World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Книги

Версия для распечатки

Новые книги братьев Роя и Жореса Медведевых

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4

Феликс Крайзель
26 апреля 2002 г.

Нам уже приходилось писать и давать оценку книгам и карьере известного публициста Роя Медведева. Три года назад была опубликована серия очерков, рецензирующих его книгу Капитализм в России? (1). Затем мы очертили его политическую и публицистическую траекторию в целом (2).

Несмотря на свой преклонный возраст (Рой Медведев родился в 1925 году) Медведев продолжает писать, и в прошлом году на российском рынке идей из-под его пера появились два новых опуса.

Как известно, в продолжение 1960-80-х годов Рой Медведев написал серию книг, разоблачающих Сталина и «культ личности»: К суду истории, Пусть история судит, О Сталине и сталинизме. Многие из них были переведены на иностранные языки и опубликованы во многих странах мира, что создало Р. Медведеву репутацию критика Сталина и созданной им тоталитарной системы.

В своих статьях мы показали, что антисталинизм Р. Медведева, будучи в целом «левым» по своему духу, никогда не выходил за пределы критики, направленной не на разрушение, а на реформирование сталинизма в духе более «гуманного» и «демократического» его варианта. Р. Медведев никогда не признавал историческую правоту Троцкого и Левой оппозиции в их борьбе 1920-1930-х годов против растущей бюрократии и по защите международных перспектив Октябрьской революции против националистической концепции «социализма в отдельной стране». Мы показали также, что одной из причин такого подхода Р. Медведева к интерпретации советской истории было его собственное ярко выраженное националистическое понимание путей построения социализма, а также его культ государства.

После распада СССР именно эта сторона его мировоззрения — национализм и культ государства — получила преобладающая развитие, сделав его собственный «социализм» чем-то вроде благого пожелания, обращенного к «мудрым» государственно-ориентированным деятелям с тем, чтобы они побольше пеклись о нуждах простых людей.

В его последней книге Неизвестный Сталин, которую он написал совместно со своим братом-близнецом Жоресом и которая вышла мае прошлого года, эта логика заставила Роя Медведева искать не только примирения со сталинизмом, но и стремиться к исторической реабилитации политической фигуры Сталина.

Рой Медведев получил известность также за серию своих биографий всех правителей СССР и России. В середине прошлого года вышла его последняя биография из этого цикла Время Путина. Она обнаруживает, что пересмотр его отношения к Сталину и сталинизму служит своего рода историческим фундаментом для его сегодняшней поддержки режима Путина и проводимой им прокапиталистической политики.

Вот почему в настоящей серии статей мы рассмотрим одновременно книгу братьев Медведевых о Сталине в одной связи с книгой Роя Медведева о Путине.

Неизвестный Сталин

Биография Сталина была досконально изучена в тысячах работ, написанных самыми различными авторами за последние три четверти века. В умах читающего человечества сложилась определенная фигура: интеллектуально ограниченный человек, вознесенный вопреки всем ожиданиям к вершине неограниченной власти в огромной стране; убийца целых народов; коварный палач своих старых товарищей по революционному движению; вождь, совершивший тяжелейшие экономические, политические и дипломатические просчеты, за которые потом дорого расплачивался советский народ.

Нужно сразу же сказать, что в книге, о которой идет речь, нет каких-либо важных материалов о жизни и политической биографии Сталина. Нет «жареных» инсинуаций по поводу его предположительного сотрудничества с царской охранкой, которые недавно опубликовал, например, Юрий Фельштинский, нет и особенно важных откровений и разоблачений, отсутствуют ссылки на закрытые архивные материалы, как в книгах Дмитрия Волкогонова или Эдварда Радзинского. Эта книга написана в политических целях, далеких от исторической науки. Как мы уже подчеркнули, авторы стремятся провести резкую переоценку роли Сталина, реабилитировать тирана лично и систему диктатуры в целом.

Заданная ориентация высказана авторами уже в «Предисловии». Братья Медведевы пишут, что «СССР, как жестко централизованное, тоталитарное государство и как индустриально-развитая и мощная в военном отношении держава, был создан прежде всего Сталиным» (3).

«После Сталина к власти приходили все менее и менее способные, иногда и просто случайные политические фигуры. Экономическая и военная мощь СССР продолжала расти, но его политическое единство все больше удерживалось лишь по инерции, благодаря прочности заложенного ранее фундамента, в который никто из коммунистических лидеров послесталинского периода не вложил ни одного нового кирпича. Сталин был не только вождем, диктатором и тираном. За внешней оболочкой культа личности жестокого деспота существовал и обычный человек, думающий, размышлявший, имевший огромную волю, большое трудолюбие и немалый интеллект» (4).

Братья Медведевы в построении этой книги отказались от последовательного описания жизни Сталина и начинают книгу с описания его смерти. Они бездоказательно заявляют, что «Изучение такого [т. е. «неизвестного» — Ф.К.] Сталина возможно пока лишь в форме изучения отдельных эпизодов его жизни и деятельности». Чуть дальше они проливают свет на причину такой фрагментарной экспозиции субъекта своего анализа: «Число таких эпизодов, изучение которых позволяет менять сложившиеся стереотипы, может быть расширено» (5). Здесь мы видим конечную цель их экспозиции: заменить сложившиеся мнения о Сталине, то есть увести читателей от оценки Сталина как врага советского народа и «могильщика революции», которую Троцкий дал ему уже в 1927 году.

Другими словами, если мы будем изучать политическую биографию Сталина «по-старому», то есть последовательно, то мы придем к следующему выводу: во время Октябрьской революции и Гражданской войны Сталин был руководителем второго ранга; принадлежа к слою «старых большевиков», он все же никогда не играл значимой руководящей роли в большевистской партии. В первые годы Советской власти при жизни Ленина Сталин, правда, занимал влиятельные посты, однако он никогда не относился к числу таких фигур, которые рассматривались как в глазах партии, так и широких масс трудящихся в качестве подлинных выразителей разума, духа и перспектив революции.

Сталин двигался в сторону верховной власти по мере затухания и спада революционной активности масс. Его становление в качестве единоличного диктатора сопровождалась физическим уничтожением сотен тысяч, если не миллионов социалистических активистов. Созданная им система власти нанесла огромный вред развитию социалистических тенденций советского общества, ослабила Советский Союз и, в конце концов, создала условия, которые привели СССР к краху. Но если мы тенденциозно выдернем некоторые эпизоды из их исторического контекста, то такой «анализ», по примеру братьев Медведевых, может подать читателю совершенно другую оценку этой фигуры.

Вся книга составлена пестро и фрагментарно из глав, рассказывающих о том или другом эпизоде советской истории, более или менее интересном и как-то связанном со Сталиным. Жорес Медведев, биолог по образованию, написал главу о смерти Сталина, главу о борьбе за власть в Кремле после его смерти, три главы о развитии ядерного оружия, о Тимофее Лысенко и о национализме Сталина. Рой написал главу о ХХ съезде КПСС, две главы о Сталине как военном теоретике и как ученом лингвисте, а также о Бухарине, о главе Дальневосточного фронта генерале Апанасенко и о матери Сталина. Вместе братья написали главу, посвященную судьбе личного архива Сталина.

Стоит заметить, что в разделении труда между братьями-писателями соблюдается определенная цель. Рой Медведев давно известен как автор книг, критикующих Сталина с разных сторон. Чтобы не противоречить уже написанному, Жорес взялся написать соответствующие главы с прямо противоположными концепциями, например главу о русском национализме Сталина.

Жорес Медведев известен тем, что написал и выпустил на Западе ряд книг о проблемах советской науки и техники. В 1969 году, например, он написал интересную книгу об афере, связанной с именем Тимофея Лысенко и о трагической судьбе советской биологии. В 1987 году Жорес Медведев выпустил книгу о советской агрикультуре, которая давала очень своевременный и обширный обзор злоключений сельского хозяйства в СССР, которое десятилетиями страдало от злоупотреблений власти в руках кремлевских чиновников. Глава из новой книги Неизвестный Сталин, посвященная Лысенко, ничего существенного не добавляет к уже сказанному.

Некоторые куски новой книги не лишены некоторого интереса и проливают свет на отдельные белые пятна советской истории. Например, эпизод, связанный с судьбой Дальневосточного фронта и о его командующего, генерала Апанасенко. Как известно, Дальневосточная армия избежала такой обширной расправы, которая постигла западные и центральные военные округи Советского Союза. В условиях постоянной угрозы со стороны агрессивной Японии Сталин боялся обезглавливать Красную армию на Дальнем Востоке. Расправы начались позже и были несколько более скромными. После расстрела Блюхера в ноябре 1938 года и после расстрела сменившего его генерала Г. М. Штерна в феврале 1941 года их место занял генерал Апанасенко. Он отличился тем, что в условиях, когда Сталин и Генштаб в Москве были полностью заняты войной против Германии и лишь приказывали Апанасенко слать все новые и новые подкрепления на запад, Апанасенко проявил энергию и самостоятельность, освободил из концлагерей заключенных там красных командиров, мобилизовал в армию мужское население дальневосточных областей и организовал ряд новых полностью вооруженных и обученных соединений на замену отбывших на западные фронты войск. Дальневосточные армии продолжали крепко охранять границу против японцев.

Несмотря на присутствие мелодраматических ноток, некоторый интерес представляет и глава о матери Сталина. Она рисует тип простой, трудолюбивой, скромной и во многом несчастной женщины — Екатерины Георгиевны Джугашвили, жизнь которой прошла в заботах и лишениях, связанных как с общей культурной отсталостью Грузии, так с угнетенным положением женщин в кавказских семьях. Впрочем, ничего нового не сказано и здесь: еще в 1993 году Рой Медведев выпустил небольшую брошюру о семейном окружении Сталина, где описал судьбу его матери.

Примечательно, что в оценке более значимых эпизодов политической истории у авторов книги прорываются вполне здравые мысли. Вот как, например, Жорес Медведев объясняет главную причину победы Сталина в ходе внутрипартийной борьбы 1920-х годов после болезни и смерти Ленина: «Если бы "партийные верхи" стремились к международному расширению революционного процесса, к быстрому триумфу марксизма не только в России, но и в большей части Европы и Азии, то на этой волне вождем, безусловно, стал бы Троцкий. Но партийная элита хотела стабильности и построения социализма в одной стране, в которой она уже стояла у власти. Эту политику в максимальной степени олицетворял Сталин» (6).

В самом деле Троцкий и его сторонники опирались на перспективу мировой социалистической революции и олицетворяли ее в своей деятельности. Неверно, однако, приписывать Сталину уже в 1920-е годы наличие сознательного стремления остановить мировую революцию. Сталин и правое крыло ВКП(б), отражая настроения нового слоя советской бюрократии, бессознательно выражали также мировоззрение и интересы мелкобуржуазной, старой России, ее националистическую реакцию против огромного прорыва вперед в 1917 году. Троцкий писал: «Если бы Сталин мог с самого начала предвидеть, куда его заведет борьба против "троцкизма", он, вероятно, остановился бы, несмотря на перспективу победы над всеми противниками. Но он ничего не предвидел. Предсказанья противников насчет того, что он станет вождем Термидора, могильщиком партии и революции, казались ему пустой игрой воображения. Он верил в самодовлеющую силу аппарата, в его способность разрешать все задачи. Он совершенно не понимал выполняемой им исторической функции» (7). Беда состояла в том, что прагматическая концепция (автором которой был прежде всего Н. Бухарин) построения «социализма в одной стране» подорвала теоретическую базу, на которой только и можно было строить мировое революционное движение — теорию перманентной революции.

Совершенно абсурдно утверждение авторов о «начитанности» Сталина, особенно во время пребывания в ссылках (8). Сталин научился русскому языку в духовной семинарии, где учат богословие и схоластику, а не литературу. Русский язык был вторым для Сталина, и всегда немного чужим. Анализ трудов Сталина выявляет, что в отличие от других профессиональных революционеров, которые использовали тюрьму в качестве «университета», Сталин в ссылках почти не занимался никаким литературным трудом, читал мало и никогда самостоятельно не работал над какими-то серьезными темами.

Для характеристики литературных особенностей Сталина-Кобы в годы революции посмотрим на следующий образец его стилистики в январе 1905 года: «Россия — заряженное ружье с приподнятым курком, могущее разрядиться от малейшего сотрясения. Да, товарищи, недалеко то время, когда русская революция поднимет паруса и «сотрет с лица земли» гнусный трон презренного царя!». Троцкий пишет об этом: «Ружье с поднятым курком, которое на всех парусах стирает царя с лица земли — этого нагромождения образов достаточно для характеристики Кобы, как теоретика и как писателя» (9). Завоевав власть, Сталин получил в придачу штат секретарей и референтов, с помощью которых он мог несколько поднять свой литературный стиль. Но все его работы отличаются тяжеловесными повторениями, малым содержанием, бедностью образов, скудностью и скованностью языка.

Братья Медведевы подчеркивают, что Сталин «обладал редкой способностью так называемого быстрочтения и хорошей памятью» (10). Увы, ни его замечательная память, ни штат референтов не исправили его язык. Вот образец его стиля на самой вершине власти в апреле 1948 года из речи по поводу Советско-Финского договора: «Договоры бывают равноправные и неравноправные. Советско-финляндский договор есть равноправный Договор, ибо он заключен на основе полного равноправия сторон».

Долой демократию!

В своей книге Медведевы явно отказываются от базовой демократической идеи, согласно которой масса населения должна сознательно, со знанием дела, решать вопросы государственной важности, и неоднократно заявляют о положительных последствиях сталинских претензий на «всезнание» и тотальный контроль за информацией.

Они регистрируют факт монополии Сталина на информацию: «Исключительная информированность Сталина и его некое «всезнание», производившие сильное впечатление на всех подчиненных и лежавшие в основе «культа личности», обеспечивались не его особым интеллектом, а его монополией на информацию». В главе о лингвистике они заключают: «Надо признать, все же, что выступление Сталина по вопросу языкознания имело в целом положительное значение» (11).

Авторы этой книги неоднократно и по разным поводам выдвигают идеал диктатора-гения, который двигает вперед науку, технику или даже все общество в целом. Описывая развитие атомной бомбы, они рассказывают, например, как И. В. Курчатов и некоторые другие советские ученые получали секретные сведения зарубежной агентуры о развитии исследований в США и Великобритании и выдавали эти сведения за собственные прозрения. «Это создавало им ореол гениальности и в целом шло на пользу дела» (стр. 152). Трудно поверить, что образованный биолог Жорес Медведев и его вполне неглупый брат Рой и вправду верят, что прогресс в науке рождается в форме бюрократического распоряжения, а не в споре и борьбе идей.

Конечно, методы сталинизма не всегда могли помешать развитию крупных научных талантов, а иногда помогали выдвинуться на первые роли ученым весьма среднего уровня, каким был Курчатов. Однако по большей части они приводили к созданию дутых авторитетов и безапелляционных патентованных выскочек, типичным примером которых стал одиозный Трофим Лысенко.

В течение многих десятилетий братья Медведевы, а особенно историк сталинизма Рой, разоблачали «культ личности», преступления Сталина и т.д. Они призывали к гласности, рассекречиванию архивов и свободному обсуждению всех вопросов истории. В этой книге, описывая судьбу личного архива Сталина и отмечая, что Хрущев, Маленков и Берия уничтожили его вскоре после смерти диктатора, чтобы скрыть собственную ответственность за массовые репрессии, авторы приходят к совершенно иному выводу: «Если бы личный архив Сталина был не уничтожен, а только засекречен, то он, безусловно, в "избранной" форме вышел бы на поверхность при начавшихся в 1965 году попытках реабилитации Сталина. Историки всегда сожалеют о потере документов, которые могли бы лучше объяснить события ушедшей уже в прошлое сталинской эпохи. Но для Советского Союза и его народов утрата бумаг Сталина не была большой потерей. Отсутствие массива неопубликованных документов Сталина, по-видимому, даже облегчило преодоление сталинизма» (12).

В наших прошлых статьях о Рое Медведеве мы назвали его «жрецом полуправды». Здесь мы видим, что этого определения уже недостаточно. Для Р. Медведева в его последней книге о Сталине выбор не стоит между правдой и ложью, а между полуправдой и полным враньем. Ему в голову даже не приходит мысль, что сталинский архив нужно было полностью обнародовать в ходе свержения бюрократической диктатуры. Уже из этого видно, что традиции сталинизма, в частности, отношение к истории, так и не были преодолены в СССР, а после того, как Советский Союз распался, лишь несколько изменили свою форму.

Примечания:

1. «Международный социализм или национал-реформизм? — Размышления по поводу книги Роя Медведева Капитализм в России? (Москва, 1998 г.)», ч. 1-3 (см. тж.: Социальное равенство, № 11, октябрь 1999 г., с. 47-53).
2. «Рой Медведев — жрец полуправды», ч. 1-5 (см. тж.: Социальное равенство, № 12, март 2000 г., с. 100-111).
3. Ж.А. Медведев, Р.А. Медведев, Неизвестный Сталин, М., 2001, стр. 9.
4. Там же, стр. 10.
5. Там же.
6. Там же, стр. 50.
7. Л. Троцкий, Сталин, Политиздат, М., 1990, том 2, стр. 168.
8. Там же, стр. 113.
9. Л. Троцкий, Сталин , том 2, стр. 178.
10. Ж.А. Медведев, Р.А. Медведев, Неизвестный Сталин, стр. 115.
11. Там же, стр. 147, 261.
12. Там же, стр. 119.

Смотри также:
Международный социализм или национал-реформизм? — Размышления по поводу книги Роя Медведева Капитализм в России? (Москва - 1998 г.)
(24 сентября 1999 г.)
Рой Медведев - жрец полуправды.
( 2 декабря 1999 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site