World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Международные события

Версия для распечатки

Почему администрация Буша хочет войны?

Заявление редакционной коллегии МСВС
20 сентября 2001 г.

Нижеследующий документ был опубликован на английской странице МСВС 14 сентября 2001 г.

Перед лицом истерических призывов к войне, раздающихся со стороны американского правительства и контролируемой государством прессы, не знающей стыда, необходимо более, чем когда-либо, сохранять не только хладнокровие, но также способность думать, анализировать, рассуждать. Вполне понятна горечь по поводу ужасных потерь человеческих жизней 11 сентября. Но сочувствие к жертвам, их семьям и друзьям не должно ослеплять кого-либо в отношении того факта, что могущественные слои американских правящих элит рассматривают эту трагедию как благоприятную возможность осуществить воинственные планы, которые вынашивались более десяти лет.

Современные войны нуждаются в casus belli [повод к войне], который можно представить массам в качестве достаточного оправдания для начала военных действий. Каждая крупная война, в которой принимали участие Соединенные Штаты с тех пор, как они стали ведущей империалистической державой — начиная с Испано-американской войны в 1898 году и до Балканской войны в 1999 года — нуждалась в катастрофическом событии, разжигающим общественное мнение.

Но каким бы ни оказывалась природа этих первоначальных происшествий, они никогда еще, в свете холодного исторического анализа, не являлись настоящими причинами последовавших за ними войн. Наоборот, действительное решение начать войну, — хотя и облегченное переменами в общественном мнении в результате этого casus belli — во всех случаях вырастало из более фундаментальных противоречий, заложенных в стратегических и экономических интересах правящей элиты.

«Война — как выразился Клаузевиц в своем крылатом афоризме, — является продолжением политики иными средствами». В сущности, это значит, что война является средством, при помощи которого правительства пытаются добиться политических результатов, которые недостижимы мирным путем. У нас нет никаких причин полагать, что этот фундаментальный вывод не применим к событиям, которые разворачиваются после угонов самолетов и разрушений прошлого вторника.

Нападения на Всемирный Торговый Центр и Пентагон рассматриваются в качестве возможности для достижения далеко идущих политических планов, вынашиваемых наиболее правыми элементами правящей элиты в течение ряда лет. Всего за день после начала этих нападений, даже до обнаружения каких-либо сведений об источнике атак или размеров заговора, правительство и пресса развязали скоординированную кампанию, согласно которой Америка находится в состоянии войны и американский народ должен примириться со всеми последствиями военного положения.

Меры, которые предлагаются теперь — неограниченные военные действия американских войск за рубежом и крутые меры против диссидентов внутри страны — подготовлялись уже давно. Перед правящей элитой Соединенных Штатов раньше стояли затруднения в исполнении этих мер: отсутствие значительной поддержки в американском народе и отпор со стороны империалистических соперников в Европе и Азии.

Но теперь правительство Буша решило использовать общественные настроения шока и отвращения, вызванные событиями 11 сентября, чтобы продвинуть глобальные экономические и стратегические цели американского империализма. Буш заполучил поддержку со стороны пошлой прессы и Демократической партии, вполне готовых отбросить даже видимость сопротивления правым республиканцам.

В четверг Буш именно так и выразился, заявив, что позавчерашнее зверство дало «возможность начать войну против терроризма». Он продолжил, сказав, что проведение этой войны станет в центре действий его правительства. Такое проявление бесстыдного милитаризма было бы невозможным до 11 сентября, но нападение на Всемирный Торговый центр, выражаясь терминами империалистической real politik [«реальной политики»], создало новые факты.

Даже не начав серьезного расследования, не говоря уже о том, чтобы дать объяснение весьма странным обстоятельствам, сопровождавшим террористические атаки на Нью-Йорк и Вашингтон, администрация Буша и масс-медиа провозгласили начало открытой войны как единственно возможный ответ на эти события. И это еще до того, как правительство удостоверило политическую личность террористов или ответило на серьезные вопросы о том, как такой сложный план — видимо в нем принимали участие десятки заговорщиков внутри Соединенных Штатов — мог быть проведен под носом у ФБР, ЦРУ и других подобных спецслужб.

Ни Федеральное управление авиации, ни руководство Военно-воздушных сил, ни ФБР не объяснили, почему не была объявлена тревога, почему провалились попытки перехватить угнанные самолеты, которые изменили направление полета и направились в сторону нервных центров финансового и военного истэблишмента США.

Несмотря на все изъявления сожаления и сочувствия, нападения на Всемирный Торговый центр и Пентагон оказались как нельзя более своевременными и удобными для администрации Буша. Когда Джордж В. Буш проснулся рано утром 11 сентября, он руководил правительством в кризисном положении. Придя к власти на основе мошенничества и воровства бюллетеней избирателей, он и его правительство рассматривались миллионами людей в США и во всем мире в качестве нелигитимных.

Даже та узкая социальная база, на которую вначале опиралась его администрация, быстро испарялась на фоне углубляющегося хозяйственного спада в Америке и в других странах. Будучи неспособной выдвинуть какой-либо план действий по борьбе с безработицей, катастрофическим падением акций на бирже, стоя перед лицом критики со всех сторон по поводу исчезновения бюджетных излишков и отказа от своего обещания не расходовать фонды социального обеспечения, правительство Буша показывало признаки внутреннего разложения и замешательства.

За три недели до этого, 20 августа, газета New York Times напечатала на первой странице статью, выражавшую опасения внутри правящих кругов, что мировой капитализм погружается в глобальную рецессию огромных масштабов: «Мировое хозяйство, которое лишь в прошлом году росло бешеными темпами, замедлилось до скорости улитки, а Соединенные Штаты, Европа, Япония и некоторые важнейшие развивающиеся страны проходят редкую полосу одновременного спада».

Times продолжала: «Последние хозяйственные цифры со всего мира показывают, что многие региональные экономические державы — Италия и Германия, Мексика и Бразилия, Япония и Сингапур — оказались в хозяйственном застое. Это значит, что бесплодны ожидания на то, что рост в других странах поможет компенсировать торможение в Соединенных Штатах... Многие специалисты говорят, что мировая система чувствует экономический whiplash [шок, когда автомобиль при аварии внезапно останавливается, а голова по инерции продолжает двигаться вперед и шея пассажира страдает от удара — пер.]. Темпы роста останавливаются быстрее и в большем числе ведущих стран, чем когда-либо со времени нефтяного шока 1973 года. Но в этот раз нет какого-либо одного фактора, который мог бы объяснить такую обширную слабость, и некоторые экономисты полагают, что исцеление произойдет не скоро».

«Мы перешли от бума до спада быстрее, чем когда-либо со времени нефтяного шока — сказал Стивен С. Роуч, главный экономист нью-йоркского инвестиционного банка Morgan Stanley. — Когда вы с таким визгом тормозите, то кажется, что ваша голова пробила смотровое стекло».

Газета Times издевательски описала реакцию правительства Буша на надвигающийся кризис: «Администрация Буша все еще пытается навести лоск на эту картину». С нескрываемым скептицизмом газета передала оптимистические прогнозы Белого дома по поводу резкого подъема американского хозяйства в конце этого или в начале будущего года.

В тот же самый день Times писала, что автомобильная компания «Форд» готовится объявить новый раунд сокращений, и передала слова директора «Форда» Джека Нассера, сказавшего, что «мы не видим ни одного фактора, который мог бы возродить экономику» в последующий год-полтора.

Газета Wall Stree Journal высказала своим читателям подобную же пессимистическую оценку: «Почти год после начала спада в сфере высоких технологий и в промышленности многие из других столпов, на которых покоится хозяйство, тоже начинают слабеть. Коммерческие предприятия, которые сократили расходы на оборудование и программное обеспечение в конце прошлого года, сейчас делают то же самое в отношении деловой и промышленной недвижимости...»

«Продажа автомобилей, которая, благодаря щедрым поощрениям покупок и низким ставкам по ссудам, была удивительно здоровой в течение всего года, сейчас начинает сокращаться... Начиная с апреля, большинство промышленных групп, за которыми наблюдает департамент труда, сокращали число рабочих... В строительстве между мартом и июлем была сокращена 61 тысяча рабочих; это наиболее явный показатель распространения последствий от спада в сфере высоких технологий и промышленности».

Упаднические настроения в деловых кругах достигли панического уровня в прошлую пятницу, когда отчет, опубликованный Департаментом труда, отметил рост уровня безработицы с 4,5% до 4,9% в продолжение всего одного месяца. Поскольку сокращения затронули все секторы хозяйства, в августе был уничтожен почти миллион рабочих мест. Перед лицом неминуемого спада на потребительском рынке инвесторы поторопились избавиться от своих биржевых акций. Промышленный показатель Dow Jones упал на 230 пунктов, и скатился до уровня ниже 10,000.

Этот хозяйственный кризис усугубил множество проблем во внешней политике, вставших перед правительством Буша. Политика Вашингтона в Ираке трещала по всем швам: режим санкций разваливался на глазах, и США стояли перед лицом прямого сопротивления со стороны Франции, Германии, России и Китая по отношению к планам американцев сохранить санкции и ужесточить свою вендетту против Саддама Хуссейна. В этом и в ряде других вопросов Соединенные Штаты не смогли провести необходимые для себя резолюции в Совете Безопасности ООН и в других международных организациях. Соединенные Штаты находятся в прямом конфликте с большинством своих номинальных союзников по целому ряду других вопросов: ракетная оборона, глобальное потепление, международный криминальный суд.

Рост общественного недовольства и антикапиталистических настроений выразился в волне демонстраций против глобализации. Эти протесты показали крайнюю изолированность правительств всех ведущих держав и растущее народное недовольство правой политикой этих государств, политикой, которая прежде всего идентифицируется с администрацией Буша.

Но сразу же после террористических атак 11 сентября администрация Буша с помощью циничной и хитрой кампании в масс-медиа начала разжигать патриотическую военную лихорадку, которая позволит ей преодолеть, хотя бы временно, ее сиюминутные проблемы, и создаст условия для глубоких и долговременных изменений во внешней и внутренней политике.

Во имя национального единства Демократическая партия предоставила Бушу карт-бланш для начала войны, увеличения военных расходов и свертывания гражданских прав. Как метко выразился один наблюдатель, «мы будем действовать, как если бы мы имели партию национального единства. Это значит, что альтернативные голоса будут подавлены».

Газета Washington Post выразила настроения либерального истэблишмента в редакционной статье от 14 сентября, призвав к ограничению демократических и гражданских свобод. Под заголовком «Новые правила» статья заявила: «Если политика Америки будет по настоящему отвечать на это нападение — а мы думаем, что так и должно быть — если Соединенные Штаты примутся за трудную и продолжительную кампанию против тех, кто угрожает им, то ни политика, ни дипломатия не вернутся к старому положению... Это в первую очередь верно теперь, когда в Конгрессе и в других местах обсуждают возможности пожертвовать свободой личности, свободой передвижения или другими свободами в целях внутренней безопасности».

Десятки миллиардов долларов будут закачаны в экономику в форме военных заказов, расходов на меры безопасности и для восстановления разрушенных кварталов Нью-Йорка. Жизнеспособность того, что еще остается от системы социальной защиты — Медикэйр и государственные пенсии — не должна стоять на пути реализации сумеречной перспективы борьбы добра против зла, которую объявил Белый дом и Конгресс.

Все ограничения на действия американской военщины и на контрреволюционные заговоры ЦРУ будут сняты. В продолжение многих лет наиболее реакционные слои правящей элиты на редакционных страницах Wall Street Journal и журналов правых мозговых центров призывали покончить с «вьетнамским синдромом» и расширить неограниченное применение вооруженных сил в целях американского империализма. Теперь эти круги ожидают исполнения своей программы.

Ведущие представители обеих партий требуют упразднения президентского указа о запрете использования убийств в качестве средства проведения внешней политики. Демократы согласились проголосовать за резолюцию, дающую Белому дому фактически неограниченное право начинать военные действия против любой нации, которую обвинят в помощи или поощрении террористов. Вне всякого сомнения, Ирак будет одной из первых целей массированной бомбардировки и последующего наземного вторжения. За Ираком последуют другие страны.

Как заявил один военный в среду: «Все ограничения сняты». Министр обороны Доналд Рамсфелд сказал, что запланированные военные действия «не будут ограничены одним объектом, одним государственным или не-государственным объектом». Демократ от штата Джорджия Зелл Миллер выразил жажду крови, превалирующую в правительственных кругах, в еще более грубой форме: «Бомбите их к праотцам. Если будет побочный ущерб, ну так что ж» [collateral damage — «побочный ущерб» в американском политическом лексиконе означает убийство невинных мирных граждан во время проведения военных операций — пер.].

Сенатор Джон Маккэйн заявил, что США «не должны отказываться от любых мер, за исключением ядерного оружия». Журналист газеты New York Times Томас Фридман в статье под заголовком «Третья мировая война» отверг и это ограничение, заявив, что хотя атаки 11 сентября «были первым значительным сражением Третьей Мировой войны, они были, возможно, последним, в котором были использованы традиционые не-ядерные виды оружия».

В минуту огромного горя и обеспокоенности американскому народу говорят, что он должен согласиться с перспективой будущего, в котором его сыновья и дочери будут посланы в далекие страны, чтобы убивать и быть убитыми, чтобы воевать против не названных еще врагов. И в то же самое время американский народ должен примириться с уничтожением его демократических прав.

Народу не говорят, что американская корпоративная и финансовая элита во имя борьбы с терроризмом намерена принести смерть и уничтожение тысячам людей в попытках добиться осуществления своих старых глобальных целей. Можно ли сомневаться, что этот крестовый поход за «мир» и «стабильность» станет поводом для того, чтобы Америка крепче зажала в своих руках контроль над залежами нефти и газа на Ближнем Востоке, в Персидском Заливе и в районе Каспийского моря? За благочестивыми и патриотическими декларациями политических деятелей и газетных комментаторов проглядывают долгожданные намерения американского империализма наложить руку на новые регионы мира и установить свое мировое господство.

Смотри также:
Политические корни террористического нападения в Нью-Йорке и Вашингтоне
(14 сентября 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site