World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Выборы 2000 года и наступление Буша на демократические права

Бэрри Грей
12 апреля 2002 г.

Нижеследующая статья была опубликована на английской странице МВСВ 14 ноября 2001 г.

В течение периода, последовавшего за террористическими атаками 11 сентября, американские средства массовой информации направляют свои усилия на то, чтобы обеспечить поддержку администрации Буша в войне с Афганистаном и наступлении на демократические права. Они некритически воспроизводят правительственную пропаганду и смиренно соглашаются с запретом, налагаемым правительством на какую-либо независимую информацию.

Как и в войнах 1990-х годов — в Персидском Заливе, Сомали, Косово — общественность наводняется слухами, которые исключают какое-либо серьезное рассмотрение текущих событий в их историческом или политическом аспектах, без чего невозможно дать им разумную оценку. Вызывающие оцепенение общественного мнения патриотические образы и военные лозунги, демонизация врагов и сведение мировой политики к борьбе между добром (США) и злом (самой последней целью американских бомб) предназначены для того, чтобы стимулировать форму исторической амнезии, когда события современности отделяются от предшествующего им хода развития, породившего их.

Такой мелочный и демагогический подход является необходимым элементом пропаганды, которая стремится не к тому, чтобы информировать и воспитывать, а скорее дезориентировать массы и направлять их к поддержке той политики, которая нацелена против их же интересов.

Частью этой пропагандистской кампании стал миф об 11 сентября, который можно кратко выразить фразой «все изменилось». Это должно быть понято так, что ни одно из тех значительных изменений в американской политической жизни, которые произошли после этой даты, не имеют никакого отношения к событиям, которые предшествовали им. Предполагается, что все далеко идущие институциональные перемены, которые расширили полицейские полномочия правительства и сократили гражданские свободы, были осуществлены в ответ на непредвиденные события 11 сентября, которые и невозможно было предвидеть. Все эти меры следует целиком воспринимать в качестве крайней необходимости в «войне на два фронта» против глобального терроризма — войне, на которую была вынуждена пойти администрация Буша.

Никто не попытался объяснить — и меньше всего администрация Буша — почему падение угнанных самолетов на Всемирный Торговый центр и Пентагон потребовало начать войну против Афганистана, и почему это вызвало широкие меры по учреждению полицейского государства в США. Заклинание «все изменилось» основано на циничной и оправдывающей саму себя лжи. В действительности, наступление на демократические права, последовавшее после 11 сентября, — это продолжение и ускорение тех процессов, которые развивались задолго до террористических атаки.

Выборы 2000 года

Год назад американская правящая элита нашла фундаментальный способ бесповоротно покончить с демократическими нормами и процедурами. В результате впервые в американской истории итоги национальных выборов не соответствовали поданным голосам избирателей и оказались противоречащими воле электората.

Демократический кандидат Эл Гор победил на общенациональных выборах с перевесом примерно в 600 тыс. голосов избирателей. Однако в день выборов ни один из кандидатов не набрал большинства голосов избирателей, а результаты выборов в решающем штате Флорида оказались спорными. (При той архаичной системе, которая была установлена отцами-основателями Америки, предвыборная борьба за пост президента не решается народным голосованием. Президент фактически избирается выборщиками от различных штатов. Число выборщиков равно числу представителей от штата в Палате представителей плюс два сенатора от каждого штата).

Имея голоса во Флориде, подсчитанные справедливым и беспристрастным способом, Гор выиграл бы в этом штате, получил 25 голосов его выборщиков и был бы объявлен следующим президентом. Этого, однако, не произошло. Вместо этого, голоса тысяч граждан Флориды не были подсчитаны, и посредством мошенничества и заговора республиканский кандидат Джордж У. Буш воцарился в Белом доме.

Будущие поколения будут смотреть на выборы 2000 года как на вполне определенный пункт, обозначивший переход американского правящего класса на путь, ведущий к диктатуре. Все те авторитарные методы, которые приняли такие зловещие и конкретные формы, начиная с 11 сентября, были уже использованы кампанией Буша и Республиканской партией, чтобы произвести успешный избирательный coup d'etat (государственный переворот).

За девять дней до того, как Верховный суд США решением 5 голосов против 4 остановил подсчет спорных голосов в решающем штате Флорида и тем самым вручил победу в выборах Бушу, председатель редакции Мирового Социалистического Веб Сайта Дэвид Норт подвел итог основным проблемам избирательного кризиса в докладе на открытом собрании в Сиднее, Австралия [Уроки истории: Выборы 2000 г. и новый «непримиримый конфликт»]. В этом докладе он сказал:

«Решение суда покажет, как далеко готов зайти правящий класс Америки в отходе от традиционных норм буржуазной демократии и конституционных законов. Готов ли он санкционировать фальсификацию голосования и подавление воли избирателей и посадить в Белый дом кандидата, который пришел к этому посту путем явно нелегальных и антидемократических методов?»

12 декабря 2000 года Верховный суд США именно так и поступил. Пять республиканских судей правых убеждений, не избранных и не несущих ответственности перед американским народом, приняли решение, попирающее демократические права и игнорирующее любые законодательные или конституционные сомнения в его правильности. Это решение было принято судом, большинство членов которого применяло в прошлом формулы «права штатов» и «судебное ограничение» для того, чтобы уменьшить власть правительства США по проведению в жизнь законов, защищающих права рабочих и различных меньшинств. Но когда встала проблема: какими соображениями руководствоваться при вынесении решения об оспариваемых результатах выборов во Флориде — потребностью выразить волю электората или стремлением наиболее правого крыла правящей элиты посадить своего человека в Белом доме — Верховный суд вмешался во внутренние дела Флориды и совершил экстраординарное действие, отменяющее решение высшего суда штата.

Верховный суд Флориды отверг попытку республиканской администрации этого штата, возглавляемой губернатором Джебом Бушем, утвердить Джорджа У. Буша, брата губернатора, победителем предвыборной борьбы за пост президента на основе разницы в несколько сотен голосов. Республиканские избирательные должностные лица обеспечили Бушу надежную защиту, блокируя или игнорируя данные ручных подсчетов тысяч избирательных бюллетеней, в которых не оказывалось предпочтения нужному президенту. (Такие ручные подсчеты предусмотрены законом Флориды и большинством других штатов как средство для решения вопроса при спорных итогах выборов). Верховный суд Флориды потребовал, чтобы неподсчитанные избирательные бюллетени были подсчитаны.

Принимая такое решение, судьи из Флориды взывали к основным демократическим принципам народного суверенитета и праву участвовать в голосовании. Они заявили: «Право избирать — исключительное право, содержащееся в Декларации прав [Флориды], поскольку без этой основной свободы все другие будут умалены».

Антонин Скалия, выразитель идеологии крайнего правого крыла в Верховном суде США, устроил разнос суду Флориды за сохранение этих демократических принципов. Основываясь на реакционной интерпретации Конституции США, этот человек, занимающий пост, который является одним из воплощений американской юриспруденции со времен Гражданской войны, заявил, что американские граждане не имеют никакого конституционного права голосовать за президента Соединенных Штатов. Это явное отрицание права голоса стало основой для решения, принятого 12 декабря, благодаря которому Джордж Буш утвердился в Белом доме путем отказа в праве голоса тысячам граждан Флориды.

На следующий день демократический кандидат Эл Гор произнес малодушную речь, в которой он пошел на уступки, приравняв нападение суда на право голоса к «норме закона» и призывая всех американцев сплотиться за спиной «избранного президента».

Двумя месяцами позже в своем докладе во время международной школы в Сиднее член редакции МСВС Бэрри Грей подвел итог выборам 2000 года [«Всемирно-историческое значение политического кризиса в Соединенных Штатах»]:

«Выборы 2000 года в Соединенных Штатах являются историческим водоразделом. Они знаменуют окончательный разрыв с формами и традициями американской демократии... Несмотря на попытки средств информации и политической элиты — либералов в не меньшей степени, чем консерваторов, — оставить без внимания события ноября и декабря 2000 г. и "идти дальше", как будто бы не произошло ничего обладающего огромным значением, Америка изменилась принципиальным образом, и ничто не будет отныне таким же, как раньше, ни в Соединенных Штатах, ни в мире».

Далее Грей сказал: «Соединенные Штаты не превратились в диктатуру. Однако правящая элита этой страны встала на путь, который должен привести либо к авторитарному правлению фашистского типа, либо к социальной революции».

Политические войны 1990-х годов

Избирательный кризис 2000 года довел до точки кипения ожесточенный конфликт по поводу политики и стратегии, который назревал внутри правящей элиты США в течение предыдущего десятилетия. Значительная часть корпоративного и политического истеблишмента никогда не считала законной администрацию Клинтона-Гора. Несмотря на усилия Клинтона снискать доверие правых республиканцев и приспособиться к их социальной повестке дня, мощные силы внутри финансовых и корпоративных кругов видели в его администрации отступление от агрессивной антирабочей политики и защиты интересов бизнеса, которые проводил Рейган и старший Джордж Буш. Они сильно возмущались символическими жестами Клинтона, которые он делал в сторону необходимости проведения социальных реформ.

Вопросы, стоящие в повестке дня этой группы правящего класса, сегодня находят выражение в откровенном милитаризме администрации Буша и в ее фронтальном наступлении на демократические права. По сути, задачи этой части правящего класса состоят в снятии любых ограничений — законодательных, политических и моральных — для накопления частных состояний и получения прибыли.

Эти силы пытались снять Клинтона с его должности, поддерживая ряд скандалов и провокаций, которые в итоге завершились импичментом и судом Сената над президентом-демократом. Методы, которые они использовали — заговор, провокация, уничтожение репутации — уже сами по себе говорят о разрыве с буржуазной законностью и традиционными демократическими нормами.

Такие «грязные махинации» всегда были характерным modus operandi [образом действия] тех фашистских тенденций, которые получили доминирующее влияние в Республиканской партии. Будучи когда-то партией умеренного консерватизма и имея социальную опору в сельской и провинциальной Америке, эта партия перешла на политический фланг, объединяющий правых христиан, военное лобби, фанатиков борьбы против абортов и элементы военизированных формирований.

На выборах 1994 года правые республиканцы, руководимые республиканцем от Джорджии Ньютом Гингричем, получили контроль над обеими палатами Конгресса. Гингрич и компания пытались в конце 1995 и начале 1996 годов навязать свою реакционную социальную программу и ослабить федеральное правительство. Клинтону удалось обратить народный гнев себе на пользу и в 1996 году добиться своего переизбрания.

Этот опыт убедил влиятельные слои правящей элиты, что они не в состоянии преодолеть народное сопротивление их политике традиционными парламентскими и демократическими средствами. Они попробовали изгнать дважды избранного президента посредством псевдо-юридического хода. Группы христианских фундаменталистов, ведущие правых «ток-шоу», республиканские адвокаты и судьи, а также их союзники в высших эшелонах средств массовой информации — все это сообщество объединилось вокруг республиканского Конгресса и Независимого Прокурора Кеннета Старра с тем, чтобы унизить Клинтона, дестабилизировать его правительство и в конечном счете низвергнуть его. Таково происхождение иска Паулы Джонс о сексуальных домогательствах и скандала с Моникой Левински.

Правые республиканцы действовали с полным пренебрежением к мнению народа, которое было очень оппозиционно настроено по отношению к попыткам использования сексуального скандала для смещения избранного президента. Выборы 1998 года в палату Представителей Конгресса стали политическим ударом по республиканцам, чье большинство в палате Представителей было подавляющим. Гингрич был вынужден уйти с поста спикера Палаты и вскоре оставил место конгрессмена, однако отношение масс к импичменту, отразившееся на результатах выборов, только укрепило убеждение правого крыла в том, что придется применить внепарламентские и псевдо-юридические меры для того, чтобы достигнуть такого результата. Республиканцы возобновили свою попытку произвести переворот, и в следующем месяце палата Представителей фракционным голосованием подвергла Клинтона импичменту — первому импичменту когда-либо избранного президента.

В конце концов нарастающий гнев большей части населения заставил правящую элиту отступить, и Сенат оправдал Клинтона. Но это новое поражение только подлило масла в огонь и привело правых республиканцев в бешенство. Поддерживаемые наиболее влиятельными слоями корпоративной олигархии, они рассчитывали получить контроль над всеми рычагами политической власти, захватив Белый дом в 2000 году. В качестве своего знаменосца они выбрали политическое и интеллектуальное ничтожество (cipher), имеющее связи с большим нефтяным бизнесом, которое обладало преимуществом признанного имени, придерживалось в общем правых взглядов и на которое можно было бы рассчитывать при осуществлении предписаний его спонсоров с Уолл-Стрит и из промышленников США.

Для республиканцев выборы 2000 года были последним удобным случаем для достижения их целей. Они рассматривали эти выборы как возможность выхода из той социальной и политической ситуации, которая складывалась против них. 90-е годы показали, что не существовало никакой массовой поддержки их социальной программе. По мере приближения дня выборов становилось все более ясно, что бум фондового рынка предыдущих двух десятилетий, который сыграл огромную роль в привлечении к республиканской партии голосов избирателей из слоев богатых нуворишей, заканчивается. Социальные и политические последствия рецессии, в условиях потрясающего роста социального неравенства и распадающейся системы социальной безопасности, были непредсказуемы.

Республиканцы увидели страну, которая в демографическом и социальном отношении двигалась — с точки зрения объективных тенденций — против них. Эти силы решили применить любые средства, чтобы занять Белый дом и использовать свой контроль над судебной властью и Конгрессом для того, чтобы отразить возрастающую угрозу со стороны масс.

В ходе избирательной борьбы во Флориде, продолжавшейся пять недель и закончившейся вмешательством Верховного суда США, Республиканская партия организовала массированное давление на избирательных должностных лиц округа Майами-Дэйд. Цель состояла в том, чтобы довести до их сознания, что они должны остановить пересчет спорных избирательных бюллетеней. Республиканская партия обратилась к вооруженным силам США с призывом выступить против пересчета, что было одобрено демократами и санкционировано Верховным судом Флориды. Она стремилась подтолкнуть фашиствующих правых к безумным выходкам, используя механизм «большой лжи» для того, чтобы обвинить демократов именно в том, что делала она сама — в краже выборов.

Республиканская администрация во Флориде неоднократно пыталась вмешаться в процедуру ручного пересчета голосов в трех наиболее симпатизирующих демократам южных округах и прервать эту процедуру. В то же время контролируемые республиканцами административные структуры штата при поддержке должностных лиц предвыборного штаба Буша и главы Верховного суда Скалии готовились к тому, чтобы выдвинуть свою собственную команду настроенных в пользу Буша выборщиков в том случае, если бы усилия республиканцев, направленные на остановку пересчета голосов, потерпели бы неудачу и Гор был бы объявлен победителем.

Социальная поляризация и классовые антагонизмы

В основе электорального кризиса и отказа от соблюдения демократических норм лежит то, что составляет наиболее существенную особенность современной американской жизни. Имеющая огромное революционное значение, эта особенность полностью проходит мимо политического внимания «власть имущих». Речь идет о растущем социальном неравенстве, которое сделало США самым социально поляризованными обществом из всех развитых капиталистических стран.

Рост социального неравенства за прошедшие двадцать лет сопровождался также и другими далеко идущими изменениями в социальной структуре Америки. Они подталкивались на самом базовом уровне масштабными изменениями в мировой экономике — получившими наименование «глобализации», — которые связаны с революционными достижениями в области развития компьютеров и информационных технологий в последние десятилетия ХХ века.

Соединенные Штаты подверглись процессу пролетаризации, когда значительная часть тех, кто традиционно рассматривался в качестве среднего класса — белые воротнички, профессионалы, мелкие фермеры, владельцы небольших магазинов — оказались вытолкнутыми в разряд американских наемных работников. Так как численность рабочего класса выросла, социальный вес среднего класса уменьшился. Строго говоря, Соединенным Штатам сегодня более чем когда-либо за послевоенный период свойственна поляризация между рабочим классом и буржуазией. При этом численность среднего класса, который мог бы служить основой парламентарной демократии и политической стабильности, значительно уменьшилась.

В то же самое время с возрастанием веса мировой экономики и мирового рынка в обществе усилились центробежные тенденции, в том числе внутри правящего класса, где издавна упрочившиеся «шестьдесят семейств» по крайней мере частично были вытеснены новыми могущественными выскочками, которые баснословно обогатились в условиях быстрых технологических изменений и необузданных финансовых спекуляций.

Эти изменения в фундаменте общества нашли свое отражение в политической надстройке, где политический консенсус (всеобщее согласие) внутри истеблишмента уступил место жестокой войне, а вся политическая система все более и более отдаляется и отчуждается от народных масс. Поскольку ось буржуазной политики качнулась вправо, социальная основа обеих партий сжалась, а политический аппарат стал напоминать перевернутую пирамиду, будучи при этом коррумпированным, окостеневшим и глубоко неустойчивым.

Как отметил Дэвид Норт в своей лекции в Сиднее 3 декабря 2000 года, «взаимосвязь между политическими формами и классовой структурой общества имеет сложный диалектический характер. Однако, в конечном итоге, приходит время, когда степень общественного напряжения, вызванная буйно разросшимся социальным неравенством, не может сохраняться внутри традиционных демократических форм. Американское общество достигло этого уровня».

Характерные особенности администрации Буша

Каким бы ужасающим и трагическим ни было событие 11 сентября, не оно явилось причиной последовавшего после этого масштабного наступления на демократические права. Действительно, темные обстоятельства, которые окружают террористический захват самолетов, остаются не проясненными. Каким образом группа предполагаемых арабских террористов могла организовать и выполнить такое сложное нападение на стратегические центры американской экономической и военной мощи без того, чтобы не оказаться обнаруженной или блокированной американскими разведслужбами?

Что является ясным, однако, так это то, что администрация Буша воспользовалась событием 11 сентября для того, чтобы осуществить репрессивные меры, которые давно уже составляли центральную часть реакционной повестки дня правых республиканцев. Более того, можно сказать, что атмосфера беспокойства и гнева, вызванная террористическими атаками, позволила администрации Буша перейти к этим мерам более стремительно, чем это можно было ранее ожидать. Однако нападение на демократические права, развернувшееся в продолжение последних двух месяцев, можно было предвидеть уже заранее. Это было видно уже по тем антидемократическим методам, благодаря которым Буш оказался у власти.

Правительство, которое пришло к власти путем мошенничества и узурпации, вынуждено и управлять теми же самыми средствами. Оно является, строго говоря, правительством провокаций и насильственных ухищрений, не имеющим демократического мандата и не обладающим конституционной законностью. Не имея серьезной массовой поддержки и столкнувшись лицом к лицу с углубляющимся экономическим и социальным кризисом, администрация Буша неизбежно будет прибегать к репрессиям и насилию для того, чтобы защитить себя от угрозы сопротивления низов.

Необходимо прямо сказать: люди, которые стоят во главе правительства США — те же самые гангстеры, которые украли результаты выборов 2000 года. Почему нельзя предположить, что, получив такой шанс, они не используют его для того, чтобы демонтировать конституционные гарантии и уничтожить гражданские свободы?

Беглый взгляд на ведущие фигуры администрации Буша подтверждает эту оценку. Они представляют собой сочетание военных должностных лиц и ветеранов администраций Рейгана и Буша-старшего, большинство из которых стали мультимиллионерами, превратив свои политические связи в прибыльные посты в таких отраслях промышленности, как нефтедобывающая и фармацевтическая. Одной из таких известных фигур является генеральный прокурор (Solicitor General) Теодор Олсон. Он был одним из наиболее активных участником заговора против Клинтона в 1990-е годы. Другая фигура — американский представитель в Организации Объединенных наций Джон Негропонте, который близко работал с лидерами эскадронов смерти и военными убийцами в Центральной Америке, занимая во время тайных войн Вашингтона в 1980-е годы пост американского посла в Гондурасе.

За несколько дней до того, как Верховный суд вмешался в ход избирательной кампании, чтобы остановить пересчет голосов во Флориде, Эл Гор произнес речь, которая была передана по национальному телевидению. Это был один из редких случаев, когда кандидат Демократической партии непосредственно коснулся вопроса о принципиальных проблемах демократических прав в связи с угрозой избирательного кризиса. Гор поднял совершенно законный вопрос: «Если мы проигнорируем голоса тысяч избирателей во Флориде на этих выборах, как можете Вы или другой американец быть уверены, что ваш голос не будет проигнорирован на будущих выборах?»

В свете недавних событий, вопрос должен быть перефразирован следующим образом: может ли любой американец быть уверенным в том, что следующие выборы состоятся? Те, кто готов отклонить такую постановку вопроса как неправдоподобную, должны вспомнить, что только в прошлом месяце мэр Нью-Йорка предложил, чтобы, в интересах доведения «войны против терроризма» до конца, городские муниципальные выборы были отложены, а ему было бы разрешено остаться в должности после истечения своего срока. Это вопиющее неконституционное предложение получило значительную поддержку финансового и политического истэблишмента, а также национальных и местных средств массовой информации.

Рабочий класс и защита демократических прав

Необходимо сделать ясное предупреждение: у американского рабочего класса отбирают его основные демократические права. Эта атака в значительной степени происходит за спинами американцев. Причина этого кроется не просто в интригах правого крыла политической клики, которая украла выборы 2000 года и теперь управляет правительством. В гораздо большей степени она коренится в противоречиях капиталистической системы, социальное устройство которой неспособно удовлетворить основные потребности широкой массы людей. Тот факт, что атака на демократические права является органическим продуктом самой экономической системы, подтверждается отказом любой из политических сил, защищающих систему — буржуазных партий, профсоюзной бюрократии, судов, средств массовой информации, — выступить против этой атаки.

Выборы 2000 года показали, что не существует более никаких сколько-нибудь значительных сил внутри корпоративного и политического истэблишмента для защиты демократических прав. Мощные и политически доминирующие слои правящей элиты расстались с желанием соблюдать демократические процедуры. Внутри либеральных слоев истэблишмента, которые давно отказались от каких-либо обязательств по проведению социальных реформ или уменьшению экономического неравенства, преобладающей позицией является такая, которая сочетает в себе трусость и безразличие. Нерешительный и примирительный ответ демократов на воровство выборов окончательно продемонстрировал, что движения масс они боятся в гораздо большей степени, нежели фашистских методов и целей правых республиканцев.

Единственной социальной силой, которая имеет действительный интерес в поддержке демократических прав и остается искренне преданной их защите — это рабочий класс. Но он может подготовлять и вести необходимую борьбу, только освобождаясь от политического господства партий и представителей капиталистической правящей элиты.

Выборы 2000 года открыли новую главу в американской истории, когда классовые противоречия, затрагивающие все аспекты социальной жизни, но вычеркнутые из официальной политики и дискуссий, неумолимо выдвинулись вперед.

Великие социальные битвы стоят на повестке дня. Решающим является вопрос об усвоении наиболее сознательными и отважными слоями рабочих, студентов и интеллигентов политических уроков, вытекающих из опыта предыдущего столетия. Среди них — выборы 2000 года.

Партия Социалистического Равенства и ее политический орган, Мировой Социалистический Веб Сайт, дают исторический и политический анализ, который позволит этим слоям сделать соответствующие выводы, исходя из опыта многих поколений борьбы за демократические права и социальное равенство, и построить независимую массовую партию рабочего класса, основанную на программе международного социализма.

Смотри также:
Федеральное послание американского президента — Буш объявляет миру войну
(18 февраля 2002 г.)
Домашняя война Буша — Ползучий государственный переворот
( 21 ноября 2001 г.)
Демократические права в Америке — первая жертва войны Буша против террора
( 25 сентября 2001 г.)
Уроки истории - Выборы 2000 г. и новый «непримиримый конфликт»
( 15 января 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site