World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Европа : Германия

Версия для распечатки

Жертвы наводнения в Дрездене рассказывают о случившемся

Репортаж наших корреспондентов
29 августа 2002 г.

На Зелёной улице, расположенной вблизи центральной части Дрездена, находится несколько многоэтажных жилых блочных зданий. Там мы беседовали с женщиной по фамилии Хелас, которая вместе со своими соседями была занята очисткой загрязнённых в результате наводнения подвальных помещений.

«Эта улица, как и большая часть центра города, дважды становилась жертвой наводнения. В обоих случаях нас не предупредили о грозившей нам опасности. Вся улица, включая первые этажи, оказалась под водой. А поскольку квартиры здесь очень маленькие, люди вынуждены хранить многие вещи в подвальных помещениях. И всё это теперь пришло в негодность.

Только позднее нам сообщили, что из подвалов необходимо убрать всё без остатка. А на вопрос, каким образом мы должны это сделать, последовал лаконичный ответ, что это наше личное дело. Даже контейнеров для отбросов не было предоставлено, а ведь мы уже не молоды. К счастью, мой сын может мне помочь. Ведь он безработный, а в результате наводнения он вдобавок потерял и свою автомашину.

Я 1935 года рождения, и десятилетней девочкой стала свидетельницей разрушения города вследствие бомбежки. Тогда это явилось результатом преступлений гитлеровского режима. В тот период нам тоже пришлось восстанавливать всё самим.

Что касается политиков, то они только наезжают сюда со своими сотовыми телефонами и с развевающимися полами пальто и затем снова исчезают, — как, например, Шрёдер. От них ничего хорошего ждать нельзя. И на выборы идти я не собираюсь».

Её соседка по дому, фрау Крипталь, была вынуждена оставить свою квартиру, расположенную на первом этаже. Она сказала следующее:

«Эти события застали нас врасплох. Сначала нас залила река Вейссеритц. Вода достигла подвального потолка. Нам пришлось вёдрами вычерпывать воду из подвалов. А затем на нас нахлынула вода из Эльбы. И всё это произошло настолько быстро, что вода стала заливать уже и первый этаж. Во вторник, во второй половине дня, до нас добрались люди в надувных резиновых лодках и приказали нам эвакуироваться. В это время электроэнергии уже не было, не было также и питьевой воды в квартирах. Многие жители не захотели покидать свои квартиры, но так как я ухаживаю [дома] за своей 91-летней мамой, то мы согласились на эвакуацию. Нам ещё сравнительно повезло, так как мне удалось сразу же связаться по телефону со своими детьми, которые отвезли нас к себе домой.

После этого из-за сильно поднявшегося уровня грунтовых вод была объявлена принудительная эвакуация. И хотя вода ещё не дошла непосредственно до квартиры, всё было пропитано сыростью. И придётся квартиру, точно так же как и подвалы, заново подвергнуть капитальному ремонту. Жилищный кооператив, которому принадлежат здешние здания, предложил нам переехать в квартиры, которые отремонтированы еще до наводнения.

Те жители, которые ещё сохранили ГДРовскую страховку, защищены от подобного рода неприятностей, возникших вследствие стихийных бедствий, и им возместят их пришедшее в негодность имущество. В страховых договорах есть для этого соответствующий параграф. Мы же после развала ГДР сменили свою страховку на новую, и по этой причине у нас не может быть никаких притязаний на возмещение имущества. [Старые ГДРовские страховки на домашнее имущество, которые ещё и теперь являются действительными в страховой фирме «Allianz», содержат параграф, согласно которому имущество является застрахованным от наводнения].

Нам ещё сравнительно повезло. Но если бы у меня не было такой большой семьи, в которой четверо детей, то я бы ни за что не смогла бы со всем этим справиться».

Неподалеку от Высшего Музыкального Училища находится Центр по защите окружающей среды, в котором расположено несколько различных подразделений этой организации. Мы побеседовали с председателем Цента:

«Прямых профилактических мер, позволивших бы избежать наводнения подобного колоссального масштаба, предпринять просто невозможно, и поэтому тут уж ничего не поделаешь. В нашем регионе было объявлено, что уровень воды достигнет 8,50 м, в результате чего в городе стали исходить от возможного уровня воды в 9 м, а затем оказалось, что и этот уровень был превзойдён. На случай подобных катастроф, согласно планируемым мерам, предусматривается проведение последовательной эвакуации населения из регионов, которым грозит подобная опасность, ибо Эльба обнаруживает обычно лишь сравнительно медленное повышение уровня воды, и в таком случае для этой цели было бы ещё достаточно времени.

Река Вейссериц при последнем наводнении опять вернулась в своё прежнее русло. Ведь в 1890 году при строительстве железной дороги было заложено её новое русло, а железнодорожная дамба была построена в пределах старого русла. Вот таким образом и сам вокзал стал жертвой этого наводнения. Река обрушила свои воды вдоль железнодорожного полотна прямо туда, в пределы самого вокзала.

Если уж такая катастрофа действительно разразилась, то тут уже ничего больше сделать нельзя. С такими проблемами можно справиться лишь на основе долгосрочного планирования при развитии городского строительства. Речные поймы и русла рек нельзя использовать для строительства и бетонирования. По сути говоря, теперь следовало бы подвергнуть сносу целые районы города».

С Дорис и её другом по имени Маттиас мы встретились на Семинарской улице, где расположен ряд домов старой застройки:

«Мы сейчас заняты уборкой, но, к сожалению, в данный момент вряд ли можно еще что-либо сделать. Нам не разрешают собственноручно выкачивать воду из подвала; перед этим необходимо пройти предварительную экспертизу. А затем прибудет ещё пожарная охрана. Теперь ничего больше не остаётся, как ждать. Власти тоже пока не в состоянии предпринимать что-либо, за исключением того, что возможно на данный момент, а у пожарной охраны ещё очень много дел с приведением в порядок больницы, расположенной поблизости отсюда.

Нашим соседом является фотограф-любитель, и вся его фототехника находится в подвале. Там сейчас жуткая вонь.

Мне кажется, что это действительно очень плохо, когда потерпевший вынужден предъявлять доказательства, что ему нанесен ущерб в сумме не менее чем в 5 тысяч евро, прежде чем он получит 500 евро в качестве возмещения. Наш ущерб не достигает этой суммы. Мы ведь и так владеем очень немногим.

Единственное, что нам помогло, это тот факт, что нам на помощь пришло так много молодых людей. Большинство из них проживает в соседнем микрорайоне, так называемом Нойштадте (Новом Городе), а некоторые пришли и из других мест. Шрёдер, который только что здесь побывал, лишь пользуется случаем, чтобы использовать катастрофу в целях предвыборной кампании».

Ивонне проживает на улице Фридрихштрассе. В её доме живёт также группа молодых людей, которые занимаются сборкой и ремонтом мотоциклов. Она стояла возле низкого, двухэтажного здания в резиновом фартуке; возле неё два ведра для мытья металлических отвёрток, ключей и других инструментов, покрытых толстым слоем высохшей грязи.

«В центре города, куда доставляют туристов, сразу же были наведены чистота и порядок. Мы же здесь на задворках; то, что происходит здесь, вовсе никого не интересует. Сюда не поступает помощь, и даже никакого предупреждения о катастрофе не было. Эти вот ребята потеряли все свои мотоциклы. Если бы вовремя была дана тревога, то им бы ещё удалось их спасти.

Вчера вода ушла. До этого здесь всё выглядело намного хуже; за последнее время жителям удалось убрать горы грязи. Утешает хотя бы то, что за это время [уборки] удалось поближе познакомиться друг с другом, и что все друг другу оказывают необходимую помощь.

По моему мнению, река Вейссеритц вышла из берегов явно потому, что им (администрации) не захотелось спускать питьевую воду из водохранилищ — ведь это стоит денег. И вообще выравнивание русел рек оказалось большой ошибкой.

Работа по перетаскиванию тяжёлых мешков с песком, которая многих людей довела до полнейшего изнеможения, на мой взгляд, вовсе не является продуктивной. Эти мешки с песком мы нагромоздили вот здесь, а грунтовые воды между тем проникли в подвальные помещения. Когда я ещё во время существования ГДР ходила в школу, то там давались указания и проводилась настоящая тренировка, как следует себя вести в таких ситуациях; к тому же имелись и планы по эвакуации населения. А сейчас никто не знает, что надо делать, и все вокруг бегают как в панике.

Мне жаль здешние маленькие фирмы. Многим до этого еще как-то удавалось сводить концы с концами, а теперь они обанкротились.

Что касается молодых людей, которые сюда пришли, чтобы помочь, то тут дело такое. Многие, подобно туристам, появились здесь из одного только любопытства.

А насчёт единовременной помощи в сумме 500 евро на потерпевшего, то у меня в этом смысле довольно скверный опыт. Надо иметь точные квитанции, свидетельствующие о том, на что потрачены деньги, и даже применение этих денег подвергается предписаниям. Например, разрешается израсходовать эту сумму денег только на средства для уборки или на предметы мебели взамен поврежденной; на еду же их потратить нельзя. Да как же можно при таких условиях, что здесь царят, еще собрать какие-либо доказательства?

От политиков я ничего хорошего не жду. Ни от Шрёдера, ни от Штойбера; и от Георга Мильбрадта (премьер-министр Саксонии от партии ХДС) мне тоже ничего путного ждать не приходится».

Смотри также:
После наводнения — Население Дрездена в период апогея катастрофы могло рассчитывать лишь на себя
(28 августа 2002 г.)
Катастрофическое наводнение в Европе
( 23 августа 2002 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site