World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Азия

Версия для распечатки

Вокруг Северной Кореи стягивается петля после боя в Желтом море

Джеймс Конаки
24 июля 2002 г.

Нижеследующая статья была опубликована на английской странице МСВС 11 июля 2002 г.

Короткий, но кровавый бой, состоявшийся 29 июня в Желтом море между военными кораблями Северной и Южной Кореи, был использован администрацией Буша и правительством Южной Кореи для усиления дипломатической и экономической изоляции Северной Кореи. Вашингтон отменил предусмотренный в этом месяце визит своего дипломата в Пхеньян — первые официальные переговоры, назначенные после прихода к власти Буша — на том основании, что инцидент явился северокорейской «вооруженной провокацией, создавшей неприемлемую для переговоров атмосферу».

Не менее воинственной была реакция Южной Кореи. Политики и средства массовой информации развернули кампанию резкого осуждения Северной Кореи, и к этому присоединился также южнокорейский президент Ким Дэ Чжун, прежде проводивший «политику улыбок», означавшую установление дружественных отношений с Пхеньяном. Ветераны Корейской войны, включая отставных генералов, провели демонстрации, направленные против Севера, и призвали к военным контрмерам. Находясь под сильным давлением, Ким Дэ Чжун потребовал официальных извинений и санкционировал изменения в боевых инструкциях, позволяющие южнокорейским кораблям первыми открывать огонь в случае опасности. Вероятно, будет отменена посылка 300 тысяч тонн продовольственной помощи в Северную Корею, а южнокорейские и американские войска усиливают наблюдение за противником.

Хотя Вашингтон и Сеул возлагают вину за морское столкновение на Северную Корею, есть доказательства иного развития событий. Этот инцидент имеет все признаки провокации, организованной южнокорейскими военными с целью заставить общественное мнение поддержать более воинственную позицию по отношению к Северу. Версии этого события, выдвигаемые Югом и Севером, противоречат друг другу, но обе стороны согласны в том, что инциденту предшествовало внезапное вторжение южнокорейских рыболовных судов и военных кораблей в воды, на которые претендует Северная Корея.

Северная Корея ссылается на то, что два ее патрульных корабля выполняли «рутинные задачи береговой охраны», пытаясь прогнать южнокорейские рыболовные суда из этой зоны, и оказались перед четырьмя катерами ВМС Южной Кореи, которых поддержали несколько более крупных военных кораблей. Произошел бой, длившийся 21 минуту, во время которого был потоплен один южнокорейский катер и загорелся один северокорейский корабль. Погибли четверо южнокорейских моряков, 19 было ранено и один, пропавший без вести, как предполагают, тоже мертв. Неизвестное число северных корейцев было убито или ранено до того, как их корабли отступили. Обе стороны обвинили друг друга в том, что противная сторона первой открыла огонь.

Независимо от того, кто первым начал стрелять, бесспорно одно — 29 июня действия южнокорейских ВМС были необычными и агрессивными. Сражение произошло в районе, являющемся объектом территориального спора с тех пор, как ООН в одностороннем порядке провело морскую границу, известную под названием NLL (Northern Limit Line — Северная пограничная линия) в конце Корейской войны, длившейся с 1950-го по 1953-й год. Северная Корея никогда не признавала эту линию ООН и установила собственную границу на несколько километров южнее. Чтобы избежать конфликтов, Южная Корея ввела «нейтральную» буферную зону шириной в 9,6 км на юг от NLL и запретила там рыбную ловлю. Обычно военные корабли обеих стран не допускают рыбаков в эту буферную зону.

В прошлом месяце Корейское центральное агентство новостей (KCNA) сообщило, что туда часто заходили рыболовные суда Южной Кореи, сопровождаемые военными кораблями. 29 июня южнокорейские средства массовой информации сообщали о том, что по меньшей мере десять рыбацких шхун занимаются ловлей голубого краба — доходного экспортного товара — к северу от запретной зоны. В статье, опубликованной 3 июля газетой Korean Times, приводится высказывание одного южнокорейского рыбака о том, что эти суда проникли в зону на глубину в несколько километров. Один из раненных южнокорейских моряков сказал газете, что его корабль принимал участие в выводе рыболовных судов из зоны минут 40-50 после того, как они туда зашли.

То, что это проникновение не было пресечено, и что значительный контингент ВМС Южной Кореи поджидал, когда Север пошлет военные корабли в «запретную для рыболовства зону», дает основания предполагать, что Юг хотел какой-то конфронтации. В июне 1999 года на том же месте произошел морской бой, когда ВМС Южной Кореи проводил крупную операцию, чтобы воспрепятствовать северокорейским рыбакам в ловле краба в спорных водах. В тот раз был потоплен северокорейский торпедный катер и убиты десятки моряков. Однако теперь создается впечатление, что в провоцировании инцидента были заинтересованы южнокорейские военные.

США подпитывают напряженность

Ответственность за создание этой напряженности ложится на Вашингтон. После прихода к власти в январе 2001 года правительство Буша вело курс на дипломатическую изоляцию Северной Кореи, обвиняя ее в создании «оружия массового уничтожения», поддержке терроризма и в том, что она намеренно «морит голодом собственный народ». В январе Буш назвал Северную Корею, Ирак и Иран «осью зла», а Пентагон охарактеризовал Северную Корею как одну из семи стран, которые могут стать мишенью возможных ядерных ударов в случае конфликта.

В таких условиях Северная Корея отнюдь не заинтересована в военном столкновении с Южной Кореей. Из-за воинственной позиции США уже прекратилась международная помощь Северу. Сталинистская диктатура в Пхеньяне правит страной, в которой разрушена экономика, а населению отчаянно не хватает продуктов питания. Возрастание военной напряженности на Корейском полуострове может покончить с «дипломатией улыбок», дававшей Северу надежду на хоть какое-то облегчение в виде инвестиций и экономической помощи в обмен на рыночные реформы.

Согласно плану Ким Дэ Чжуна, полуостров должен остаться разделенным и избавить Юг от необходимости тратиться на объединение по германскому образцу, но в то же время южнокорейская корпоративная элита получила бы доступ к дешевой, строго дисциплинированной рабочей силе в Северной Корее, а по железной дороге и трубопроводам через Россию и северную часть Китая, возможно, стал бы поступать на Юг газ, нефть и товары. Такую политику поддерживает Китай и крупнейшие страны ЕС, которых привлекает возможность установления выгодных наземных путей, связывающих Европу с Восточной Азией, и подрыва послевоенного доминирующего положения США в этом регионе.

Администрация Буша при поддержке японского правительства Юничиро Коидзуми пыталось саботировать «политику улыбок», подпитывая напряженность в отношениях с Севером. Вашингтон и Токио не согласны ни на какое соглашение по Корейскому полуострову, которое было бы выгодно Китаю и могло бы привести к более широкому вовлечению ЕС в дела этого региона. США также обеспокоены тем, что любое урегулирование путем переговоров между двумя Кореями немедленно вызовет требования о выводе 37 тысяч американских войск, расквартированных в Южной Корее. Лишь слегка завуалированная цель правительства Буша — поставить Северную Корею на колени, уничтожить режим в Пхеньяне и установить там другое, проамериканское правительство.

Такая позиция Буша приободрила некоторые военные и политические круги Южной Кореи, не согласные с «политикой улыбок» и настаивающие на проведение более агрессивной политики по отношению к Северной Корее. Оппозиционная Великая Национальная партия (Grand National Party — GNP), являющаяся наследницей поддерживавшегося США военного режима, правившего на Юге до 1988 года, неоднократно осуждала Ким Дэ Чжуна за создание угрозы для безопасности и экономических интересов Южной Кореи. Теперь GNP считает, что ее позиция получила подтверждение, и использует морское столкновение для того, чтобы добить «политику улыбок» и доказать политическое банкротство президента.

Ким Дэ Чжун до этого уже был вовлечен в коррупционный скандал, связанный с одним из его сыновей. В мае он вышел из своей Демократической партии Тысячелетия (Millenium Demoсratic Party — MDP), чтобы у ее кандидата на пост президента было больше шансов для победы на декабрьских выборах. Морской инцидент также ликвидировал какие бы то ни было политические преимущества, полученные президентом от проведения в стране соревнований Кубка мира по футболу. И GNP, и MDP теперь требуют, чтобы Ким Дэ Чжун реорганизовал правительство и сменил по меньшей мере шесть министров. Предвыборные опросы общественного мнения свидетельствуют, что на дополнительных выборах в августе GNP получит большинство в парламенте и в конце года выиграет президентские выборы.

Таким образом, северокорейскому режиму придется столкнуться не только с враждебными ему американским и японским правительствами, но и с южнокорейским правительством, готовым открыто поддержать балансирование на грани войны. 4 июля Пхеньян дал понять о свой озабоченности такой перспективой. Его главное учреждение, отвечающее за отношения с Югом, опубликовало заявление, в котором не упомянут морской бой, однако говорится, что Север «приложит все усилия для содействия диалогу и сотрудничеству».

Пока что Сеул, Вашингтон и Токио отвергли любой шаг по разрядке напряженности. 7 июля южнокорейские военные выпустили официальный отчет, возлагающий вину за инцидент на Север. США ясно заявили, что не намерены возобновлять переговоры в ближайшее время, а правительство Японии тратит до 50 миллионов долларов на подъем предполагаемого северокорейского шпионского корабля, потопленного японской береговой охраной в сентябре прошлого года. Японское правительство утверждает, что этот корабль занимался либо шпионажем, либо контрабандой наркотиков, или же был связан с террористической деятельностью. Цель его подъема — «найти» доказательства, которые можно было бы использовать для разжигания истерии против Северной Кореи и для оправдания повторной милитаризации Японии.

Первой жертвой напряженности, которую Вашингтон поощряет на Корейском полуострове и в Восточной Азии, станет население Северной Кореи. На прошлой неделе сотрудник Программы Развития при ООН Дэвид Мортон (David Morton) сообщил, что Всемирная Продовольственная Программа ООН не получила достаточное количество пожертвований продовольствия — особенно от США и Японии, — чтобы могла полностью удовлетворить ожидаемые потребности Северной Кореи. «Если мы не сможем продолжать раздачу продовольствия до конца года, то наверняка возрастет недоедание», — он сказал газете Washington Post.

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site