороны и военного присутствия США в Центральной Азии.

В свою очередь определенные круги правящей элиты Америки раздражены тем, что Буш в принципе согласился на подписание договора, даже если оно и предоставляет американскому правительству полную свободу рук. В редакционной статье, названной «Подарок мистеру Путину», газета Wall Street Journal пишет, что Буш «теперь согласился вдохнуть новую жизнь в омертвелые останки соглашений по контролю над вооружениями... Новый договор усилит отжившую и опасную мысль, будто безопасность США идет рука об руку с подписанием договоров».

Вероятно, этот договор будет принят обеими сторонами. В американском Сенате большинство демократов и республиканцев поддерживают его. Председатель комитета внешних связей в Сенате демократ Джозеф Р. Байден (Biden), также как и республиканец Джесси Хелмс (Helms), еще раньше утверждали, что любое соглашение должно принять форму договора. Лидеры в Сенате были заинтересованы в том, чтобы закрепить за Конгрессом какое-то влияние на внешнюю политику. Сенатор Джозеф Либерман (Lieberman) назвал договор «решительным и значительным шагом», который «сделает мир безопасней».

Неопределенность соглашения делает его в целом приемлемым в правящих кругах США. Но неясно, как долго его будут поддерживать в России. Дмитрий Тренин из московского Карнеги-центра по Международному Миру (Center of the Carnegie Endowment for International Peace) заметил: «Завоевание для России заключается в ее интеграции в мировое сообщество, ключевую роль в котором играют Соединенные Штаты». Сомнительная стабильность этого «сообщества» ставит под вопрос ценность подобного завоевания.

Смотри также:
Военный лагерь «Бондстил» и американские планы по установления контроля над Каспийской нефтью
(13 мая 2002 г.)
Место капиталистической России в современной геополитике
( 29 апреля 2002 г.)
Социалистическая стратегия противостояния войне и защиты демократических прав
( 24 апреля 2002 г.)
США планируют широкое применение ядерного оружия в случае войны — Буш приказывает Пентагону держать на прицеле семь стран
( 21 марта 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site