World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Война США против Афганистана

Версия для распечатки

Собрания ПСР в Австралии — Война в Афганистане и социалистическая перспектива.

Часть 2 | Часть 1

Ник Бимс
28 февраля 2002 г.

Ниже следует вторая часть доклада, прочитанного Ником Бимсом на открытых собраниях партии Социалистического Равенства (Socialist Equality Party) в Сиднее и Мельбурне 4 и 8 ноября 2001 года соответственно. На русском языке первая часть была опубликована 21 февраля.

После Второй мировой войны США утвердили свое мировое господство на основе политических отношений, установленных в рамках «холодной войны». Каким образом США могут сохранять свою мировую гегемонию в условиях сегодняшнего дня, когда «холодная война» завершилась? Именно этот вопрос преобладал в размышлениях и дискуссиях относительно внешней политики США в течение последнего десятилетия.

Одним из самых известных лиц в этой дискуссии был Збигнев Бжезинский — вдохновитель афганской интервенции. Позвольте мне процитировать несколько пассажей из его книги Великая шахматная доска, опубликованной в 1997 году:

«Последнее десятилетие двадцатого века — писал он, — засвидетельствовало тектонический сдвиг в мировых делах. Впервые неевразийская держава проявила себя не только в качестве ключевого арбитра отношений евразийских держав, но также и как верховная мировая держава. Поражение и развал Советского Союза стали заключительным шагом в быстром восхождении державы Западного полушария, Соединенных Штатов, в качестве единственной и, стоит добавить, первой поистине мировой державы».

«Евразия, однако, сохраняет свое геополитическое значение. Не только ее западная периферия — Европа — все еще обладает большой политической и экономической силой в мире, но и ее восточный регион — Азия — за последнее время стала жизнеспособным центром экономического роста и растущего политического влияния. Следовательно, вопрос о том, каким образом вовлеченной в мировые дела Америке справиться со сложными отношениями евразийских держав, остается центральным по отношению к способности Америки осуществлять мировую гегемонию» [Zbigniew Brzezinsky, The Grand Chessboard, pp. xiii-xiv].

Бжезинский далее указывает на то, что держава, которая доминирует в Евразии, контролирует две трети самых развитых и производительных в экономическом смысле регионов мира. Контроль над Евразией дает контроль над Африкой. В Евразии сосредоточена большая часть мирового богатства, как того, которое сосредоточено в ее производственных мощностях, так и того, которое лежит в ее земле. «Евразия, таким образом, является шахматной доской, на которой продолжается разыгрываться борьба за мировое первенство» [p. 31].

Этот анализ проясняет значение трех войн, начатых американским империализмом в продолжение последних 10 лет. Не только сведущие в закулисных интригах люди (insiders), такие как Бжезинский, открыто указывают на долговременные стратегические цели США. Значение борьбы за сырье и природные ресурсы — особенно те, которые стали доступны после краха СССР — очевидно для всякого, кто идет дальше различных объяснений, предлагаемых империалистическими державами для своих последних военных интервенций.

Например, статья, опубликованная в майско-июньском номере журнала США Foreign Affairs за 2001 год под заголовком «Новая география конфликта», содержит несколько интересных наблюдений. Автор начал с указания на то, что в октябре 1999 года военными США было принято важное решение, которое отразило изменение в стратегическом мышлении. Театр действий в Центральной Азии был передан от Тихоокеанского командования к Центральному командованию. Ранее Центральная Азия рассматривалась как предмет второстепенного значения.

«Однако регион, который простирается от Уральских гор до западной границы Китая, сегодня стал самым большим предметом вожделения из-за огромных запасов нефти и природного газа, залегающих вокруг Каспийского моря и на его шельфе. Так как Центральное командование уже руководит силами США в районе Персидского залива, принятие им на себя контроля также и над Центральной Азией означает, что эта область теперь привлечет пристальное внимание тех людей, приоритетной задачей которых является защита поставок нефти в Соединенные Штаты и к их союзникам».

Статья продолжает указанием на то, что новое положение Центральной Азии является частью более широкого изменения в стратегическом мышлении США. В то время как в годы «холодной войны» военные планы всецело определялись конфронтацией между США и Советами, сегодня возникли другие соображения.

«За этим сдвигом в стратегической географии стоит новый упор на защиту процесса снабжения жизненно важными ресурсами, особенно нефтью и природным газом. В то время как разграничительные линии эпохи «холодной войны» создавались и формировались по идеологическим линиям, сегодня международными отношениями управляет экономическая конкуренция — и конкуренция вокруг доступа к этим жизненно важным экономическим ресурсам усилилась соответственным образом». Это означает, продолжает автор, что «представители служб безопасности начали уделять еще большее внимание проблемам, которые вырастают из усиливающейся конкуренции вокруг доступа к критически важным материалам — особенно таким как нефть, которая часто залегает в спорных или политически нестабильных регионах».

Другая статья в сентябрьско-октябрьском выпуске Foreign Affairs за 2001 год под заголовком «Каспийская энергия на перекрестке» также указывает на решающее значение ресурсов этого региона.

«Хотя организация стран-экспортеров нефти сохранит свое лидирующее положение на мировом рынке энергии в ближайшие десятилетия, добыча нефти и газа в бассейне Каспийского моря могла бы помочь в будущем диверсифицировать, гарантировать и стабилизировать мировое снабжение энергией, как это было в случае с запасами Северного моря в прошлом. Доказанные и предполагаемые энергозапасы бассейна Каспийского моря и прилегающих к нему регионов — включающие по меньшей мере 115 млрд баррелей нефти — в действительности во много раз больше запасов Северного моря и значительно увеличатся в результате продолжающейся разведки».

«Такие обильные запасы могли бы принести огромные прибыли компаниям США и их акционерам. Американские фирмы уже приобрели 75 процентов гигантского Тенгизского месторождения нефти в Казахстане, которое оценивается сегодня более чем в 10 млрд долларов. С течением времени, когда капитал, полученный от Каспийской энергодобычи, распространится на другие сектора, фирмы США в других отраслях промышленности — от инфраструктуры до телекоммуникаций, транспорта и других сфер обслуживания — также могут получать прибыль».

В этом заключается геополитическое значение Афганистана. Он граничит с областью Каспийского моря, которая содержит вторые по величине в мире запасы нефти. Более того, влияние в Афганистане обеспечивает возможность строительства трубопровода для транспортировки этих запасов в США и на другие международные рынки — трубопровода, который не будет ни находиться под контролем России, ни проходить через Иран.

Неоколониальные формы правления

Вновь вспыхнувшая борьба за сырье и ресурсы империалистических держав необходимо влечет к оживлению форм правления, которые возникли в конце XIX века.

В резолюции Международного Комитета, подготовленной для Берлинской конференции, мы объясняли: «Захваты и аннексия, которые, согласно оппортунистическим апологетам империализма, остались частью ушедшей эпохи, снова оказались поставленными в повестку дня».

Не удивительно, что война против Афганистана сопровождалась призывами к установлению новых форм колониализма. Правый британский историк Пол Джонсон начал эту дискуссию статьей в Wall Street Journal, озаглавленной «Ответ терроризму? Колониализм». Согласно Джонсону, одна из причин создания Британской империи состояла в необходимости остановить пиратство. Борьба против терроризма могла бы вынудить к установлению новых видов колоний.

Можно было бы сказать, что для заступника британского империализма немного странно осуждать пиратство. В конце концов, некоторая часть «первоначально накопления» богатства Британской империи проистекала из деятельности самого известного пирата — сэра Фрэнсиса Дрейка.

«Америка и ее союзники — писал Джонсон, — могут оказаться, по крайней мере временно, не только оккупирующими своими войсками, но и управляющими закоренелыми террористическими государствами. В их числе в конечном итоге может быть не только Афганистан, но и Ирак, Судан, Ливия, Иран и Сирия. Демократические режимы, желающие придерживаться международного права, будут имплантированы, где это возможно, однако политическое присутствие Запада в некоторых случаях представляется неизбежным».

Затем появилась статья Мартина Вольфа (Wolf), комментатора вопросов мировой экономики для Financial Times, под заголовком «Необходимость нового империализма». Вольф концентрирует свой анализ на так называемых «неудавшихся государствах». Управляемые коррумпированными элитами, эти государства оказались не в состоянии обеспечить базовые основы для экономического роста и сделались пристанищем терроризма. Единственным способом разорвать порочный круг могло бы стать создание нового государства — принудительного аппарата, установленного извне. Конечно, г-н Вольф не позаботился о том, чтобы проанализировать, как экономическая политика ведущих капиталистических держав, наряду с банками и международными финансовыми институтами, создала условия для растущей бедности. Он не позаботился объяснить, как различные полевые командиры и военные лидеры этих так называемых неудавшихся государств в то или иное время вооружались и финансировались ведущими капиталистическими державами.

Редактор страницы читательских мнений Wall Street Journal Макс Бут, явно вдохновленный заявлениями Пола Джонсона, решил обнародовать свои взгляды. В статье под заголовком «Колонизировать сбившиеся с пути нации» он провозгласил, что США должны быть более откровенными и более настойчивыми в борьбе за достижение своих целей. Проблема, сказал он, не в том, что напор Америки слишком велик, а в том, что он слишком мал.

«Афганистан и другие проблемные страны сегодня взывают о разновидности просвещенной иностранной администрации, когда-то обеспеченной самоуверенными англичанами в брюках для верховой езды и пробковых шлемах. Является ли империализм высохшим пережитком давно ушедшей эпохи? Возможно. Однако интересно заметить, что в 1990-е годы Восточный Тимор, Камбоджа, Косово и Босния — все стали подмандатными территориями международного сообщества. Этот прецедент мог бы легко расшириться в официальную систему мандатов ООН, смоделированной по образцу подмандатных территорий, санкционированных Лигой Наций после поражения Германской и Османской империй в Первой мировой войне. Односторонняя роль США больше не может быть одним из вариантов. Однако США могут руководить международными силами под эгидой ООН...»

Бут предложил две непосредственные цели: Афганистан и Ирак. Нисколько не беспокоясь о том, что не найдено абсолютно никаких доказательств связи Ирака с атаками 11 сентября, США должны стремиться любым способом покончить с работой, которая не была завершена администрацией первого Буша в 1991 году, утверждал он.

Нападки на демократические права

Не трудно обнаружить коренные материальные и экономические интересы, которые образуют движущие силы внешней политики США. Однако эти экономические интересы не могут обсуждаться открыто. Бжезинский, который ясно дал понять, что сердцевиной внешней политики США является сохранение американского глобального господства, слишком хорошо осведомлен о том, что управление мировой империей преподносит политические проблемы.

«Это факт — писал он, — что Америка является слишком демократичной дома, чтобы быть властной [букв. — автократичной] за границей. Это ограничивает использование мощи Америки, особенно ее способности к военному устрашению. Никогда ранее популистская демократия не добивалась международного верховенства. Однако стремление к власти не является целью, которая руководит народным пылом, за исключением условий внезапной опасности или вызова общественному чувству внутреннего благополучия » [Бжезинский, рр. 35-36. — выделено Н.Б.].

Эти замечания помогают понять наличие связи между событиями 11 сентября и войной, которая развертывается сегодня.

Когда два самолета врезались во Всемирный Торговый центр, у администрации США появился предлог для приведения в действие механизма военной агрессии. Мы не знаем, выступит ли через 20 лет после этих событий, как это было в случае с Бжезинским и поддержкой моджахедов в Афганистане, какой-нибудь сотрудник службы безопасности или представитель администрации этого времени с рассказом о том, что являлось закулисной стороной событий 11 сентября. Возможно, он мог бы помочь ответить на вопрос, насколько разведслужбы США были осведомлены о том, что должно было произойти.

Как бы то ни было, мы знаем, что администрация Буша горячо ухватилась за террористическую атаку как средство заявить о существовании «внезапной опасности или вызова общественному чувству внутреннего благополучия». Если эффект террористической атаки начнет проходить, в запасе [для подогревания военной истерии] остаются еще продолжающиеся вспышки сибирской язвы.

Как правильно отмечал Бжезинский, трудно вести империалистическую войну в условиях демократии. Вот почему «война против терроризма» — якобы за сохранение свободы и демократии — сопровождалась расширением нападок на демократические права.

Год назад мы указывали на то, что восхождение Буша к посту президента США посредством голосования Верховного суда, в котором пять судей против четырех постановили прекратить пересчет голосов во Флориде, и соучастия в этом государственном перевороте всех сортов так называемых средств массовой информации, а также аппарата Демократической партии, сделало очевидным, что ни один слой правящего класса не заинтересован в защите даже самых минимальных элементов демократии.

Внутри буржуазии не было и видимости попыток защищать даже само право голоса. Теперь, когда голоса сосчитаны, и очевидно, что Гор выиграл выборы, эти результаты замалчиваются ведущими новостными организациями, которые занимались подсчетом голосов. У них сейчас другие дела в политической повестке дня.

Начало войны против Афганистана вынесло на поверхность процессы, которые быстро развивались после развала Советского Союза в начале 1990-х годов. Речь идет о том, что началась новая борьба за раздел и передел мира ведущими империалистическими державами. Это имеет самые далеко идущие политические последствия.

В высшей степени важно то, что различные экономические комментаторы и политические мудрецы призвали вернуться к колониализму — маска свободы и демократии сбрасывается, а действительные цели выходят наружу. Более того, мы обнаруживаем, что в США между правящими элитами идет свирепая битва относительно того, когда начать войну против Ирака. Не важно, что нет никаких доказательств его связи с событиями 11 сентября, или что распространение спор сибирской язвы скорее всего проводилось крайне правыми группами, существующими в США; Ирак должен быть атакован, а так называемые неудавшиеся государства или государства «изгои» подчинены колониальному господству.

Однако те, кто возвращается к славным дням Британской империи, всегда упускают из вида один вопрос: к чему привела борьба за колонии? Результатом было извержение Первой мировой войны. Борьба каждой из ведущих капиталистических держав за колонии, рынки и сферы влияния в конце концов привела их к конфликту друг с другом. Две мировых войны были результатом этого столкновения. Текущий конфликт содержит семена будущих межимпериалистических конфликтов. Союзники в войне против терроризма сегодня могут стать открытыми врагами завтра.

Австралийские выборы

Борьба за передел мира стала явной, и этот процесс господствует в политической жизни. Таков один из уроков избирательной кампании в Австралии. В некотором смысле можно было бы сказать, что тот факт, что выборы в Австралии проходят в условиях начала войны, является делом случая.

Не случайным является одинаковый характер реакции двух ведущих партий. Как мы разъясняли в нашем предвыборном заявлении, здесь работает политический закон. Чем глубже пропасть между официальными аппаратами и интересами и потребностями масс населения, тем ближе друг к другу они [аппараты партий] становятся.

Не может быть допущено никакое несогласие или противодействие. Это видно из реакции на комментарии кандидата от Лейбористской партии Питера Кнотта, который сделал бесспорное указание на то, что нападение на Соединенные Штаты является следствием прежней политики США. Можно сказать, что это не столько политическая позиция, сколько простое утверждение факта, принимая во внимание поддержку, которую США и их союзники оказывали развитию организации Усамы бен Ладена и других клерикальных фашистских и террористических групп, когда это соответствовало их целям в предыдущий период. Однако Кнотт, который с самого начала утверждал, что он поддерживает эту войну и участие в ней австралийских войск, был вынужден публично отказаться от своего мнения под угрозой лишиться поддержки.

Политика милитаризма и войны означает обостряющиеся атаки на демократические права и социальное положение рабочего класса внутри страны. Ведущие империалистические державы начали войну без конца, в условиях, когда мировая экономика движется к тому, что вполне может оказаться самой серьезной и длительной рецессией со времен 1930-х годов.

Совпадение этих двух событий не случайно. На самом фундаментальном уровне оно является выражением процессов, развивающихся внутри самой мировой капиталистической экономики. Погоня за сырьем, ресурсами, сферами влияния коренится в конечном счете в продолжающейся неспособности поддерживать норму прибыли [на прежнем уровне].

Подобным же образом крах или слияние ведущих компаний и непреклонное уничтожение рабочих мест — в условиях ли так называемого экономического роста, который происходил в последние 10 лет, или в период рецессии, вроде той, в которую мы сейчас входим — имеют то же происхождение.

Вспышка империалистической войны и нападок на демократические права и социальные условия рабочего класса являются частью этого процесса. Капиталистические правящие классы стремятся реорганизовать мир в интересах требований и диктата системы прибыли. Рабочий класс должен извлечь уроки из всего опыта XX века.

Последние десятилетия века девятнадцатого, подобно периоду, через который мы прошли, сопровождались огромным расширением мирового влияния капиталистического порядка. Это была первая фаза того, что сегодня называется глобализацией. Однако само расширение капитализма в конце XIX века неизбежно вело к вспышке Первой мировой войны, так как рост производительных сил приходил в противоречие со структурой системы прибыли и системой национальных государств.

В начале той войны Лев Троцкий писал: «Единственным путем, которым пролетариат может ответить на империалистический тупик [perplexity] капитализма, является противопоставление ему в качестве практической программы дня социалистической организации мировой экономики. Война является методом, которым капитализм, в высшей точке своего развития, стремится разрешить свои неразрешимые противоречия. Этому методу пролетариат должен противопоставить свой собственный метод, метод социалистической революции» [обратный пер. с англ. — Лев Троцкий, Война и Интернационал, р. х].

Эти слова нисколько не утратили своей силы или актуальности. Что означает война против Афганистана? Что означают продолжающиеся санкции против Афганистана, ежедневные ужасы на Ближнем Востоке? А три войны за последние 10 лет? По кому будет нанесен следующий удар? Когда борьба за ресурсы, капиталы и сферы влияния приведет империалистические державы к столкновению друг с другом, как это произошло в начале прошлого века?

Правящие классы планируют реорганизовать мир. Однако они не имеют жизнеспособной перспективы относительно того, каким образом это сделать. Вот почему их социальная система, основанная на накоплении частной прибыли и политике конкурирующих национальных государств, является историческим анахронизмом. Она может порождать только кровавый хаос и анархию, так же как это делали отмирающие феодальные режимы в предшествующий период — только в гораздо большем масштабе.

Рабочий класс должен противопоставить хаосу, разрушению и анархии капиталистического порядка свою собственную независимую перспективу, основанную на двух фундаментальных принципах. В первую очередь она должна основываться на интернационализме. Эти выборы [в Австралии] характеризуются прежде всего разжиганием национализма — попыткой замаскировать углубляющееся классовое разделение внутри страны ссылкой на предполагаемого общего врага за границей.

Рабочий класс должен выдвинуть новую перспективу. В частности, она означает развитие самой действенной оппозиции всем формам национализма и дискриминации. В противовес позиции всех партий на этих выборах, согласно которой на иммиграцию должны быть наложены ограничения, беженцы и так называемые «нелегалы» должны быть заключены в тюрьму, а самые элементарные демократические права отменены, — эта перспектива означает признание прав всех людей на свободное передвижение по всему миру без ограничений и дискриминации.

Интересы рабочего класса не связаны с защитой и охраной национальных границ национального государства. Эта форма управления стала совершеннейшим историческим анахронизмом. Мир должен быть реорганизован в интересах рабочего класса — подавляющего большинства населения мира. Огромные ресурсы, которые были созданы духовным или физическим трудом производителей всего мира, должны использоваться для удовлетворения их нужд.

Развитие независимого движения рабочего класса предусматривает по меньшей мере полный разрыв с существующим политическим аппаратом и построение новой массовой партии. Из этого мы должны извлечь самые последовательные исторические уроки. Рост социалистического рабочего движения происходил в конце XIX и начале XX века. Политика империализма дала основу для просвещения миллионов рабочих по всему миру.

Развитие этого движения пробило первую брешь в цепи капиталистического господства в виде Русской революции 1917 года. Однако эта революция осталась изолированной, а огромное давление этой изоляции выразилось в злокачественном наросте, принявшем форму сталинизма, и в конечном счете в реставрации капитализма.

Каковы уроки этого опыта? Потерпел ли поражение социализм, и альтернативы капитализму не существует? Эти аргументы, возможно, могли иметь известную ценность, если бы не было факта существования марксистского движения в лице Левой оппозиции, а затем Четвертого Интернационала, которые разъяснили, что сталинизм представлял собой не социализм или коммунизм, а являлся первым шагом в реставрации капитализма.

Перспектива марксизма прошла испытание событиями. Теперь предстоит решать великие задачи. Проблема заключается в политическом перевооружении рабочего класса на основе социалистической перспективы. Только это может обеспечить выход их хаоса и варварства, в которые ввергает человечество капитализм. Осуществлению именно этой проблемы посвящена деятельность МКЧИ и ПСР. Мы настоятельно советуем вам уделить ей пристальное внимание.

Смотри также:
Собрания ПСР в Австралии — Война в Афганистане и социалистическая перспектива. - Часть 1
(21 февраля 2002 г.)
Федеральное послание американского президента — Буш объявляет миру войну
( 18 февраля 2002 г.)
Женевская конвенция и массовое убийство военнопленных в Афганистане, организованное США
( 29 декабря 2001 г.)
Военное преступление США в Афганистане — Сотни военнопленных убито в Мазари-Шарифе
( 12 декабря 2001 г.)
США планировали войну в Афганистане задолго до 11 сентября
( 3 декабря 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site