World Socialist Web Site

НА МСВС

Эти и другие сообщения и аналитические обзоры доступны
на английском языке по адресу www.wsws.org

Новости и комментарии
Социальные вопросы
История
Культура
Наука и техника
Философия
Рабочая борьба
Переписка
Трибуна читателя
Четвертый Интернационал
Архив
Что такое МСВС?
Что такое МКЧИ?

Книги

Другие языки
Английский

Немецкий
Французский
Итальянский
Испанский
Индонезийский
Польский
Чешский
Португальский
Сербохорватский
Тамильский
Турецкий
Сингальский

 

МСВС : МСВС/Р : Новости и комментарии : Северная Америка

Версия для распечатки

Демократические права в Америке — первая жертва войны Буша против террора

Редакционная коллегия МСВС
25 сентября 2001 г.

Нижеследующее заявление было опубликовано на английской странице МСВС 19 сентября 2001 г.

Генеральный прокурор США Джон Эшкрофт (Ashcroft) и директор ФБР Роберт Мюллер (Mueller) встретились 16 сентября с лидерами обеих партий в Конгрессе, чтобы добиться немедленного принятия пакета новых законов, которые могли бы дать федеральному правительству беспрецедентные по своему охвату полицейские полномочия. Эта встреча последовала через три дня после того, как через Сенат прошел «Акт о борьбе с терроризмом» 2001 года, который узаконил широкомасштабный полицейский шпионаж в Интернете.

Администрация Буша хочет получить больше власти для федеральных агентов, чтобы перехватывать телефонные сообщения предполагаемых террористов, отслеживать финансовые сделки и контролировать, задерживать и высылать иммигрантов и иностранцев. Это законодательство может также увеличить наказание осужденным за содействие террористам и отменить существующие в законодательстве ограничения относительно обвинений, связанных с терроризмом.

Новые законы подаются как необходимый ответ на атаку Всемирного Торгового центра и Пентагона, однако в совокупности они представляют собой мероприятия, реализации которых долгое время добивались ФБР, ЦРУ и другие разведывательные службы. Подобные планы неоднократно выдвигались администрацией Клинтона, но они наталкивались на сильную оппозицию на почве защиты гражданских свобод. Сегодня беспокойства такого рода отметаются во имя «войны против терроризма».

Как раз в сфере внешней политики администрация Буша воспользовалась кровавыми событиями прошлой недели, чтобы раскрыть свою реакционную программу в области внутренней политики, которая подготавливалась задолго до 11 сентября.

В продолжение двух последних десятилетий в Соединенных Штатах происходила неуклонная эрозия демократических прав: все увеличивающиеся полномочия правительственного надзора и шпионажа, растущее число случаев жестокости полиции, ускоренное использование смертной казни, огромный рост численности и распространения охранных структур. (В Соединенных Штатах существует больше полицейских и вооруженных охранников служб безопасности, чем в остальных странах промышленного мира, вместе взятых).

В политической жизни нападки на демократические права приняли форму неоднократных попыток крайне правых дестабилизировать и сокрушить администрацию Клинтона путем ряда провокаций, осуществлявшихся через средства массовой информации, которые достигли своей кульминации в деле Моники Левински и начале процедуры импичмента. Хотя правые, в конечном счете, не смогли добиться отставки дважды избранного президента, они преуспели в том, чтобы украсть результаты выборов, полученных его преемником.

Само существование администрации Буша является результатом этого длительного упадка американской демократии. Буш водворился в Белом доме, несмотря на поражение во время общенародного голосования, и после того, как большинство из пяти членов против четырех не избираемого Верховного суда постановило остановить пересчет голосов во Флориде. Ирония, обойденная молчанием в средствах массовой информации, заключается в том, что установленное таким образом правительство заявляет о начале войны в защиту «демократии» против ее врагов.

Что позволяют делать новые законы

Эшкрофт презентовал новые законы не много не мало как средства, которые приводят уголовный кодекс в соответствие с последними достижениями технологии, такими как мобильные сотовые телефоны и зашифрованные электронные послания. Однако эти меры имеют далеко идущие последствия для демократических прав.

Закон 1978 года установил тайный федеральный суд, который осуществляет надзор над запросами министерства юстиции по поводу прослушивания телефонных разговоров тех, кто подозревается в терроризме, шпионаже или саботаже. Каждая заявка на прослушивание телефонного разговора должна указывать особый телефонный номер или местоположение, чтобы быть контролируемой. По новому закону, министерство юстиции сможет направлять тайный запрос на получение контроля над всеми средствами телекоммуникации, используемыми отдельным подозреваемым. Это намного более глубоко вторгающаяся в личную жизнь человека процедура, так как она может потенциально охватывать все платные звонки по соседству, все компьютерные терминалы в публичных библиотеках или все комнаты для общения по Интернету, доступные какому-либо лицу.

Новые законы дадут расширенные полномочия Службе иммиграции и натурализации (СИН) для того, чтобы задерживать и высылать иностранцев, в некоторых случаях просто на основании голословного утверждения федеральных агентов, которое не может стать предметом какого-либо судебного разбирательства. Буш может скоро использовать 215-й параграф «Акта об иммиграции и гражданстве», который дает президенту обширную власть по ограничению высылки и въезда иностранных граждан. Ожидается, что СИН также будет добиваться осуществления закона 1996 года, санкционирующего создание компьютеризированной базы данных всех иностранных студентов, обучающихся в настоящее время в американских колледжах и университетах — более 500 тысяч человек, многие из которых прибыли в США из стран Ближнего Востока.

Предлагаемое расширение федеральных полномочий по отслеживанию и блокированию финансовых источников организаций, которые федеральное правительство определяет как «террористические», может иметь серьезные последствия для ведения законной политической деятельности. Не так много времени прошло с тех пор, как правительство США классифицировало Африканский Национальный Конгресс, Ирландскую Республиканскую армию (ИРА) и Организацию Освобождения Палестины (ООП) как террористические организации (и ООП и ИРА вполне могут попасть под такое определение снова), что подводило их политических сторонников в Соединенных Штатах под арест и осуждение за такие действия, как сбор денег для оказания помощи беженцам. Именно это произошло в начале нынешнего года в Британии со сторонниками ТОТИ [Тигры Освобождения Тамил Илама], тамильского националистического партизанского движения на Шри-Ланке.

Лидеры обеих партий в Конгрессе заявили, что сенатский Комитет по судоустройству может обсудить предложенный антитеррористический законопроект, когда Сенат вновь соберется в четверг, даже несмотря на то, что министерство юстиции еще не подготовило окончательный вариант этого закона. Представитель сенатора-демократа Патрика Лихи (Leahy), который председательствует в сенатской комиссии, сказала, что все другие дела могут быть отложены.

Либералы, заседающие в Конгрессе, такие как массачусетские демократы Барни Фрэнк (Frank) и Мартин Миган (Meehan) с энтузиазмом поддержали меры, которые резко ограничивают гражданские свободы. Миган сказал New York Times : «Я не думаю, что мы достаточно хорошо делаем работу у себя в стране, используя доступные технологии, подобные технологии лицевого распознавания (facial recognition technology). Нам следует вкладывать в это больше инвестиций. Принимая во внимание это отвратительное деяние, американцы допустят некоторые ограничения своих свобод ради обеспечения безопасности».

Шпионаж в Интернете

Действия Сената по принятию 13 сентября «Акта о борьбе с терроризмом» можно охарактеризовать только как аврал или праздничную горячку (stampede). Не было ни обсуждения, ни возражений относительно мер, предложенных сенаторами-республиканцами Оррином Хэтчем (Hatch) от Юты и Йоном Килом (Jon Kyl) от Аризоны в качестве поправки к финансовому законопроекту.

Этот законопроект расширяет полномочия ФБР и других полицейских служб в отношении шпионажа в Интернете с использованием новой технологии, известной как Carnivore [букв. - «плотоядное животное»], которая контролирует сообщения, посылаемые по электронной почте в тот момент, когда они проходят через интернет-провайдеров (Internet Service Providers).

Согласно действующему закону о прослушивании телефонных разговоров, полиция относительно легко способна добиться записи входящих и исходящих телефонных звонков, процедуры, называемой «поймать и записать», которая завершается составлением списка всех номеров телефонов, с которых звонили в определенное место или которые набирали из определенного места. Намного более высокий уровень информации должен быть собран, чтобы осуществить действительное прослушивание, которое записывает сущность телефонных переговоров.

В прошлом контроль за пересылкой сообщений по Интернету был связан более ограниченным стандартом, установленным для телефонных прослушиваний. По новому закону, контроль за Интернетом будет таким же, как процедура «поймать и записать», несмотря на то, что полученная информация будет содержать намного больше данных, чем простой список телефонных номеров, в том числе адреса электронной почты, посещаемые веб сайты и даже фразы, которые пользователи вводят в поисковые машины.

Сенатор Джадд Грегг, республиканец от штата Нью-Гемпшир, потребовал установления еще большего контроля за Интернетом, предлагая потребовать от компьютерной промышленности, чтобы она обеспечила правительство ключами для декодирования всех зашифрованных сообщений, посылаемых по электронной почте.

В то время как администрация Буша и Конгресс начинают практическое осуществление новых широкомасштабных внутренних мер шпионажа, американские масс-медиа стремятся создать необходимый политический климат посредством непрерывных заявлений, согласно которым ради борьбы с терроризмом необходимо резко ограничить гражданские права.

Ежедневные газеты, телевизионные и кабельные каналы непрерывно рисуют одну и ту же картину: как американская общественность требует ограничения своих свобод в интересах того, что в определенной степени нелепо провозглашается войной «свободы» против терроризма.

Особенно знаменательным является отношение New York Times, которая 18 сентября опубликовала ядовитую статью, предсказывающую превращение Америки в «новый тип страны, где электронная идентификация может стать нормой, за иммигрантами будут следить еще более строго, а воздушное пространство над городами, подобными Нью-Йорку и Вашингтону, может быть закрыто для всех гражданских самолетов».

Среди мер, которые, возможно, будут приняты, как предсказывала эта статья, будет национальная электронная идентификационная карта: «Такие карты с компьютерными чипами, содержащие подробную информацию о тех, кому они были выданы, будут идентифицировать своих хозяев с помощью компьютерных программ. Эти карты, соотнесенные с отпечатками пальцев или с чертами лица, могут в ближайшем будущем быть запрограммированы на разрешение или запрещение доступа через турникеты в здания или на территории. Они смогут отслеживать информацию о местоположении, финансовых сделках, уголовной истории и даже скорости вождения автомобиля на определенной автостраде в данную ночь».

Другие мероприятия могут включать жесткий контроль за иммиграцией, широкомасштабное видеонаблюдение и расширенное использование полицией кратких биографических данных личности, «возможно, включающих расовую характеристику для того, чтобы определить потенциальных террористов. Полиция может использовать такую характеристику как основу для поиска людей везде, где, по ее мнению, может иметь место терроризм».

Times приходит к следующему заключению: «Некоторые представители служб безопасности считают, что американцам следует сконцентрироваться на еще более трудных вопросах, которые, весьма вероятно, последуют вслед за проведением более плотного обеспечения безопасности аэропортов. Как только аэропорты и самолеты окажутся в большей безопасности, сказали они, страна должна будет рассмотреть вопрос о распространении ряда ограничений в других общественных местах, таких как стадионы, железнодорожные и автобусные станции, университеты, начальные школы, парки и бассейны».

В ходе процедуры импичмента 1998-1999 гг. и связанного с выборами 2000 года кризиса стало ясно, что внутри американского политического и информационного истеблишмента не существует какого-либо значимого интереса к защите демократических прав. Преобладающие слои правящей элиты враждебны по отношению к элементарной защите гражданских свобод и демократических принципов, установленных в Конституции, и рассматривают их как препятствие для осуществления глубоко непопулярной политики — политики милитаризма и войны, снятия всех ограничений на получение прибыли корпорациями, разрушения гарантированных пособий по социальному обеспечению, таких как Medicare и Social Security. Традиционные формы буржуазной демократии становятся все в возрастающей степени несовместимыми с общественной структурой, характеризуемой все большим неравенством и зияющей пропастью между политической элитой и широкими массами трудящихся. Либеральное крыло истеблишмента, в свою очередь, ведет себя по большей части совершенно безразлично, не желая и не будучи способным противостоять нападкам на демократические права.

Сегодня, после отвратительного и реакционного террористического нападения 11 сентября, глубокая эрозия демократических институтов нашла свое выражение в скороспело принятом правящей элитой решении, которому помогали средства массовой информации, действующие в качестве государственного агентства. Это решение состоит в том, чтобы ввергнуть страну в войну на неопределенный срок против точно не установленного списка врагов, резко ограничив при этом гражданские свободы без всякой общественной дискуссии или обсуждения.

Смотри также:
Почему администрация Буша хочет войны?
(20 сентября 2001 г.)
Политические корни террористического нападения в Нью-Йорке и Вашингтоне
( 14 сентября 2001 г.)

К началу страницы

МСВС ждет Ваших комментариев:



© Copyright 1999-2017,
World Socialist Web Site